издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Первый закон гидротехники

Как не навредить Байкалу и обеспечить Монголию водой и электричеством без новых плотин

Сооружение гидроузлов в монгольских верховьях Селенги повлияет на экосистему самой реки и Байкала, в который она впадает. Ответ на вопрос о том, в какой степени, сейчас формулируют учёные СО РАН. Их точка зрения, подтверждённая расчётами, будет представлена на общественных консультациях по техническим заданиям на экологические исследования проектов ГЭС «Шурэн» и водоотвода «Орхон – Гоби», которые состоятся в Иркутске 18 мая. Кроме того, 16 и 17 мая слушания пройдут в Слюдянке и Еланцах. В марте их уже проводили в Бурятии, и общественность республики тогда выступила однозначно против строительства любых гидротехнических сооружений в бассейне Селенги и за альтернативные варианты снабжения Монголии электроэнергией и водой.

Водосборный бассейн Байкала занимает свыше 540 тыс. кв. км и охватывает территорию не только России, но и Монголии, так что действия даже во многих километрах от берегов озера могут его затронуть. Например, учёные из Московского государственного университета в исследовании, результаты которого опубликованы в немецком журнале Catena, пришли к выводу, что добыча золота на месторождении Заамар, идущая с 1994 года, приводит к существенному повышению содержания металлов в воде Туула, притока Селенги, в маловодные периоды. «Если действующий долгосрочный тренд на снижение стока Туула и Селенги будет превалировать в будущем, повышенные концентрации металлов могут быть одним из последствий», – подчёркивают они. Их американский коллега Джон Фаррингтон в 2000 году заключил, что результатом горных работ на месторождении является снижение качества воды, которое влияет на экосистему ниже по течению. В том числе на Байкал, для которого Селенга является основным источником воды.

«Предварительные, но уже обоснованные данные»

«Несмотря на свой, казалось бы, существенный объём и огромный момент инерции, озеро Байкал – очень сложная система, многие связи внутри которой мы не знаем, – констатирует научный руководитель Иркутского научного центра СО РАН, директор Института динамики систем и теории управления имени В.М. Матросова СО РАН академик РАН Игорь Бычков. – Нарушив одну связь, мы можем получить катастрофические изменения. Это как пирамида, поставленная на вершину, которая, несмотря на свои размеры, очень неустойчива».

Строительство гидроузлов в монгольской части бассейна Селенги приведёт к существенному снижению летнего стока и повышению зимнего в его российской части. Наибольшее влияние будут оказывать ГЭС «Шурэн» на одноимённом притоке реки, а также ГЭС «Эгийн-гол» – последняя может стать самой мощной в Монголии (315 МВт) и с самой высокой плотиной (103 метра). Но эта станция не входит в программу MINIS, группа реализации которой и проводит слушания в двух регионах России. Между тем с учётом объёмов водохранилищ двух этих станций в условиях нормальной водности сток на границе с Россией в мае сократится в два раза, в июне – в пять, а с ноября по март увеличится в три-пять раз. Конечно, в устье Селенги отклонение от естественных значений будет чуть меньше, но всё равно останется ощутимым: на 15–30% меньше летом и в два-три раза больше зимой. То есть один из основных рисков – это изменение режима стока, который пока что регулируется самой природой.

Такие расчёты были проведены в ходе первого этапа работы по оценке возможного влияния планируемых к строительству гидротехнических сооружений на бассейн р. Селенги, которую сибирские учёные проводят по заданию Информационно-аналитического центра развития водохозяйственного комплекса Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Её головной исполнитель – Иркутский научный центр СО РАН, соисполнители – Институт систем энергетики имени Л.А. Мелентьева (ИСЭМ) СО РАН и Институт общей и экспериментальной биологии СО РАН. Первый этап включает в себя водохозяйственную оценку, второй – оценку возможного воздействия монгольских гидроузлов на экосистемы р. Селенги и оз. Байкал. Предварительная работа по второму этапу должна быть завершена к 30 июня 2017 года, окончательные результаты всей работы будут готовы к ноябрю. «По тем данным, которые мы получили в результате выполнения второго этапа этой работы, очевидно, что будут изменения экосистем, – отметил Игорь Бычков. – Не хотел бы забегать вперёд, но скажу, что есть предварительные оценки. Две недели назад мы провели рабочее совещание, ряд выводов уже представлен, сейчас их уточняют. Думаю, к слушаниям мы подготовим предварительные, но уже обоснованные данные по возможному влиянию изменения стока на экосистему реки Селенги и предполагаемому воздействию на озеро Байкал».

Речь об общественных консультациях по проекту технического задания на региональную экологическую оценку и оценку воздействия на окружающую среду и социальных последствий проектов по строительству ГЭС «Шурэн» и водоотвода из Орхона в Гоби. Они состоятся в Иркутске 18 мая. Ожидается, что со стороны научного сообщества в них примут участие эксперты из Лимнологического института СО РАН, Института географии имени В.Б. Сочавы СО РАН, Института земной коры СО РАН и ИСЭМ СО РАН. «Если ничего экстраординарного не произойдёт, сам буду в них участвовать как руководитель научно-исследовательской работы», – добавляет Бычков. Кроме Иркутска, 16 и 17 мая слушания пройдут в Слюдянке и Еланцах.

«Несомненно, окажут влияние»

Организация общественных консультаций – требование Всемирного банка, который кредитует проектные работы в рамках монгольской программы «Поддержка инвестиций в развитие горнорудной промышленности» (Mining Infrastructure Investment Support Project, MINIS). В её рамках, в свою очередь, предусмотрено проектирование ГЭС «Шурэн» (245 МВт) и водоотвода из Орхона в Гоби, а также ряда гидротехнических проектов масштабом поменьше. В марте слушания уже прошли в десяти районах Республики Бурятия, по территории которых протекает река, их итогом стало совещание в Улан-Удэ 31 марта. На нём подвели итог: общественность региона высказалась против строительства гидротехнических сооружений в монгольском бассейне Селенги.

Некоторые учёные из Бурятского научного центра, в свою очередь, оказались более склонными к поиску компромисса. Так, директор Байкальского института природопользования СО РАН Ендон Гармаев в качестве варианта предложил механизм квотирования водных ресурсов Селенги. Но его голос звучал в диссонанс с мнением коллег. Так, научный сотрудник лаборатории паразитологии и экологии гидробионтов Института общей и экспериментальной биологии СО РАН Дмитрий Матафонов подчеркнул, что река «является домом для более чем 650 видов живых организмов». «Это порядка 250 видов растительных организмов и более 400 видов животных организмов, на которых временные, количественные, химические и прочие изменения в стоке, несомненно, окажут влияние», – пояснил он. В их числе – сибирский омуль, подпадающий под действие международных обязательств. В частности, Конвенции по сохранению мигрирующих видов диких животных, участники которой обязаны «прилагать усилия к обеспечению незамедлительной охраны» осетровых.

По итогам общественных консультаций в Бурятии было предложено рассмотреть все возможные варианты энерго- и водоснабжения Монголии, которые не связаны с возведением плотин на притоках Селенги. Это строительство угольных ТЭС, создание АЭС или развитие альтернативной энергетики – солнечных и ветровых электростанций. Решением проблемы водоснабжения может стать гидроузел на Керулене, впадающем в Далайнор. Есть и возможность расширения экспорта электроэнергии из России (если стороны договорятся о цене) – на международной конференции «Интеграция энергосистем на евро-азиатском пространстве: перспективы развития Глобального энергетического объединения и создания Экономического пояса Шёлкового пути» генеральный директор ПАО «Россети» Олег Бударгин сообщил, что компания готова построить ЛЭП из Хакасии напряжением 500 кВ, по которой можно будет передавать до 1 ГВт.

«Есть определённая неуверенность»

«Тот факт, что монгольская сторона проводит эти слушания, а российская согласилась их провести, означает, что мы находимся на пути поиска гармоничных решений, – уверен Игорь Бычков. – Важно, чтобы лица, принимающие решения, – политики, бизнесмены, банкиры и прочие – прислушались к тому мнению, которое выскажут наука и общество. Ведь в чём заключается определённая неуверенность? Откуда в какой-то части возникает агрессивная позиция обеих сторон? Из внутреннего ощущения, что мы здесь поговорим, как когда-то на кухне, а они за нас решат по-своему. Это недоверие нужно убрать, и тогда на тех же слушаниях будет конструктивное обсуждение, а не призывы к тому, что ничего не надо строить или наоборот».

Политики, действительно, занимают подчас диаметрально противоположные позиции. Так, губернатор Иркутской области Сергей Левченко в ходе Красноярского экономического форума заявил корреспонденту агентства «Тайга.инфо», что «нужно искать варианты помощи нашему доброму соседу, а не диктовать ему что-то или запрещать». «Мы ведь очень сильно связаны – и не только Селенгой и её притоками, – подчеркнул он. – Мы связаны и многим другим, и человеческими связями. Зачем мы будем ставить вопрос так: «Нет, вы не должны строить!»? Это детский способ. Думаю, в межгосударственных отношениях такого быть не должно».

Между тем в конце марта специальный представитель президента России по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов сказал в интервью телеканалу «Россия 24»: «Я хорошо знаю эту проблему: монголы собирались гидроэлектростанцию строить на Селенге. Не будет этого». Это, помимо прочего, дало повод генеральному секретарю Национальной торгово-промышленной палаты Монголии Энэбишу Оюунтэгшу заметить в беседе с корреспондентом «МК-Байкал» во время XXVII универсальной выставки «Ворота в Азию», что Россия помешала строительству ГЭС «Эгийн-гол». Впрочем, решение на неопределённый срок отложить предоставление кредита в 1 млрд долларов на возведение гидроэлектростанции летом прошлого года принял Экспортно-импортный банк Китая. А итоги общественных консультаций Всемирный банк будет оценивать, исходя из собственной операционной политики.

В контексте

Строительство ГЭС в МНР может стать непредсказуемым фактором влияния на Байкал

Экокризис на Байкале налицо, считает доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией Иркутского Лимнологического института Олег Тимошкин. Наиболее яркие его признаки проявляются именно в прибрежной зоне, которая потенциально более всего пострадает при понижении уровня воды. По мнению Тимошкина, которое приводит портал vsp.ru, полученные за три года данные однозначно свидетельствуют о том, что определяющей причиной массового развития спирогиры в мелководной зоне является антропогенный фактор. По нарастающей идёт развитие донных сине-зелёных, продолжают болеть губки. Причины двух последних процессов пока непонятны.

– Несомненно одно: «олиготрофный организм» Байкала и так в диком стрессе, его и так лихорадит, налицо признаки серьёзного заболевания, которые не видят либо по слепоте, либо по неграмотности, либо – отрабатывая деньги спонсоров. Если добавить ещё один столь мощный и столь непредсказуемый фактор, как понижение уровня, то последствия могут также быть непредсказуемыми. Это всё равно, что больного туберкулёзом (или другим серьёзным заболеванием), в прошлом олимпийского рекордсмена (а Байкал и впрямь озеро-рекордсмен), направить на очередные Олимпийские игры без лечения, прямо с диагнозом, на установление новых олимпийских рекордов, – отмечает Тимошкин, говоря о возможном влиянии проекта строительства в Монголии ГЭС в бассейне реки Селенги, являющейся крупнейшим притоком Байкала.

В настоящее время в России проходят общественные слушания, которые касаются реализации на территории Монголии планируемых проектов – «Шурэнской ГЭС» и «Регулирования стока реки Орхон и строительства комплекса водохранилищ». Однако на этих мероприятиях ничего не говорится о планах строительства ГЭС на реке Эгийн-голе в бассейне реки Селенги.

Международная экологическая коалиция «Реки без границ» назвала демаршем, который ставит под сомнение целесообразность проведения на территории России общественных слушаний по возведению гидроэлектростанций на притоках Селенги, создание в начале апреля 2017 года государственной компании для строительства и эксплуатации ГЭС «Эгийн-гол». Как сообщается в заявлении коалиции, этот шаг демонстративно нарушает международную Конвенцию об охране всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО и двусторонние договорённости с соседями.

«Подобными действиями правительство Монголии намеренно обострило ситуацию со строительством ГЭС в бассейне крупнейшего притока Байкала во время общественных консультаций по проектам селенгинских ГЭС, – следует из заявления коалиции. – Данный шаг отчётливо демонстрирует нежелание и неготовность монгольского правительства корректировать свои решения и действия общепринятым цивилизованным способом. Очевидно, что правительство Монголии не готово воспринимать критические замечания и предложения со стороны экологов обеих стран и международного сообщества».

12 апреля на заседании правительства Монголии было принято решение о создании компании «Эгийн голын усан цахилгаан станц» – «ГЭС реки Эг». Новая компания получит сертификаты, права собственности на землю и другие необходимые правоустанавливающие и разрешающие документы, чтобы приступить к реализации проекта строительства ГЭС «Эгийн-гол».

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector