издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В зоне риска

Бюджет Иркутской области сел на «нефтяную иглу»

  • Автор: Наталья Гаврилова

В минувшую пятницу депутаты Законодательного Собрания Иркутской области приняли в первом чтении главный финансовый документ региона. Бюджет на 2018-й и плановый период до 2020 года накануне рассматривался на общественных слушаниях. Жаркой дискуссии не вышло. Без особого шума прошло рассмотрение на сессии. Исходя из внесённых поправок в бюджет текущего года, ясно: в региональном минфине с умеренным оптимизмом смотрят на перспективы наполнения областной казны в будущем. Чиновники прогнозируют, что к концу года удастся собрать в бюджет 131,3 млрд рублей. При этом ожидается, что доходная часть бюджета 2018-го составит 126,8 млрд, а 2020-го – 129,3 млрд.

В минфине не скрывают, что 2017 год был особенно «богатым на доходы». И сформировали их во многом добывающие компании. Таким образом, Иркутская область теперь играет в лиге сырьевых регионов.

С нового года Приангарье лишится значительной части поддержки из федерального бюджета (см. таблицу), которая в течение трёх ближайших лет сократится до 2,5 млрд против 7,1 млрд в 2017 году. Из хорошего – поступления от налогоплательщиков, зачисляемые в региональную казну, растут: в 2016 году они составляли 106,1 млрд, в 2017-м ожидаются в объёме 109,1 млрд, а в 2018-м – 109,8 мдрд.

Подход федералов – растут собственные доходы, снижается поддержка – распространился и в отношениях области и муниципалитетов. Во время общественных слушаний представитель Думы Бодайбо возмутился тем обстоятельством, что доля софинансирования муниципалитета на северный завоз выросла с 2% до 50%, в то время как Мамско-Чуйский район оплатит 3%, а Катангский – 25%. Министр финансов Иркутской области Наталья Бояринова отметила, что с 2018 года размер софинансирования определяется с учётом уровня бюджетной обеспеченности собственными доходами на душу населения: в Мамско-Чуйском районе этот показатель составляет 0,13 тыс. рублей, а в золотодобывающем Бодайбинском – 1,87 тыс. При этом среднерегиональный показатель – 0,47 тыс.

Большая часть вопросов общественности относилась к организации финансирования школ, что вполне объяснимо. Статья «образование» занимает вторую строчку по объёму финансирования в будущем году – 38,8 млрд рублей (на первом месте «социальная политика» – 42,2 млрд). Профсоюз работников образования указал, в частности, на то, что власти не скорректировали финансирование школ с учётом постепенного перехода на работу в одну смену, что потребует увеличения количества учителей. Педагоги также жаловались на то, что в некоторых муниципалитетах преподаватели вынуждены за свой счёт проходить медосмотр, местные бюджеты не в состоянии оплатить эту услугу врачей.

Даже такой богатый на доходы год не сминусовал из актуальной повестки ни одного сложного для региона вопроса, к которым относится в том числе и обеспечение детей-сирот жильём. Очередь в листе ожидания гарантированных государством квартир растёт активнее, чем приобретается жильё.

При этом, по заявлению Натальи Бояриновой, с нового года область берёт на себя обязательства по увеличению минимальной заработной платы до прожиточного минимума, будет также индексирована на 4% заработная плата тем категориям бюджетников, которые не попали под майские указы президента. Мера должна коснуться только в областных учреждениях 43 тыс. человек.

По осторожным оценкам минфина, к концу года регион может прийти с минимальным дефицитом бюджета, а значит, отчасти сократить госдолг Иркутской области. Сегодня он составляет около 18 млрд рублей, 13 млрд из которых приходится на кредиты федерального бюджета, 5 млрд – на облигационные займы. В 2018 году дефицит бюджета прогнозируется на уровне 6,8 млрд, в 2019-м – 6,9 млрд, в 2020-м – 6,4 млрд. Значит, будет расти госдолг. (На будущий год его предельный уровень установлен в размере 32,5 млрд, в 2019-м и 2020-м – 38,8 и 45 млрд соответственно.)

Финансистов постоянно упрекают в том, что они переоценивают риски наполнения бюджета. Традиционно он формируется по сдержанному сценарию развития экономической ситуации. И в этот раз на заседании профильного комитета ЗС депутат Игорь Гринберг попросил пояснить, на основании каких данных правительство формирует бюджет. Он заметил, что разница в доходах бюджета на текущий год, принятого изначально и утверждённого сейчас, составляет почти 20 млрд рублей.

«У нас с вами не утверждена стратегия развития Иркутской области, от которой мы все должны отталкиваться и при прогнозировании развития Иркутской области, – сообщила в ответ Наталья Бояринова. – Практически на всех комитетах звучит вопрос: почему доходов мало?» И под воздействием критики при вёрстке бюджета-2018 правительством было принято решение не применять консервативный прогноз, а опираться на умеренно-оптимистичный, заметила она.

– Наши собственные доходы в этом году составляют 113,3 миллиарда рублей. В проект бюджета 2018 года мы предлагаем заложить 115,7 миллиарда, – пояснила Наталья Бояринова. – Доходы на треть формируются из поступлений налога на прибыль. И этот налог подвержен сумасшедшей волатильности. Просчитать его крайне сложно. Сегодня ни одно предприятие, осуществляющее действия на территории Иркутской области, не может сказать, какая выручка у него будет через год или три года. Тот налог на прибыль, который у нас закладывается в бюджет, больше чем на половину формируется нефтедобывающими компаниями. И только Иркутская нефтяная компания зарегистрирована на территории Иркутской области. Остальные – представители консолидированной группы налогоплательщиков, зарегистрированные Московской межрегиональной налоговой инспекцией и осуществляющие распределение своей прибыли, исходя из всех предприятий на территории России.

Несмотря на приверженность к умеренно-оптимистичному сценарию развития экономической ситуации, сама Наталья Бояринова смотрит на перспективы бюджета без энтузиазма. «Оценка 2018 года по поступлениям налога на прибыль (за основу берутся статданные) региональным минфином занижена на 356 миллионов, – привела пример она. – Но на 2019-й и 2020 год цифры завышены». Это, по признанию Бояриновой, может привести к неисполнению расходных обязательств.

Министр также попыталась ответить на вопрос, почему в Иркутской области доходы бюджета отстают от темпов роста валового регионального продукта. По её словам, это связано с изменениями в налоговом законодательстве. В числе последних сокращение доли налога на прибыль, зачисляемой в региональный бюджет. Кроме того, на территории Иркутской области действуют налоговые льготы, совокупно составляющие 11 млрд рублей (6,5 млрд рублей – только областные льготы по налогам), которые тоже не могут учитываться при наполнении доходной части бюджета.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер