издательская группа
Восточно-Сибирская правда

У наркотрафика не женское лицо. Было…

«ВСП» продолжает отслеживать социальный феномен «наркозамещения». Уже давно не сенсация, что «траву» и героин медленно, но уверенно вытесняют с нелегального рынка немедицинского употребления веществ синтетические наркотики – «спайсы» и «скорости». Не новость даже то, что меняется социальный статус как наркоманов, так и распространителей и даже организаторов этого преступного сбыта. Из неблагополучных слоёв населения, из самых низов общества наркотрафик переползает в средний класс – теперь и употребляют, и распространяют «дурь» молодые люди, как правило, из благополучных, обеспеченных семей с успешными и состоявшимися родителями, имеющие высшее образование или только получающие его.

Но вот что совсем уж из рук вон – наркобизнес не только молодеет и становится респектабельнее, он ещё и пол меняет. Мы уже упоминали, что из общего количества распространителей наркотиков, попадающихся при «реализациях» наркополиции (проще говоря – при захвате организованных групп наркосбытчиков), почти половина активных участников – девушки. (В частности, об этом говорил один из оперативных сотрудников УНК ГУВД Иркутской области в нашем расследовании «Гидра» выползает из недр Интернета», «ВСП» от 7 марта 2017 года.) И вот ещё один пример, подтверждающий усугубляющуюся тенденцию, – в задержанной этой весной региональной сети одного из интернет-магазинов, торговавшего синтетическими наркотиками, такая организованная группа на три четверти состояла из милых девиц. Ровно на три четверти – три девушки и один парень.

Магазин в наследство

Реализация началась 17 марта. В микрорайоне Университетский Иркутска среди однотипных многоэтажек, в бетонных джунглях, молодая и симпатичная девушка вышла из ряда бесконечных подъездов к вызванному такси. Попросила открыть багажник, положила туда небольшую сумку, села в салон, улыбнулась водителю и скомандовала: «В Братск!» В это момент внезапно, словно из-под машины вынырнули, такси окружили бойцы спецназа. Водитель очумело вертел башкой, а вот девица всё поняла сразу. Она словно окаменела, смотрела прямо перед собой и решительно молчала в ответ на все вопросы сотрудников полиции. И только когда из багажника достали её сумочку и один из бойцов потянул «собачку» вдоль по «молнии», она впервые открыла рот.

– Ну всё, теперь мне… [конец], – отчётливо произнесла она…

На днях исполняется ровно год, как была расформирована ФСКН, но дела её длятся до сих пор. Одной из таких разработок было расследование деятельности онлайн-магазина «Счастливая страна» (намерено искажённый перевод с английского. – Авт.), торговавшего синтетическими наркотиками. Иркутских наркополицейских он интересовал потому, что в нашей области у него было собственное региональное представительство.

– Обычно это выглядит так: есть сайт интернет-магазина, куда заходят наркоманы. Там представлен ассортимент наркотиков. «Счастливая страна» специализировалась на веществе эн-метилэфедрон, в рознице называющемся «альфа-ПВП». На реализацию шли курительные смеси – это либо «рега», то есть реагент, из которого готовят смесь, либо «росс», то есть уже готовая к курению «рассыпуха». Были в ассортименте незнакомые нам названия, вроде «ТВ», а также не пользующиеся у местных наркоманов особым спросом «соли» под сленговым названием «меф», – объясняет оперативный сотрудник УНК ГУВД по Иркутской области. – Этот магазин работал на несколько регионов России. Одно из «региональных представительств» было у нас в области – оно распространяло наркотики по Иркутску и Братску.

Оперативники наркоконтроля, получившие разработку по интернет-магазину в наследство от ФСКН, в результате оперативно-розыскных мероприятий вышли на конкретное лицо. Лицо оказалось женского пола и студенческого возраста. Тактика и методика подобных мероприятий не раскрывается, но сотрудники осторожно объяснили, что им немного повезло: девушка сделала ошибку, благодаря которой её удалось идентифицировать как участницу преступной группы.

– Как на неё удалось выйти, мы рассказать не можем. Но можем привести пример подобных ошибок. Некоторое время назад нам удалось изобличить преступную группу распространителей наркотиков, когда один из её участников расплатился на автозаправке карточкой, которая была у нас в базе данных, – с неё выводились деньги с KIWI-кошельков. Счета анонимные, карточка была зарегистрирована анонимно, привязать движение денег за наркотики к конкретному лицу очень сложно. Мы знали, что деньги на карточку поступали от наркоманов в оплату за разовые дозы-«закладки», – рассказывает следователь Главного следственного управления ГУВД Иркутской области Екатерина Ильина. – Получив данные, что на одной из городских АЗС прошла оплата по этой карте, оперативные сотрудники приехали туда и методом отбора установили машину, на которой приехал хозяин карты. Машина оказалась зарегистрирована на его мать, а проживала мать в адресе, по которому находился оператор.

– Оператор чего?

Екатерина Андреевна укоризненно качает головой и начинает объяснять скучную, но необходимую для понимания «матчасть»…

Структура виртуальной наркоторговли

Если социализм – это учёт и контроль, то в деле распространения синтетических наркотиков царит строжайший социализм. От интернет-магазина на организации продаж работает координатор – это вершина иерархической пирамиды, организатор движения наркотрафика по регионам. Он принимает всю финансовую отчётность «с мест» и управляет распределением потоков наркоты. У него в подчинении в каждом регионе сидят три работника – оператор, кладовщик и оптовый курьер.

Основное звено, заставляющее эту цепь двигаться, – это оператор. Он не прикасается к наркотикам физически, он в виртуальном пространстве принимает заказы, получает сообщения о прошедшей оплате и после этого «продаёт адреса» – сообщает покупателям, где находится закладка с разовой дозой. Оператор инструктирует покупателей, сообщает им правила безопасности, консультирует о действии наркотиков. Оператор составляет финансовый отчёт по своему участку (как правило, это какой-то крупный город или район области) – какой объём продан и на какую сумму – и ежесуточно отправляет отчёт координатору.

При этом как координатор, так и операторы магазина чаще всего живут за пределами того региона, на который они работают, – это основное правило конспирации. Непосредственно «на земле», или «в поле», работают кладовщик и оптовый курьер. На квартире кладовщика находятся оптовые партии наркотиков для целого региона. По приказу оператора кладовщик прячет в закладку крупную партию наркотика для оптового курьера, который распространяет её на своём участке – также закладками для сети розничных курьеров, которые уже разбрасывают разовые дозы для розничных покупателей.

Главный закон совместной работы – абсолютная анонимность. Никто друг друга лично не знает. Связь – только через специальное программное обеспечение, общение – в Интернете. Передача наркотиков – через закладки. Никаких личных контактов.

Девочка, которую задержали в Университетском 17 марта, была оптовым курьером, работающим от магазина «Счастливая страна» на территории Братска. Её задержали в тот момент, когда она выходила от своего кладовщика, – непростительное нарушение конспирации, запрещающей любые личные контакты. Она не видела, что ещё одна оперативная группа зашла в подъезд сразу после того, как она из него вышла, и уже проводила обыск в квартире кладовщика, молодого парня и единственного лица мужского пола в этой группе. Учитывая переизбыток улик в квартире, кладовщик стал сотрудничать со следствием сразу.

Из сумочки, стоящей в багажнике такси, оперативники вытащили пакет почти с двумя килограммами «скорости». В квартире кладовщика нашли профессиональную лабораторию по производству этого наркотика и большое количество готового «продукта» – всего в ходе реализации было изъято около двадцати килограммов синтетических наркотиков. Одновременно в разных районах города были задержаны две девушки-операторы – одна работала по Иркутску, вторая – по Братску. Обеих задержали в момент напряжённой работы – шёл активный приём заказов от наркоманов, они едва успевали «продавать адреса». èèè

Когда оперативники вошли в квартиры, вся бухгалтерия была на экранах компьютеров.

– У нас оказалась вся документация этой группы – это пакет документов для работы, обычно он находится в файле с названием «база». Это должностная инструкция оператора – каждый член группы имеет такую разработанную инструкцию, где перечислены права, обязанности, правила безопасности, список необходимого для работы программного обеспечения, причём можно работать только на этих программах, никакой отсебятины, – объясняет майор Ильина. – Там же отчётный документ продаж по видам наркотиков – он был разбит на три периода по десять-двенадцать дней, по которым подводились итоги продаж, подсчитывался доход и платились зарплаты всем участникам цепи – от операторов до розничных сбытчиков.

Всё не так, как надо

В этой группе всё было неправильно. С парнем как раз понятно – бывший бармен, не захотел тяжело работать за небольшие деньги. Нашёл в Интернете инструкцию по синтезу «скорости», стал закупать реактивы-прекурсоры в «Счастливой стране», сам, не имея химического да и вообще высшего образования, производил грязный, но свой «альфа-ПВП», для чего оборудовал на съёмной квартире профессиональную лабораторию. История жизни короткая, плохая, но без неожиданностей – бывает и так.

А вот девчонки следователей удивили. Все из прекрасных, благополучных семей. Задержанная в такси, оптовый курьер, училась в медицинском училище, но была из династии педагогов, мама и бабушка до сих пор работали учителями. В училище была активисткой, участвовала во всех конкурсах, имела за это грамоты и награды. Одна из операторов училась в медицинском институте. Вторая была профессиональной спортсменкой и даже чемпионкой.

– Это новое поколение распространителей наркотиков – молодые люди 1990–1997 годов рождения из хороших, благополучных семей, типичный средний класс, – описывает социальный статус современного участника наркотрафика Екатерина Андреевна. – Все социально адаптированы, большинство с высшим образованием или ещё учатся в вузах. Не только они сами, но и члены их семей не судимы и никогда не попадали в поле зрения правоохранительных органов – они даже улицу на красный свет не переходили! Из них приблизительно 20% – дети состоятельных родителей, даже миллионеров. Занимаются этим от скуки, в поисках сильных эмоций, адреналина или таким образом доказывают свою самостоятельность, независимость от родителей.

Но на этом странности только начинались. Выяснилось, что магазин акцент своей деятельности делал не на областной центр, а на отдалённый северный Братск, где продажи «скорости» были в разы больше, чем в Иркутске.

– Как раз в то время, когда мы работали по этому магазину, в феврале месяце у них что-то случилось с сайтом. Вроде его взломали, увели деньги со счетов. В общем, в «Счастливой стране» была большая реорганизация, она восстанавливалась, они уволили всех операторов и вновь их набирали. И почему-то по Иркутску оборот рос очень плохо. Было примерно по двадцать клиентов в день – это очень мало. А вот «братский филиал» восстановился быстро, оброс новой клиентской базой, и девочка – оператор по Братску после задержания нам жаловалась, что не могла отойти от компьютера в туалет – так интенсивно шли продажи, – рассказывает следователь Ильина и поясняет: – Дело в том, что по должностной инструкции оператор не может самовольно прервать работу программы – она должна получить на это специальное разрешение координатора.

Оборот был таким большим и быстрым, что «девочку из такси», жительницу Иркутска, отправили в долгосрочную командировку в Братск, и она последние месяцы проживала там на съёмной квартире, раз в две недели мотаясь на такси в областной центр и обратно за оптовыми партиями наркотиков: именно одну из таких партий для города металлургов, рассчитанную на вторую половину марта, оперативники достали из багажника такси. Работа была поставлена на такой высокий профессиональный уровень, что «фирма» сама оплачивала ей и квартиру в Братске, и регулярные рейсы на такси.

Но самая большая необычность этой группы была в том, что девочки нарушили все писаные многими поколениями наркобарыг правила конспирации. Во-первых, редчайший случай: оказалось, что сразу два оператора живут на той территории, где распространяют наркотики. Во-вторых, они все были знакомы друг с другом. Одна из операторов привлекла к делу свою знакомую на должность оптового курьера. А впоследствии оказалось, что курьер была знакома ещё до всей этой истории с кладовщиком – девушка познакомилась с парнем в общей компании. И при анонимном общении кладовщика с курьером «по вопросам организации оптовых поставок» они допустили какие-то личные высказывания, по которым поняли, что знают друг друга в реальной жизни. Хотя инструкция категорически запрещала допускать выражения, идентифицирующие личность, – вплоть до того, что в электронных сообщениях запрещалось определять свой пол.

После этого оптовый курьер забирала партии для Братска не из закладок, как предписывала инструкция, а лично приезжала за ними в совершенно засекреченную квартиру кладовщика – около которой их обоих и задержали.

Сейчас следствие в самом разгаре. Все члены группы активно сотрудничают со следствием, дают изобличающие друг друга показания. Назначен ряд экспертиз. Также сейчас допрашиваются в качестве свидетелей некоторые покупатели наркотиков, чьи данные были найдены в изъятых клиентских базах данных.

– Минимум человек пятнадцать мы доставляем на допросы. Всё это очень сложно – это совершенно разные люди, от студентов до менеджеров, – рассказывает Екатерина Ильина. – Кто-то боится жён, кто-то – что узнает начальство. Объясняют своё пристрастие они по-разному – кто-то расслабиться хотел, кому-то друзья посоветовали. Кто-то пытается забыть о тяжёлых жизненных обстоятельствах. Кто-то – просто наркозависимый. Достаточно сказать, что у нас несколько раз было такое, что при расследованиях по разным группам сбытчиков у них в клиентских базах встречались данные людей, уже знакомые нам по предыдущим расследованиям.

Сейчас ситуация не выглядит страшной. Девочки отпущены под домашний арест – у суда не нашлось правовых оснований для заключения их под стражу. И только парень-кладовщик помещён в СИЗО – всё потому, что у него нет регистрации в Иркутске. Но закончиться эта история для её главных героев обещает очень плохо. Несмотря на положительные характеристики и былые достижения в спорте, учёбе и общественной жизни, по сумме криминальных свершений и в соответствии с Уголовным кодексом им может грозить наказание в виде лишения свободы вплоть до пожизненного.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector