издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кровно заинтересованы

На этой неделе в Иркутске пройдёт большая гематологическая конференция с международным участием. Ожидаются врачи из Москвы, Санкт-Петербурга, Китая, Франции, Германии. Накануне мы встретились с Натальей Сараевой, заместителем главного врача ИОКБ, главным гематологом Иркутской области, и поговорили с ней об укомплектованности штатов иркутских больниц гематологами, о первых аутотрансплантациях клеток костного мозга, о том, когда может меняться группа крови и почему хороший косметолог обязан полностью обследовать пациента перед любыми манипуляциями.

– Наталья Орестовна, в чём особенность этой конференции, кроме статуса международной?

– Это совместная с врачами клинической лабораторной диагностики конференция. Потому что нет гематологии без хорошей лаборатории, и мы хотим объединить усилия врачей-клиницистов и врачей клинической лабораторной диагностики. Мы совершенно не гонимся за массовостью, будет всего 150 человек. Первый день будет посвящён гемостазу (свёртываемость крови), тромбозам и кровотечениям. Это важно, ведь основной причиной смертности по-прежнему являются инфаркты (это тромбоз коронарных сосудов) и инсульты (тромбоз мозговых артерий). Гибель от травм и смерть от онкологии на втором и третьем местах соответственно, поэтому состояние гемостаза – это очень актуальная тема. Второй день будет посвящён гемобластозам и вопросам трансплантации. Мы начали заниматься трансплантацией периферических стволовых клеток у больных с множественной миеломой, для нас это актуально. Также будут доклады на предмет лечения лейкозов и незлокачественных заболеваний крови.

– Как в принципе в области обстоят дела с врачами-гематологами? Хватает ли специалистов?

– Штат гематологического отделения ИОКБ и нашей поликлиники укомплектован полностью. Также есть гематолог в областном перинатальном центре. В этом году появился второй официальный гематолог в Иркутске – в больнице № 1, по-прежнему работает гематолог в медсанчасти авиазавода. Так что Иркутск гематологическими кадрами укомплектован, на платной основе гематологи ведут приёмы в Диагностическом центре, Центре молекулярной диагностики, факультетских клиниках ИГМУ. Работают два гематолога в Ангарске. Большие проблемы остаются с Братском и северными территориями, оттуда больных отправляют к нам, для тяжёлых существует санавиация. Также мы планируем использовать возможности телемедицины для осуществления консультаций с районными больницами Иркутской области.

– Иркутская область демонстрирует неблагоприятные показатели по ВИЧ, туберкулёзу. Какова статистика случаев заболевания крови?

– У нас достаточно стабильные показатели по заболеваемости лейкозами, которые относятся к группе онкогематологических заболеваний. Всплесков заболеваемости лейкозами нет, показатели достаточно ровные долгие годы. Прирост заболеваемости идёт не по лейкозам, а в основном по лимфомам и солидным опухолям (рак желудка, лёгких и так далее).

– А по вылечиваемости какие показатели?

– Ситуация тоже стабильная. Пациенты с хроническими лейкозами (миелолейкоз, лимфолейкоз, множественная миелома) получают медицинскую помощь в полном объёме благодаря государственной программе «7 высокозатратных нозологий». Это позволяет не только продлить, но и значительно улучшить качество их жизни. Отдельно хотелось бы сказать о пациентах с множественной миеломой. Сейчас появилась возможность продлить жизнь таким больным за счёт внедрения нового для Иркутской области метода лечения – сочетания высокодозной химиотерапии с пересадкой периферических стволовых клеток.

– Ложатся ли на больных какие-то траты – покупка препаратов, например?

– Пациентам не нужно ничего покупать. Есть специальный регистр, куда вносятся эти пациенты, и они совершенно бесплатно получают необходимые лекарства. Источники финансирования разные – это и федеральные деньги, и деньги из бюджета Иркутской области. Для лечения больных гематологического профиля важно использовать стационарзамещающие технологии, в том числе дневные стационары. В нашем регионе их два – в Иркутске и в Ангарске. Стационарная (круглосуточная) помощь – это для тяжёлых больных. После стабилизации состояния пациент с патологией крови, в том числе и с лейкозами, должен лечиться в условиях дневного стационара или амбулаторно. Это позволяет снизить риск развития внутрибольничных инфекций, сохранить привычный для больного образ жизни.

– Полтора года назад состоялась первая аутотрансплантация клеток костного мозга. Как чувствует себя больной? Сколько с того времени сделано ещё пересадок клеток костного мозга?

– Пациент жив, с ним всё в порядке. Всего сделано 7 трансплантаций, все пациенты живы, находятся под нашим наблюдением. Ежемесячно они сдают анализы крови, контролируются биохимические показатели. Это необходимо, так как возможны рецидивы заболевания, а раннее их выявление позволяет вовремя назначить противорецидивную терапию.

– Каков в целом алгоритм лечения? Сколько времени человек проводит в больнице?

– Когда пациент поступает в стационар, после обследования проводится консилиум, на котором определяются диагноз и дальнейшая лечебная тактика. Далее проводятся 2-4 курса химиотерапии, осуществляется контроль за эффективностью лечения. При достижении ответа на проводимое лечение пациенту проводится подготовка к трансплантации циклофосфаном, далее вводится препарат, стимулирующий выход стволовых клеток из костного мозга в периферическую кровь. После того, как количество лейкоцитов в анализе периферической крови увеличилось до необходимого значения, осуществляют забор стволовых клеток из периферической крови пациента. Далее проводят высокодозную химиотерапию и в период аплазии кроветворения пациенту вводят его собственные стволовые клетки костного мозга, забранные у него ранее. Само переливание клеток костного мозга занимает несколько минут. После трансплантации пациент находится 2-3 недели в стерильном боксе. После того, как он выходит из аплазии, у него восстанавливаются показатели анализа крови, биохимические показатели. Больной выписывается, принимает поддерживающие препараты. Люди могут вернуться к работе.

– Есть такое мнение, что Иркутская область – один из самых перспективных регионов для создания регистра доноров костного мозга и донорских трансплантаций.

– Иркутск уникален, потому что у нас два центра, где люди занимаются трансплантацией клеток костного мозга, – областная клиническая больница и онкодиспансер. Пока мы занимаемся только миеломной болезнью, следующий шаг – острые лейкозы. А онкодиспансер занимается ещё и лимфомами. Мы сотрудничаем с онкодиспансером, прежде всего с отделением высокодозной химиотерапии. У нас общие интересы, общие больные. Следующий этап – аллогенные трансплантации, то есть с использованием донорского костного мозга.

– Что для этого нужно? Какие существуют препятствия?

– Особых препятствий нет, есть регистры доноров в России, их несколько, они взаимосвязаны. Думаю, что в Иркутской области нужно создавать банк потенциальных доноров костного мозга. Это люди, которые должны не только иметь намерение стать донорами, они должны состоять на учёте в лечебном учреждении, как, например, состоят доноры крови. Они должны проходить обследование как минимум ежегодно. Если бы появился спонсор, готовый поддержать этот дорогостоящий проект, это было бы интересно и здорово. Это то, над чем надо работать, чтобы осуществить в Иркутской области аллогенную трансплантацию костного мозга. Но без формирования своей базы доноров эта идея более уязвима.

– Наталья Орестовна, разрешите задать несколько обывательских вопросов от наших читателей относительно крови. Может ли меняться группа крови на протяжении жизни? Известны случаи, когда человек жил с уверенностью в своей первой отрицательной группе, а потом оказалось, что резус у него положительный. Как такое могло произойти?

– Группа крови может меняться только после трансплантации донорского костного мозга.

Больше ни в каких случаях группа крови меняться не может. Если в юности человеку ставили одну группу крови, а в зрелом возрасте – другую, речь идёт о погрешностях при анализах.

Лучше всего группу крови определяют на станциях переливания крови. Они кровно в этом заинтересованы, поэтому всё отработано. Или в крупных лечебных учреждениях, где есть хирургические отделения. Я работаю в областной больнице более 30 лет, не помню случаев погрешностей при переливаниях компонентов крови, связанных с недостоверным определением группы крови и резус-фактора, чреватых осложнениями для больного.

– Если человек экстренно попадает в больницу и ему требуется переливание, на что ориентируется врач? Всегда ли берут анализы?

– Группу крови перед переливанием компонентов крови врач обязан проверить всегда, даже в случае экстренных ситуаций. Этот анализ занимает меньше 5 минут.

– Самая распространённая группа крови какая?

– Первая. 85% населения земного шара обладают положительным резус-фактором. 15% людей живут с отрицательным резусом крови. Нельзя сказать, что этим людям не повезло. Однако, например, при наличии резус-отрицательной крови женщины должны знать, что при возникновении беременности, особенно первой, её прерывание чревато бесплодием, выкидышем либо больным ребёнком в будущем. Я не очень доверяю мнению, что возникновение определённых заболеваний связано с группами крови. Другое дело, что люди, имеющие определённую группу крови, имеют повышенный риск развития некоторых заболеваний.

– Можно ли в наши дни умереть от сепсиса?

– Умереть даже от аппендицита можно. Сепсис – тяжёлое состояние, ведь существует резистентность к антибактериальной терапии. Микробиологи давно бьют тревогу: микроорганизмы быстро мутируют, учёные не успевают синтезировать антибиотики. Люди занимаются самолечением, в том числе и антибиотиками, мы употребляем в пищу продукты, «напичканные» антибиотиками. Так мы платим за то, что живём в цивилизованном мире.

– Сегодня в косметологии популярно такое направление, как плазмолифтинг. Как к нему относится официальная медицина?

– Человек, идущий к косметологу, должен быть очень хорошо обследован. В этой специальности много шарлатанов, которые гонятся за прибылью. Уважающий же себя врач обязан понять медицинский статус пациента, врач должен изучить амбулаторную карту пациента, предписать ему пройти целый комплекс обследований. Ведь кожа – отражение того, что происходит в желудочно-кишечном тракте, в печени, во всех выделительных органах. И если косметолог добросовестный, он обратит внимание в первую очередь на это. Что касается инвазивных манипуляций, то они чреваты определёнными осложнениями, о чём должны помнить и врач, и пациент.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер