издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Акваланги на дне

– Слышал я, будто где-то на дне Байкала может валяться необычный мусор в виде золота Колчака, – с серьёзным видом говорю Евгению Дорогайкину, водолазному специалисту Байкальского поисково-спасательного отряда МЧС России, спасателю международного класса. Он уже 20 лет не только по берегам, но и по дну озера свободно прогуливается. Много видел, много знает того, что нам, простым людям, неведомо. Евгений Павлович ждал других вопросов, серьёзных. Но не растерялся. И не расхохотался. Улыбнулся и ответил почти серьёзно.

– Этой легенде уже много лет, – говорит. – И она якобы даже почти подтвердилась спуском аппаратов «Мир». Но, как видите, до сей поры никаких глобальных работ по подъёму обнаруженного подводными аппаратами не производится. Поэтому сложно сказать, имеет ли легенда под собой какие-то объективные основания.

– А ещё люди говорят, что за несколько столетий до Колчака здесь Чингисхан мог намусорить своими драгоценностями?

– Ну говорят, – Евгений Павлович, собирающий лежащее на берегу шланговое водолазное снаряжение, бросил на меня короткий и, как мне показалось, хитроватый взгляд. – Но найдите свидетелей, как говорится. Байкал – озеро большое и глубокое. Я думаю, человечество ещё не скоро дойдёт до свободного посещения его глубин.

Про мусор, пусть и применительно к драгоценностям, с водолазом я заговорил не случайно. Дело в том, что мне повезло познакомиться с ним в день, когда «Молодёжка ОНФ», это только что родившееся молодёжное крыло движения Общероссийский Народный Фронт «За Россию», провела акцию по очистке от бытового мусора прибрежной территории и дна Байкала вблизи Листвянки, напротив Пади Крестовой. Байкальский поисково-спасательный отряд МЧС России формально отношения к ОНФ не имеет. Но помочь в добром деле водолазы всегда готовы. На то они и спасатели.

А дело, которым «Молодёжка» начинает свою общественную жизнь в России, действительно доброе. Николай Будуев, депутат Государственной Думы РФ, член Центрального штаба Общероссийского Народного Фронта, открывая акцию на берегу чудесного озера, назвал его богоугодным. И генерал внутренней службы Валентин Нелюбов, начальник Главного управления МЧС России по Иркутской области, сказал на открытии, что молодёжь поставила перед собой благую цель. Подчеркнув, что для нас, для всего населения, Байкал – место святое.

– Спасатели Байкальского поисково-спасательного отряда, инспектора по маломерным судам, пожарные – мы всегда принимали участие в таких мероприятиях, потому что наш девиз – это «Предупреждение. Спасение. Помощь», – сказал генерал участникам акции. – Профессионализм и технические средства, которыми мы располагаем, позволяют проводить ряд сложных работ, в том числе и под водой, которые не всегда доступны простому человеку. А для работников МЧС участие в подобных общественных акциях – это ещё и совершенствование профессиональных навыков, которые помогут в будущем спасать людей.

Выступая на коротком митинге открытия акции, проведённом под непрекращающимся дождём, Валентин Николаевич сумел избежать формальных и пафосных фраз. Ну почти сумел, не удержавшись лишь от напоминания, что Байкал это «жемчужина мирового уровня». Зато не стал подбирать мягкие слова в адрес «человека мусорящего» и заявил, что профессиональную задачу водолазов, работающих с молодыми активистами ОНФ, видит в «ликвидации негативных последствий присутствия большого количества людей на берегах озера».

– Сюда приезжает очень много туристов, – пояснил свою мысль генерал, отказавшийся от предложенного зонта, стоя под густыми струями дождя. – И каждый оставляет на берегу свой след. Кто-то спичку, кто-то бумажку. Мы должны помочь озеру очиститься.

Демонстративного пафоса на открытии этой конкретной акции не то чтобы совсем уж не было, но его, к моему удовольствию, было, в общем-то, немного. Круче всех в этом отношении оказался заместитель главы посёлка Александр Ушаров, объявивший студентам-волонтёрам и всем участникам мероприятия, что «Листвянка является визитной карточкой не только Иркутской области, а, наверное, уже и России в целом». И заверивший всех приехавших на «генеральную уборку» не только дна Байкала и береговой линии, но ещё и нескольких улиц Пади Крестовой в Листвянке, что их цели «…всецело совпадают с целями администрации Листвянского муниципального образования».

– Если бы не вы, то здесь обстановка была бы гораздо хуже, – признался представитель муниципалитета. – Такие акции должны быть постоянными до того момента, пока люди не научатся убирать за собой там, где они отдыхают.

Открытое признание местной власти, по определению ответственной в том числе и за содержание территории поселения в чистоте, что без иркутских активистов здесь было бы ещё грязнее, а особенно утверждение, что «такие акции должны быть постоянными», признаюсь, вызвали у меня некоторое замешательство. Я до сих пор полагал, что общероссийский проект Народного Фронта «Генеральная уборка» направлен лишь на те муниципалитеты, где местная власть по каким-то объективным или субъективным причинам не справляется со своими прямыми обязанностями.

– Вместе мы сделаем Байкал чище, – пообещал заместитель главы муниципального образования и провёл инструктаж, рассказал добровольцам, на каких именно улицах надо собрать мусор. Попросил заполненные мешки оставлять на обочинах, чтобы по завершении уборки собрать их в машину и отвезти на полигон. По предварительной договорённости с организаторами акции эту часть работы местная власть должна выполнить сама, без участия волонтёров.

Получив перчатки и мусорные мешки, волонтёры разошлись по указанным местам, а я направился на берег – с водолазами знакомиться. Александр Ушаров выпал из поля моего зрения и внимания. Позже оказалось, что не только из моего. Как-то незаметно он совсем «потерялся». Может, помогал приехавшим из города студентам разных вузов и общественных организаций мусор на улицах «визитной карточки России в целом» собирать, а может, спрятался от дождя куда-нибудь под навес, где мобильная связь не работает. Я на это, признаюсь, просто не обратил внимания. И совсем бы этого не заметил, если бы не депутат Госдумы Николай Будуев, прилетевший из Москвы, чтобы помочь собрать мусор в Листвянке. Депутата несколько удивило, что к завершению акции – во второй половине дня – «никого из представителей муниципалитета невозможно было найти, телефоны были отключены, здание администрации закрыто».

– Такое отношение встречается нечасто, – сказал он представителям СМИ. – В посёлок из Иркутска приехало около ста человек, водолазы со специальным оборудованием и техникой, а местная власть проявила равнодушие. Хотелось бы услышать, что делает муниципалитет для того, чтобы наведение порядка на побережье озера стало системной работой.

Из собственного журналистского опыта знаю: услышать, что хорошего делает кто бы то ни было, – это вообще никакая не проблема. Только спроси об этом должностное лицо, и такого наслушаешься… Гораздо проблематичнее бывает воочию увидеть то хорошее, о котором было красноречиво рассказано. Это если говорить вообще. А если конкретно о Листвянке, так было же сказано ещё до начала уборки улиц волонтёрами, что «такие акции должны быть постоянными до того момента, пока люди не научатся убирать за собой там, где они отдыхают». Вот это, судя по всему, и понимает местная власть под системной работой по наведению порядка.

Елена Зубун, глава исполкома ОНФ в Иркутской области, рассказала, что в числе приехавших студенты из многих иркутских вузов, представители общественных организаций, различных волонтёрских движений. Приехала десятиклассница Софья Файвкина из Центра образования № 47, та самая, по инициативе которой весной была организована массовая акция по очистке острова Комсомольский в Иркутске. Приехали из Иркутска (в том числе и на своих машинах) «просто активные граждане», узнавшие о проведении акции. Как раз потому, что люди приехали сюда не только специально зафрахтованным автобусом, но и «самоходом», включая общественный транспорт, организаторы акции пытаются, но ещё не сумели пересчитать всех участников. Самая точная цифра на момент нашего разговора – больше 60 человек, не считая спасателей МЧС. Кстати, Байкальский поисково-спасательный отряд МЧС России, когда организаторы «Генеральной уборки» на Байкале обратились за помощью, сходу, не задумываясь, поддержал идею очистки доступных участков дна Байкала вблизи Листвянки. Приехали не только водолазы, но и полевая кухня МЧС. У них уже всё готово. В освободившуюся минутку любой человек – не только участник акции, даже случайный прохожий – может перекусить доброй порцией гречневой каши, согреться горячим сладким чаем.

Всё это с подробностями Елена Зубун выпалила как-то одним махом, быстро, с улыбкой. Потом выражение её лица чуть изменилось. Она смахнула с лица холодные струи дождя и, как мне показалось, почувствовала себя немного в чём-то виноватой.

– Изначально у нас была идея привлечь к наведению чистоты местных жителей, – говорит. – И с администрацией посёлка об этом договаривались. Они расклеивали объявления. Суть общероссийского проекта «Генеральная уборка» как раз в этом и заключается, чтобы активизировать местных жителей. Чтобы они сами отмечали на интерактивной карте места несанкционированного скопления мусора, принимали участие в наведении чистоты. Но вот здесь почему-то получилось, что иркутская молодёжь приехала, спасатели под водой ходят, мусор со дна собирают. А местных жителей мы сегодня здесь не видим.

Согласен с Еленой. Есть в ситуации некоторая неловкость. Хотела «Молодёжка ОНФ» провести генеральную уборку вместе с местной властью и местными жителями, а получилось, что проводит её вместо них.

– Верёвку возьмите! – кричит аквалангистам Алексей Садовский, спасатель первого класса. Он на связи с Андреем Бобковым, единственным в группе водолазом в шланговом снаряжении. Возможно он нашёл на дне что-то тяжёлое, неподъёмное, если верёвка с берега потребовалась. Спешу на берег.

– Андрей, сейчас тебе конец верёвки подадут, – сообщает на дно Алексей по свистяще-верещащей громкой связи. – Володя, смотри, он вон там, левее стоит, – корректирует направление плывущего пока ещё по поверхности воды аквалангиста с концом верёвки. – Как самочувствие? – это вопрос Андрею.

– Хорошее! – прорывается голос водолаза с байкальского дна сквозь технические свисты.

Когда аквалангист с верёвкой нырнул – я не заметил. Сквозь скрип, свисты и шумное дыхание водолаза снова слышится его голос со дна Байкала. Я не разобрал слова, зато Алексей Садовский всё понимает легко. «Сам посмотри, чтобы не запуталась», – отвечает. И вскоре на берегу оживление. Кто-то в ярко-оранжевых гидрозащитных костюмах и, судя по неформенной одежде, волонтёр начинают подтягивать верёвку за конец, оставшийся на берегу. Осторожно выбрав слабину, чтобы случайно не зацепить петлёй кого-то под водой, мужики чуть подналегли и… Пошло-пошло… На гальку выволакивается ажурный и, судя по размеру, тяжёлый фрагмент литого декоративного ограждения набережной. Очень похожий на современное, стоящее сегодня, и вроде бы немного другой. Всматриваться не стал. В голове возник другой вопрос – как кусок тяжёлой ограды оказался в тридцати метрах от берега. Его же надо было как-то туда затащить! Никакими штормами его по каменистому дну туда оттащить не могло. Значит, люди. Ну не на лодке же везли эту железяку, чтобы затопить? Может быть зимой. Может быть по льду. Но зачем?!

Кто руководит работой спасателей в воде и на берегу, со стороны определить трудно. Вроде никто не командует. Но работа идёт легко, быстро, слаженно. Над водой появляется голова аквалангиста, и в его сторону тут же направляется один из двух спасателей в оранжевых гидрозащитных костюмах. На глубине ещё не видно, но по характеру продвижения водолаза к берегу понятно: волочёт он по дну что-то тяжёлое, или несколько некрупных железяк, или мусорный мешок с обыкновенным бытовым, не обязательно металлическим мусором. Спасатели в гидрокостюмах принимают находки на глубине повыше колена (ближе аквалангисту в ластах неудобно) и выносят их на кромку воды. Здесь их принимают волонтёры и подают другим волонтёрам на высокий, обрывистый берег, на тротуар, откуда их сможет забрать машина.

– Здесь ещё не так много мусора, – говорит Баир Хандажапов, водолаз, спасатель 1-го класса Байкальского поисково-спасательного отряда. – Он скапливается там (жест вдоль берега), ближе к отелю «Маяк», где пристань. Там очень много покрышек, которые на судах используются вместо транцев. И очень много различного железа. Остатки от старых пирсов. Ну и разные бутылки, алюминиевые банки.

– За эти годы, которые вы смотрите дно, больше или меньше становится мусора?

– Чтобы выявить такую тенденцию, нужно работать каждый год в одном месте. А мы по всему побережью мотаемся, чтобы охватить большую территорию. Поэтому судить сложно. В Порту Байкал очень много мусора, как и в Листвянке. В других местах поменьше. Просто потому, что там меньше людей.

Заглянув в один из мешков, увидел там стандартный комплект: несколько алюминиевых банок из-под пива, осколки разбитой стеклянной бутылки и мятую пластиковую бутылку. Ещё большой комок какой-то бумаги, всякая мелочёвка и проколовший мешок «костыль» – это такой мощный и длинный, сантиметров, пожалуй, 30 или 40, кованый стальной гвоздь, которыми когда-то брёвна пирсов и волноломов крепили.

– Большие предметы, которые лежали здесь не одно десятилетие, мы повытаскивали, – рассказывает Евгений Дорогайкин. – Их больше нет. А вот количество мелкого мусора не убавляется. Уберём, а через год-два он снова появляется. Это бутылки, упаковки разные. Сейчас всевозможные гигиенические салфетки стали появляться. Конечно, они, может быть, с годами и разлагаются, но… не очень приятно видеть всё это под водой. Мусора много в тех местах, где корабли часто стоят. Где люди ходят по берегу. В открытом Байкале, в ненаселённой зоне – туда мусор тоже выносит, но его мало и характер несколько иной. Это, как правило, сети, обломки лодок…

Хотел расспросить о впечатлениях от проведённой общественной акции ещё и Александра Ушарова, заместителя главы поселковой администрации. Того, который встречал волонтёров, объявил Листвянку визитной карточкой России и утверждал, что подобные акции должны проводиться в Листвянке постоянно, «пока люди не научатся…». Хотел, но не смог. В тот день он просто потерялся.

Мешки с мусором, оставленные по указанию местного чиновника на обочинах дорог, трепал ветер и подозрительно обнюхивали собаки. Обещанная муниципальной властью машина за ними так и не пришла. Телефон Ушарова оставался недоступным. Здание администрации закрыто. В результате группа волонтёров во главе с Сергеем Апановичем, уже выехавшая в Иркутск, с полдороги была вынуждена вернуться назад, в Листвянку. Не сумев отыскать ни одного официального представителя муниципальной власти, общественники в конце концов сами нашли и наняли в Листвянке небольшой частный грузовик. Проехав по улицам и вдоль Байкала, сами собрали мусорные мешки и металлолом, который спасатели достали со дна озера, вывезли всё это на площадку, согласованную со специалистами «Спецавтохозяйства». Значит, всё закончилось благополучно. А мне почему-то вспомнились слова генерала Нелюбова на открытии акции, что каждый человек, приезжающий на Байкал, оставляет здесь свой след.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер