издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Слишком рано и слишком быстро

прошёл в Иркутске Курбан-байрам, не вызвав раздражение местного населения

Великий мусульманский праздник жертвоприношения Ид аль-Адха отметили в Иркутске 1 сентября в обстановке полной толерантности и совершенной политкорректности, говоря в современных терминах. Если проще, основная церемония – утренняя молитва, которая своей многолюдностью и перегороженностью улиц вызывает у жителей других крупных российских городов отторжение и возмущение, – в областном центре проходила так рано и была столь непродолжительной, что можно смело утверждать – её и не заметили вовсе. Сам обряд заклания барана был в этом году вынесен на окраину города, поэтому также не вызвал традиционных нареканий к «варварству в самом центре города». За тем, что происходило в «татарской слободке» Иркутска ранним утром первого дня осени, наблюдал корреспондент «ВСП».

 

Люди, идущие перед рассветом

Такси движется в предрассветных сумерках по пустым улицам Иркутска. Последний день рабочей недели не спешит начинаться – в шесть утра на тротуарах никого нет. И только при подъезде к центру становится заметна странная активность – в направлении Центрального рынка целенаправленно двигаются группы людей в национальной мусульманской одежде. Чем ближе к рынку – тем чаще встречаются компании по пять–семь человек. Они идут к мечети.

Службы такси требуют точные адреса начальной и конечной точек поездки, и машина растерянно останавливается посреди Партизанской из-за невозможности достичь поставленной цели – сворот на Горную перекрыт. Как оказалось, в профилактических целях – ради охраны общественной безопасности – движение по Карла Либкнехта и прилегающим улицам было перекрыто за квартал до мечети со всех сторон: от Софьи Перовской до Подгорной, от Уткина до Декабрьских Событий, от Горной до Партизанской.

Первый, внешний кордон оцепления – оранжевые грузовики «Спецавтохозяйства» поперёк улицы, усиленные патрульной машиной полиции, – все проходят свободно. Постовые доброжелательно отвечают на вопросы: «Мы здесь стоим с четырёх утра. Первые прихожане мечети пошли уже в полпятого».

Как пояснили в мэрии Иркутска, муфтий Фарид Мингалеев заранее подал уведомление о проведении утренней молитвы. Для проведения обряда жертвоприношения была выделена площадка по улице Полярной. Имам Фарид попросил городские власти довести до сведения населения, что с 1 по 3 сентября во всём мусульманском мире проходит празднование Курбан-байрама, начинаются мероприятия ранним утром в пятницу, в связи с чем с половины пятого до восьми утра будет перекрыт участок улицы Карла Либкнехта для утренней праздничной молитвы. Фарид хазрат Мингалеев напомнил всем мусульманам о необходимости соблюдения закона и порядка, которые будут способствовать стабильности в многообразном и многоконфессиональном сообществе Иркутска.

«Я призываю всех единоверцев соблюдать порядок в местах массового пребывания людей, а после молитвы и проповеди совершать религиозные обряды только на специально оборудованной площадке», – обратился имам Фарид к единоверцам через мэрию.

– Нам не поступали никакие претензии от местных жителей в связи с проведением праздника Курбан-байрам, – прокомментировали в пресс-службе мэрии.

– В новостях сообщалось, что в некоторых других городах родители просили перенести на другой день торжественную линейку, посвящённую Дню знаний в школах…

– Нет, в Иркутске ничего такого не было. Единственное изменение – в школе, расположенной неподалёку от мечети, торжественную линейку назначили на несколько часов позже, чтобы родители, которые везут детей в школу по Карла Либкнехта, не испытывали неудобств.

Молитва с видом на «Карамель»

Внутреннее кольцо оцепления – это непосредственно подступы к мечети. Дорогу перегораживают железные заборчики, оставляющие узкий проход: здесь проверяют ручную кладь. Это не обыск, а поверхностный осмотр – смотрят только сумки. К половине седьмого часа участок улицы перед мечетью уже плотно забит стоящими людьми. Над толпой висит нестерпимо аппетитный запах свежих лепёшек из тандыра.

 

Праздник хоть и религиозный, но без фанатизма – на тротуаре перед входом во двор мечети стоят ряды торговцев лепёшками и самсой. Мальчишка раздаёт листовки. Как оказалось, не религиозного, а рекламного содержания: «Хиджама в Иркутске, лечение по сунне, уникальный метод традиционной исламской медицины». Оказывается, хиджама – это кровопускание, совмещённое с обычными вакуумными банками родом из нашего советского детства.

Здесь же, в рядах, продают культовые принадлежности: чётки, шапочки-допу, миск – арабские мужские духи не на спирту, а на масляной основе. Особым спросом пользуется джай-намаз – цветастый молитвенный коврик по двести рублей. В начале восьмого часа толпа угрожающе густеет – люди идут со всех сторон нескончаемым потоком, несут в руках свои джайнамазы. Женщин нет. Русских нет. Цыганка, продающая лепёшки на углу Горной и Карла Либкнехта, на всякий случай сидит глубоко в кустах, оставив ароматно пахнущие коробки на тротуаре.

– На праздники приходят до семи тысяч, но это не все, – рассказывает муфтий Фарид хазрат Мингалеев. – В основном это татары и башкиры, есть представители Средней Азии – много таджиков и киргизов. Казахов и туркменов мало. Есть представители Дагестана и Чечено-Ингушетии. Очень много молодёжи. Раньше это место называлось «Татарской слободкой» – мечети уже сто двадцать лет, а построили её местные татары. Они здесь столетиями живут. Сейчас много осёдлых, много таджиков и киргизов. Представители Средней Азии – это приезжие рабочие. Но они также приходят, молятся, мы принимаем всех.

В шесть сорок, как по команде, люди на проезжей части организованно выстраиваются в несколько параллельных линий и расстилают перед собой коврики. Стоят перед ними или сидят на поребриках тротуара. Над толпой стоит тихий, деликатный гул голосов, сквозь который из мечети через динамики пробивается высокий голос имама: «Если кто-то заколет животное до намаза, это будет просто мясо для семьи, а не святая жертва»…

Около семи часов проезжая часть улицы забита полностью от угла до угла, от Ямской до Горной. Люди продолжают идти, и сотрудники полиции вынуждены отодвигать заборчики ограждения до тех пор, пока они не упираются в оранжевые грузовики, чтобы дать место для молитвы вновь прибывшим. В результате часть людей правого фланга молится, глядя вдоль Горной на розовый кубик ТРЦ «Карамель».

Одна женщина, свернувшая с Уткина и выходящая за оцепление в сторону рынка, участливо говорит другой, самонадеянно собирающейся пройти в оцепление: «Ой, голубушка, не советую. Они там так плотно на асфальте сидят – не пройдёте, поверьте моему опыту». Сотрудники полиции, стоящие во внутреннем оцеплении, рассказывают, что около полутора сотен человек собрались здесь ещё к половине пятого на утреннюю молитву и остались ждать начала праздника. В семь часов мусульмане опускаются на колени…

«Сворачивай джай-намаз, пошли домой»

– Как празднуют Курбан-байрам в Иркутске? В национальных мусульманских республиках, может быть, это выглядит более колоритно, – поясняет муфтий Фарид хазрат Мингалеев. – В Иркутске это проходит более рассредоточено. У нас люди ходят друг к другу в гости, поздравляют. В этот день можно ходить на кладбище, к родственникам – это как у русских есть родительский день. Кто совершил обряд Курбан, варит мясо, разделяет его на три части: одну – семье, вторую – раздать бедным, третью – сварить и угостить гостей. В этом году обряд жертвоприношения мы проводим на специальной площадке, чтобы не вызывать неудовольствие других людей. После молитвы многие поедут туда – это на улице Полярной, 199, где находится халяльный колбасный цех братьев Шахиновых, владельцев кафе «Омар Хайям».

Ближе к восьми утра появляются редкие прохожие, спешащие на работу. Большинство реагируют с удивлением, но после объяснений полиции относятся с пониманием. Несколько человек сначала раздражаются: «Вы что, ох… (с ума сошли)?! Я на работу опаздываю!» Но после терпеливых инструкций сотрудников полиции, как наиболее быстро пройти окольными путями, возмущение быстро угасает. Впрочем, всё заканчивается неожиданно быстро – уже в 07.38 по рации оцеплению поступает команда снять заграждения – правоверные, начиная с флангов, уже собираются расходиться. Без двадцати восемь молитва заканчивается. Люди поднимаются с колен, сворачивают джай-намазы, кто-то закуривает прямо в толпе – не очень вежливо получается…

В 07.54 муэдзин замолкает, а без двух минут восемь по улице Карла Либкнехта сквозь поредевшую толпу медленно движется патрульная машина, из которой через громкоговоритель повторяется вежливая просьба: «Освобождаем проезжую часть!» Кто-то ещё стоит на тротуарах, что-то обсуждая, но большинство расходится – значительная часть людей движется по Горной в сторону торговых кварталов, постепенно в них растворяясь, как вода в песке. Курбан-байрам только начинается, но основная причина недовольства некоторых особенно нетерпимых аборигенов уже самоустранилась – улица Карла Либкнехта в восемь утра вновь полностью свободна для автодвижения. Школьники с букетами цветов ещё даже не вышли из дома…

Муфтий Фарид хазрат Мингалеев: «Люди разные бывают. Во время Рамадана мне от кого-то из соседних домов пришла СМС не очень приятного содержания, что люди громко себя ведут и мешают спать. Раньше это вообще был татарский околоток, сейчас настроили пятиэтажек, расселили частный сектор, но дух остался. Те, кто живёт здесь давно, уже привыкли. Раньше здесь жили татары и башкиры, ходили молиться только старые люди, поэтому много прихожан не было. Для меня стало откровением, что несколько лет назад люди стали молиться на проезжей части. Мы не ожидали – нам до этого хватало двора, ну, может быть, занимали часть тротуара. А лет шесть назад я выхожу с молитвы – а народу так много, что кто-то уже вызвал милицию. С тех пор мы подаём информацию в мэрию заранее».

По информации пресс-службы ГУ МВД РФ по Иркутской области, за время, понадобившееся местным правоверным для молитвы, в районе улицы Карла Либкнехта, в квартале от Софьи Перовской до Подгорной, где стояло оцепление, никаких происшествий зарегистрировано не было. Также не поступало жалоб от местного населения. О численности сотрудников полиции, выделенных для оцепления места проведения религиозного обряда, в пресс-службе уклончиво ответили, что их было выставлено «достаточно для обеспечения общественной безопасности».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер