издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Игра в «нефтянку» не задалась

Большая часть владельцев иркутских нефтегазовых земель не думает приступать к реальной добыче

В Иркутской области зарегистрировано 39 владельцев больших и малых нефтегазовых участков и месторождений. Характерно, что при этом уже много лет неизменным остаётся список компаний, реально добывающих иркутскую нефть. В нём «Верхнечонскнефтегаз», ИНК и «Дулисьма», на троих добывшие в 2016 году 17,7 млн тонн нефти. В ближайшие пять лет этот шорт-лист не пополнится новыми игроками, дают неутешительный прогноз эксперты отрасли. Ведь остальные нефтяники практически не имеют разведанных запасов. Таким образом, нефтедобыча региона продолжит держаться на трёх китах. Но о стабильности и здесь говорить не приходится: после 2017 года ожидается постепенный спад добычи.

Длинный список нефтяников Иркутской области, в котором, по данным Иркутскнедра, сегодня числится 39 предприятий, периодически пополняется новыми игроками. Так, в 2016 году появилась удмуртская «УДС-Энерджи», зашедшая в Приангарье впервые и сразу на два объекта – Чечуйский и Частинский. Появился также «АтлантБурСервис», купивший Леоновский участок.

Однако кроме новичков и крупного бизнеса, который у всех на слуху («Роснефть», «Газпром», ИНК, «Дулисьма»), в общем списке владельцев нефтяных и газовых объектов сегодня значится ещё почти три десятка компаний, названия которых нигде не звучат. Ни добыча нефти, ни поиск и разведка углеводородов практически не ведутся компаниями на купленных в прежние годы участках. «ВСП» попыталась изучить этот «мёртвый» список и разобраться, из-за чего в Приангарье не развивается малая нефтянка.

Крупные, но не всегда успешные

Самыми главными недропользователями в Иркутской области, если исходить из количества лицензий, являются «Роснефть» и «Иркутская нефтяная компания». Так, у «Роснефти» в регионе сегодня 12 объектов, а у ИНК и того больше – 19. Ключевыми игроками эти компании являются и с точки зрения разведки, добычи нефти. Зато газовый монополист «Газпром» через свои дочерние общества владеет только шестью объектами в Приангарье. И, несмотря на громкое имя, пока в списках добывающих компаний Иркутской области не значится. Однако в Иркутскнедра сообщили «ВСП», что компания активно занимается геологоразведкой на своих объектах.

И если освоение гигантского Ковыктинского месторождения официально отнесено «Газпромом» на более поздние сроки, то о перспективах изучения, а главное, добычи нефти и газа на других его объектах в Иркутской области пока вообще ничего не известно.

– «Газпромнефть-Ангара» (дочка «Газпрома». – Авт.) проводит большой объём геологоразведочных и научно-исследовательских работ на Вакунайском и Игнялинском участках, – лишь коротко прокомментировали в Иркутск­недра.

Собеседник «ВСП» доктор геолого-минералогических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института земной коры Александр Поспеев называет другие проблемы, с которыми сейчас столкнулась компания на этих участках.

– «Газпромнефть» приобрела в Иркутской области объекты с очень сложной геологией – найти здесь сырьё непросто. К сожалению, песчаники, содержащие большую часть нефти на территории Иркутской области, имеют ограниченное распространение, – отметил он. – Необходимо заниматься поисками на более глубоких рифейских горизонтах в пределах краевых прогибов платформы. Это сложнее, но перспективы там есть. Правда, в Иркутской области в отличие от Красноярского края на рифее пока на них никто не работает, отношение геологов к нему здесь очень скептическое.

Среди других иркутских компаний, которые на слуху, надо отметить крупное российское предприятие «Сургутнефтегаз». С его появлением на иркутской нефтяной арене (покупал лицензии на аукционах в 2007-2008 годах) также связывались большие надежды. Увы, они до сих пор не оправданы. После сдачи нескольких лицензий обратно государству у «Сургута» осталось только три объекта в регионе, но он так и не начал здесь добычу нефти. Пока компания не имеет значимых открытий в Приангарье. Проблемы «Сургутнефтегаза» в Иркутской области отчасти могут быть связаны с подходом этой компании к ведению геологоразведки, считает Александр Поспеев.

– Работать он [«Сургутнефтегаз»] пытается с использованием стереотипов, полученных на западно-сибирских месторождениях нефти и газа. Если стратегия освоения участков просто заимствованная, например, из Тюмени, то она не будет эффективной в Восточной Сибири. В своё время так же пытались работать в Иркутской области и другие компании. Однако сейчас та же «Роснефть» выходит на сложные карбонатные участки, используя неструктурный подход. И поэтому, думаю, открытия новых месторождений у неё обязательно будут, – рассуждает эксперт.

Ещё один небезызвестный иркутский недропользователь – НК «Дулисьма». Хотя в активе компании только один нефтяной объект в Иркутской области, тем не менее уже несколько лет предприятие ведёт промышленную добычу и отправляет сырьё на экспорт.

К добыче приступать пока не думают

Остальной фонд распределённых углеводородных участков и месторождений Приангарья (всего в нём 80 объектов) сосредоточен главным образом в руках более мелких игроков. Их можно разделить на две неравные группы. В первую, меньшую, входят компании, реально занимающиеся геологоразведкой, проводящие геофизические исследования и буровые работы, что привело к открытию ряда месторождений углеводородного сырья: Левобережного и Ангаро-Ленского («Петромир»), Абайского («Иркутбургаз»), Заславского и Саянского («Када-НефтеГаз»), Тутурского («СибГаз»). Хотя сейчас все разведанные запасы этих месторождений – 8–10 млрд кубов природного газа, перспективы участков заведомо больше, считает Александр Поспеев.

Зато вторая группа – более многочисленная. Например, компания с необычным названием «ДИТЭКО», которая сегодня имеет в активе целых семь участков в Иркутской области. Подавали надежды, а ныне забыты вместе с ней – «Усть-Кут-Нефтегаз», «Киренск-Нефтегаз», «Казарки-Нефтегаз», «Авангард», «Антей», «НафтаТранс», «ВСТО-Нефтегаз» и др. Эти владельцы лицензионных участков на углеводородное сырьё Иркутской области в лучшем случае попадали в общественное поле зрения лишь однажды: в момент свершения самого события – приобретения актива в регионе.

Два предприятия владеют месторождениями природного газа, открытыми ещё в конце прошлого века, – «Братск­экогаз», некогда популярный в связи с попытками региональных властей газифицировать Братский район, и «Атов-Маг плюс», небольшими темпами разрабатывающий Атовское месторождение.

С момента приобретения отдельных лицензий прошло уже почти десять лет, так что неприятный для иркутской нефтяной отрасли факт сейчас налицо: большая часть владельцев иркутских нефтегазовых земель к добыче сырья приступать и не думает.

Многие владельцы нефтегазовых лицензий сегодня имеют просто стол, стул и компьютер. При таком положении дел не получается планировать геологоразведку, а без затрат на неё открыть месторождения просто невозможно.

– В основном происходит просто перекладывание бумаг и затягивание времени: то подготовка экологической экспертизы, то ещё какое-нибудь согласование документов, – рассказывает Александр Поспеев.

Однако массово сдавать лицензии обратно в фонд государства никто из потенциальных нефтедобытчиков пока не торопится. Как правило, предприятиям удаётся пролонгировать свои лицензионные соглашения. По информации Иркутскнедра, только в 2017 году шесть компаний (названия не разглашаются) планируют изменить условия, в частности продлить сроки проведения геологоразведки. А вернее, затянуть весь процесс освоения объекта. Не пытается отзывать лицензии у таких компаний и само государство. Единственный прецедент за 2016 год – досрочное прекращение права пользования недрами у «ДИТЭКО» в пределах Тулунского участка. Однако, по данным «ВСП», здесь имеется главным образом конфликт интересов с другим недропользователем, получившим лицензию на добычу угля.

– Крупные компании-недропользователи выполняют и перевыполняют объёмы геологоразведки, а вот их младшие коллеги по нефтянке, к сожалению, не так стабильны. Ссылаются они при этом на отсутствие инвестиций, – подтверждают в Иркутскнедра.

Таким образом, пока в списке добывающих компаний Иркутской области значатся лишь три компании – «Верхнечонскнефтегаз», ИНК и «Дулисьма» (последняя перешла в активную стадию, кстати, после смены собственника). В Иркутскнедра пока не комментируют, когда же ждать прибавления в этом списке. А по мнению доктора геолого-минералогических наук Александра Поспеева, в ближайшие четыре-пять лет вероятность того, что в нефтедобывающем секторе региональной экономики появятся новые игроки, крайне мала. Своим видением ситуации он поделился с «ВСП».

– Так устроено природой, что легкодобываемой нефти в Иркутской области уже нет. Терригенные коллекторы, на которых работают нынешние добывающие компании, заканчиваются: их просто физически нет на севере, северо-западе региона, – рассказывает Поспеев.

Газовые отягчающие обстоятельства и сложное геологическое строение

Сейчас больше половины участков из «мёртвого» списка являются газовыми и газоконденсатными. Это природное богатство и является бедой нынешних недропользователей. Газовый гордиев узел – так называет происходящее собеседник «ВСП». В отсутствие газотранспортной системы природный газ буквально «некуда девать». Локальная электрогенерация проигрывает по стоимости угольным и гидростанциям, технологии малотоннажного синтеза ещё не доведены до промышленного уровня. Поэтому дальнейшая разведка малых месторождений оказывается экономически невыгодной. Столкнулись с этой проблемой все компании, которые когда-то с такой лёгкостью совершали инвестиционные вложения и открывали малые газовые месторождения на юге Иркутской области, но дальнейшие геологоразведочные работы по большей части прекратили.

И всё же неудачливые недропользователи в основном сохраняют оптимизм и коммерческую жилку: затраченные на покупку лицензий деньги им хочется хоть когда-нибудь, да вернуть. По­этому лицензии сдаёт лишь редкий и совестливый недропользователь.

Тем временем лицензирование иркутских нефтяных объектов, хоть и прежними темпами, но продолжается. В 2017 году Иркутскнедра выставят на торги три участка: Верхнекатангский, Кочемский, Читорминский. Они изучались за счёт средств федерального бюджета, но оценка углеводородов дана по самой низкой категории Д1л – прогнозные локализованные ресурсы. От продажи трёх участков (к слову, уже безуспешно выставлявшихся в разные годы на продажу) государство рассчитывает выручить не менее 34,4 млн рублей. По идее, в результате торгов сумма может подрасти. Подрастёт ли качественный состав иркутских недропользователей по итогам этих аукционов – большой вопрос, ведь крупный бизнес пока интересуют только наиболее разведанные участки.

Пик добычи и провал геологоразведки

При таком режиме работы в Иркутской области практически не увеличивается, не растёт сырьевая база на малоразведанных землях, которые числятся за недропользователями. Погоду делают лишь крупные нефтяники. В 2016 году, как рассказали в Иркутск­недра, запасы сырья по категориям С1 и С2 выросли в Иркутской области только за счёт шести уже известных месторождений, на которых работает крупный бизнес. Прирост запасов «чёрного золота» составил по С1 – 4 млн тонн, по С2 – 7,4 млн тонн, по конденсату С1 – 5,46 млн тонн, С2 – 4,2 млн тонн. Газа в кубышке Приангарья стало больше по категории С1 – на 141,58 млрд кубометров, по С2 – на 72,3 млрд. Но и этот темп нельзя считать достаточным. Так, в 2015 году прирост извлекаемых запасов иркутской нефти оказался более солидным: по С1– 23,808 млн тонн, по С2 – 61,218 млн тонн; газа по С1 – 39,239 млрд кубов; конденсата по С1– 1,936 млн тонн, по С2 – 4,757 млн тонн.

Нефтяной экономике Иркутской области такие темпы изучения недр в будущем сулят разочарования: недостаточный прирост запасов повлияет на объёмы добычи нефти. Иными словами, кладовая истощается, а геологоразведка идёт недостаточными темпами, чтобы восполнить базу.

– Скорее всего, пик добычи нефти для Иркутской области уже состоялся в 2016 году. Добыча на максимуме. Ещё год, в лучшем случае – два, она продержится в этом объёме, а потом пойдёт на спад. При этом по С1 – основная категория, по которой можно добывать нефть, – приросты очень малы. Это тоже признак того, что мы подходим к спаду в добыче. Эта тенденция будет характерна для основных наших месторождений – Верхнечонского («Роснефть») и Ярактинского (ИНК). Нужно разведочное бурение на новых территориях, простым переводом уже известных запасов из категории С2 в С1 не обойтись, – говорит эксперт.

Крупный бизнес, владеющий лицензиями («Роснефть», «Газпром», ИНК, «Сургутнефтегаз», «Газпромнефть-Ангара», «НК Дулисьма»), всё же пытается восполнить этот ожидаемый провал и нарастить свою сырьевую базу. В 2017 году частные инвестиции на изучение иркутских недр составят 34,6 млрд руб. (в 2016 году – 21 млрд), средства пойдут на доизучение собственных объектов, рассказали в Иркутскнедра.

А вот государство бросить спасательный круг пока не желает. На поиски новых углеводородов в Иркутской области из федеральной казны преду­смотрены в 2017 году средства лишь на три потенциально перспективных объекта – на изучение Нукутской и Северо-Наканновской площадей направлено 720,4 млн руб., на Чуньско-Тетейскую площадь (она расположена частично в Красноярском крае) – 284,3 млн. В прошлом году исследования проводились на этих же объектах, сумма годовых инвестиций была практически на этом же уровне. 2017 год станет завершающим годом изучения этих объектов.

– Пока Москва не откликнулась на наше предложение увеличить средства на нефтянку в регионе. А начиная со следующего полевого сезона у АО «Иркутскгеофизика» («Росгеология»), которое занимается поисками углеводородов в рамках госзаказа, вообще нет ни одного контракта на геологоразведку в Иркутской области, – поделился информацией собеседник «ВСП».

О серьёзных вложениях в нефтегазовую геологоразведку от остальных недропользователей, которые числятся в общем списке Иркутскнедра, говорить пока вообще не приходится.

Цифры

По итогам 2016 года добыча углеводородного сырья в Иркутской области составила:

  • нефть – 17,687 млн тонн, газ – 2,782 млрд куб. метров (включая свободный газ, газ газовых шапок), газ, растворённый в нефти, – 2,656 млрд куб. метров, конденсат – 0,324 млн тонн.
  • «ВЧНГ»: нефть – 8,662 млн тонн, газ – 0,219 млрд куб. метров (включая свободный газ, газ газовых шапок), газ, растворённый в нефти, – 0,994 млрд куб. метров, конденсат – 0,008 млн тонн.
  • «ИНК» и её дочки: нефть – 7,6 млн тонн, газ – 1,112 млрд куб. метров (включая свободный газ, газ газовых шапок), газ, растворённый в нефти, – 1,3 млрд куб. метров, конденсат – 0,068 млн тонн.
  • «НК Дулисьма»: нефть – 1,288 млн тонн, газ – 1,167 млрд куб. метров (включая свободный газ, газ газовых шапок), газ, растворённый в нефти, – 0,194 млрд куб. метров, конденсат – 0,238 млн тонн.

Увеличение объёмов добычи нефти и газа в 2016 году по сравнению с 2015 годом связано с нарастающей добычей, установленной документами на разработку месторождений.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector