издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Надёжный свет для старейшего города

ИЭСК завершила масштабную реконструкцию линии электропередачи до Киренска

Две цепи, 225 километров, стальные опоры – так можно описать ЛЭП от Усть-Кута до Киренска. Её пуск 20 марта ознаменовал завершение масштабного проекта, к реализации которого в ОАО «Иркутская электросетевая компания» приступили в 2006 году. За прошедшее время была полностью проведена реконструкция старой линии электропередачи на деревянных опорах. Фактически взамен построили новую с отпайками на другие подстанции, позволившими подать свет в несколько северных посёлков. И, конечно, существенно повысить надёжность энергоснабжения самого Киренска.

Старейший в Иркутской области город, расположенный на северо-западе региона в 650 км от областного центра, 170 км от Усть-Кута и 250 км от Северобайкальска в местности, приравненной к районам Крайнего Севера. Примерно 11,5 тысячи человек населения. Основа экономики, если использовать официальные статистические термины, – производство, передача и распределение электроэнергии, газа и воды, а также лесозаготовки и обработка древесины. Энергоснабжение города целиком и полностью зависит от линии электропередачи напряжением 110 кВ, строить которую от Усть-Кута начали в 1978 году, а завершили в 1985 году.

«Если мы получим всё необходимое, то сможем дать электроэнергию Киренскому району к 68-й годовщине Великого Октября», – цитировала по этому поводу начальника киренского участка мехколонны № 2 управления строительства «Электросетьстрой» треста «Братскгэсстрой» Юрия Зарубина «Восточно-Сибирская правда» в одном из номеров тридцатидвухлетней давности. И тут же добавляла: «Другой вопрос – готовы ли киренчане к приёму этой электроэнергии? Ведь неспроста же существует ещё один срок – конец декабря нынешнего года. Дело в том, что с подстанции энергию надо ещё перебросить на левый берег Киренги, для чего необходимо установить специальную 85-метровую переходную опору. Её-то как раз и нет: в самый последний момент стало известно, что Назаровский завод металлоконструкций не может выполнить заказ».

Минимум 15 дней без света

Кстати, об опорах. Если в случае с переходом реки они были стальными, то на всех остальных 225 км трассы ЛЭП – деревянными. Сегодня такое решение кажется как минимум нестандартным. Однако в то время, когда на севере Иркутской области планировали создать Верхне-Ленский территориально-производственный комплекс, в нём была определённая логика: оно было временным, ведь с ожидаемым строительством железной дороги и появлением новых предприятий придёт и воздушная линия более высокого класса напряжения, по всем правилам протянутая по металлическим опорам. Но то, что задумывалось как «времянка», стало постоянным. Вернее, забежим чуть-чуть вперёд, было долговременным до марта 2017 года.

– Одноцепная линия, притом деревянная, требует постоянного внимания, – рассказывает директор Северных электрических сетей ОАО «Иркутская электросетевая компания» Пётр Ковалёв. – Максимальный срок эксплуатации лиственницы составляет двадцать лет, но когда элемент из неё проработал первые шесть, необходимо производить его дефектовку и, в случае необходимости, запланировать его замену, а затем повторять эту процедуру каждые три года. Если загнивающую стойку или траверсу опоры вовремя не заменить, она в какой-то момент попросту упадёт и произойдёт авария, которая повлечёт за собой короткое замыкание и лесной пожар. Если авария всё-таки произошла, то необходимо собирать бригаду, искать повреждение и устранять его, что выливается в затраты времени и отрицательно сказывается на качестве обслуживания потребителя.

Пусть обслуживание такой ЛЭП – дело непростое, но энергетики с ним справляются на «отлично». Однако от аварий, связанных с «человеческим фактором», профессионалам этой отрасли не подвластным, не застрахован никто. Например, от того, что кто-нибудь, как в октябре 2010 года, решит пострелять из дробовика по изоляторам (в качестве наиболее вероятной причины происшествия тогда поначалу посчитали падение спиленного в охранной зоне ЛЭП дерева, но выехавшая на поиски места повреждения бригада обнаружила на одной из «гирлянд» характерные следы). Или неудачного поворота стрелы лесозаготовительного комбайна, как в январе 2015 года. В обоих случаях энергетики сработали оперативно, устранив последствия аварий настолько быстро, насколько это было возможно, а во втором лесорубы сами связались с ними и расчистили подъезд к месту работ. Но эти два инцидента лишний раз убедительно продемонстрировали все риски, заложенные в одноцепной схеме линии электропередачи.

О том, как при этом на качестве электроснабжения потребителей сказывается материал опор – дерево, – говорит другой факт. Для того чтобы заменить дефектный элемент на опоре, необходимо отключить всю ЛЭП. Когда-то ОГУЭП «Облкоммунэнерго», обеспечивающее распределение энергии в городе, компенсировало это, включая дизельные электростанции. По их количеству, кстати, Киренский район, как и три десятка лет назад, лидирует среди территорий Иркутской области – по информации из схемы и программы развития электроэнергетики региона на 2016–2020 годы, в нём действует 20 таких объектов суммарной мощностью 10,6 МВт. Но по мере удорожания солярки себестоимость генерации энергии на них существенно выросла, а степень надёжности работы самого оборудования снизилась.

Чтобы сократить выпадающие расходы государственного предприятия, которые закладываются в тарифы, на линии электропередачи «Усть-Кут – Киренск» её стали по согласованию с профильными инстанциями по мере необходимости отключать с пятницы по воскресенье. «Это продолжалось, наверное, последние лет десять, – замечает Ковалёв. – График был согласован так, чтобы работали до восьми-девяти часов вечера, потом свет включали на ночь, а в восемь-девять утра опять отключали». За год (точнее, за лето) в среднем набиралось пять таких трёхдневных циклов. То есть минимум на 15 дней с июня по начало сентября жители Киренска ежегодно оставались без электричества.

Арифметика ЛЭП

Решать эту проблему Иркутская электросетевая компания начала в 2006 году, приступив к реконструкции линии. В советские времена о лэповцах, работавших на севере Приангарья, было принято писать как о героях-первопроходцах, покоряющих неприступную природу. К тем, кто реконструировал линию от Усть-Кута до Киренска, это применимо в той же мере.

«Её трасса проходит по труднодоступной местности, по большей части покрытой тайгой, – объясняет ведущий инженер отдела капитального строительства Северных электрических сетей ИЭСК Михаил Лбов. – Она пересекает множество речек, ручьёв и болот, так что приходилось делать лежнёвые дороги». Где-то на ней оказывались сопки с большими уклонами, на которых для установки опор приходилось вырезать специальные монтажные площадки. Кроме того, нужно было выполнить переходы через Лену и Киренгу протяжённостью 945 м и 1,28 км, для которых потребовались специальные опоры на тяжёлых фундаментах и особый провод. В общей сложности, для справки, на трассе ЛЭП были установлены 642 опоры.

К этому следует добавить, что на время распутицы в мае-июне и сентябре-октябре работы приходилось практически полностью останавливать – добраться до места их проведения, а тем более доставить туда материалы и оборудование не было никакой возможности. Так что реконструкция, а фактически строительство новой двухцепной линии электропередачи на металлических опорах, стала для подрядчиков (в первую очередь ООО «Лэпстрой» из Вихоревки и ООО «Энергостроительная компания» из Братска) нетривиальной задачей.

Её решение, если брать финансовую сторону, обошлось более чем в 1,4 млрд рублей. В этой части линия «Усть-Кут – Киренск» входит если не в тройку, то в пятёрку крупнейших проектов Иркутской электросетевой компании за последние десять лет. Источник денег – собственные средства ИЭСК и, в большей степени, инвестиционная составляющая тарифа на передачу электроэнергии. Обосновать последнюю, несмотря на всю значимость объекта для «северов», было не так-то просто. Тем не менее за все десять лет, с учётом финансовых кризисов и решения федеральных властей дважды, в 2011 и 2013 годах, заморозить стоимость передачи электричества, стройка ни разу не была приостановлена. «Бывало, что корректировали объёмы работ на год, – подчёркивает Лбов. – Но остановок не было». Работы завершились весной 2017 года: 10 марта под напряжение поставили вторую цепь новой линии, а к вечеру 20 марта из схемы был исключён последний «деревянный» участок ЛЭП. Таким образом подстанции «Киренск» обеспечили первую категории надёжности энергоснабжения. А надёжность энергоснабжения города чисто математически повысилась вдвое.

При этом весь проект не ограничился одной только реконструкцией линии от Усть-Кута до Киренска. Параллельно были построены другие сетевые объекты, обеспечившие светом потребителей на севере Иркутской области. В частности, в 2009 году энергетики построили и подключили к ней подстанцию 110/6 кВ «Верхнемарково», питающую прилегающие посёлки и производственные объекты ООО «Иркутская нефтяная компания».

На подстанциях 220/110/10 кВ «Лена» (она расположена в Усть-Куте, и ЛЭП берёт начало на ней) и 110/35/10 кВ «Киренск» установили элегазовые выключатели вместо прежних масляных, заменили измерительные и силовые трансформаторы, устройства релейной защиты и автоматики. От последней в 2006–2010 годах проложили линию напряжением 35 кВ с несколькими подстанциями, благодаря которым в зону централизованного энергоснабжения были включены посёлки Чечуйск, Петропавловск, Вишняково, Юбилейный и Орлово. С учётом всех присоединённых объектов по линии электропередачи «Усть-Кут – Киренск» сегодня передаётся около 19-20 МВт мощности. Зимой нагрузка на неё возрастает до 25 МВт.

«Два всегда лучше, чем один»

Но цифрами, которые могут показаться невеликими по меркам больших городов, её огромную значимость не измеришь. Прежде всего, она заключается в кратно возросшей надёжности энергоснабжения потребителей, которые теперь будут получать электричество без «запрограммированных» перебоев. «Два всегда лучше, чем один, – заключает Ковалёв, говоря о том, как реконструкция линии повлияла на надёжность. – Большинство потребителей в Иркутской сетевой компании имеют два источника электроснабжения на головных подстанциях, и если повреждённой или находящейся в ремонте оказывается одна цепь, то вторая остаётся в работе и потребитель не страдает. И срок службы металла сильно отличается от срока службы дерева – он составляет минимум сто лет. До этого ещё никто из нас не дожил, но в Северных электрических сетях есть линии, работающие уже шестьдесят лет. Мы смотрим на коррозию и понимаем, что износ [опор] меньше одного процента – по такому прогнозу они и двести лет отработают».

 

Читайте также
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры