издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Баррикады вокруг «Витязя»

Против создания природного парка в Шелеховском районе выступили недропользователи и охотники

Природному парку «Витязь», о создании которого в Шелеховском районе речь идёт уже пару десятков лет, всё-таки быть. На минувшей неделе так решили участники общественных слушаний. Но решение не было единогласным – на лесной «тропе войны» сошлись сразу три противника. Так, против создания охраняемой территории ожидаемо выступила компания «Дорожник», добывавшая на территории будущего парка гранит. Сейчас недропользователь получил новую лицензию и рассчитывает продолжить свою деятельность. Оппонировали бизнесу иркутские туристы. Они и обеспечили большинство во время голосования. Но неожиданно противниками создания «Витязя» оказались те, кто до этого вместе с туристами выходил на пикеты, чтобы защитить природные объекты в Шелеховском районе, – охотники и жители маленьких полустанков, расположенных рядом с лесом. Почему это произошло, разбиралась наша газета.

Ещё три года назад вокруг Олхинского плато (Шелеховский район) – излюбленного места отдыха туристов из Иркутска, Шелехова, Ангарска и т.д. – начал развиваться конфликт. По одну сторону «баррикад» оказались любители и защитники природы, в числе которых были и иркутские учёные из Института географии СО РАН. По другую – работники компании «Дорожник»; она занималась добычей природного камня на территории Олхинского плато, а заодно начала разрушать крупный природный скальник Старая крепость на туристической тропе.

Инициативная группа туристов и учёных организовывала акции протеста в Иркутске, а также на самом месторождении и добилась-таки прекращения работ у Старой крепости. Но учёные решили пойти дальше и начали разработку проекта природного парка «Витязь», в состав которого вошли бы все природные объекты Олхинского плато. Общественные слушания по созданию парка проходили в Шелеховской администрации 14 ноября 2017 года.

Логично, что на слушаниях ожидалось продолжение «войны» туристов и недропользователя. В соцсетях на страничках любителей природы «для затравки» появилась даже информация: «ЗАО «Дорожник» пообещало привести сотни рабочих и проголосовать против создания парка».

Так что к вечеру минувшего вторника, когда намечались слушания, на подходах к шелеховской администрации и в фойе самого здания стало «густо». Ещё за полчаса до начала слушаний многие любители шелеховской природы были на месте. Туристов-походников выдавали рюкзаки, яркие цветные куртки и шапки. Кое-кто будто только сошёл с тропы и при себе имел даже трекинговые палки. Тем временем народ всё прибывал – интерес к теме был неподдельный, и даже сам факт, что публичные слушания проводились в соседнем городе, не сдерживал подъезжающих из Иркутска.

Большинство участников, расписавшись в журнале для регистрации, пробивалось в актовый зал. Там становилось весело, как в выходной день в электричке «Иркутск – Слюдянка», заполненной походниками. Подставные скамейки, которые тут же начали появляться в зале, уже не спасали положение. Теперь люди «боролись» даже за стоячие места. Для полного эффекта присутствия в электричке не хватало только торчащих отовсюду лыж, палок и дружелюбных собак на поводках.

И тут вдруг откуда ни возьмись в зале появился один такой питомец – коротконогая рыжая собака. Правда, без поводка и без хозяина-лыжника. Воровато оглядываясь, она шпионом пробежалась по залу и нырнула обратно в приоткрытую дверь «чёрного хода».

– Тоже турист! – одобрительно прокомментировал мужчина с фотоаппаратом.

Эта приоткрытая дверь, из которой тянуло морозом, и без появления четвероногого «нелегала» немного смущала: мало того что в зале становилось зябко, ещё и возникал вопрос, почему она вообще открыта? Ведь на слушаниях действует что-то вроде пропускного режима, попадают сюда все только через охраняемую вахту после регистрации. «Скорей бы закрыли дверь», – поёживалась публика, поглядывая на подозрительный запасной то ли выход, то ли вход… Но – по заветам чеховской драматургии – эпизод с открытой дверью возник не случайно.

Как только было объявлено о начале слушаний и председательствующие на них чиновники и учёные заняли почётные места за длинным столом на сцене, дверь «чёрного входа» торжественно, без единого скрипа распахнулась. Толпу туристов-походников начала разбавлять новая волна. На сей раз это были богатыри с широкими плечами, солидными усищами и животами, но без яркой цветной атрибутики, какой принято украшать себя у туристов.

– Наверное, представители «Дорожника», – с негодованием в голосе зашептались туристы.

– Вам надо регистрироваться! Это провокация! Срыв мероприятия! – понеслось из зала.

Общее недовольство взялась выразить иркутянка Любовь Аликина, известная в Иркутске своим крайним неравнодушием ко всякого рода общественным мероприятиям. До этого она уже спорила и выступала на разных публичных площадках, причём темы её выступлений отличались разнообразием – от незаконных вырубок леса до «поборов» за капремонты в домах.

– Предлагаю объявить слушания несостоявшимися, так как граждане проникли в зал без регистрации, тем самым нарушив порядок общественных слушаний, – отчеканивая каждое слово, с паузами и выражением провозгласила Аликина.

– Да мы регистрироваться будем ещё час! Бред! Давайте продолжать! – таинственные незнакомцы, появившиеся в зале, подали голос. Да ещё какой.

Впрочем, туристы не отступили. И в общей какофонии все быстро забыли об Аликиной. Складывалось впечатление, что забыли все уже и о цели собрания.

«Дорожник» и лесорубы наступают

Но чиновники шелеховской администрации и учёные из Института географии СО РАН (разрабатывавшие проект по заказу областного минприроды) засиживаться на слушаниях не планировали, поэтому вернули спорщиков к основной теме вечера.

– Сейчас этой территорией пользуются группы лиц с совершенно противоположными интересами. И им нужно приходить к консенсусу, налаживать диалог, – объявила Татьяна Калихман, учёный из Института географии и один из инициаторов общественного движения в защиту скальника Старая Крепость.

Если говорить об этой «группе лиц» в цифрах, то, по данным института, сегодня она составляет 50 тысяч человек в год. Это туристы, лыжники, охотники из Иркутска, Ангарска, Шелеховского района, а также жители близлежащих населённых пунктов – грибники и ягодники. Причём рекреационный потенциал территории Олхинского плато постоянно растёт: традиционными стали организованные выезды студенческих и школьных групп из Иркутска, Ангарска, в районе скальников Олхинского плато проводят свои тренировки многочисленные скалолазные, альпинистские, спелеологические, горно-туристические организации. Здесь уже более 30 лет проходит крупнейшее в Приангарье лыжное мероприятие – Большой альпинистский марафон, который только в минувшем году собрал участников из 65 городов и 23 регионов страны.

Создание природного парка «Витязь» (это ООПТ регионального значения. – Прим. авт.) позволит, по мнению учёных, спасти рекреационную территорию от разрушительных работ недропользователей, вырубки леса и лесных пожаров. Проблемы эти, к слову, далеко не мнимые.

Вся территория будущего парка относится к землям государственного лесфонда (минлесхоз Иркутской области). Часть её входит в Большелугское лесничество и по статусу своему является защитными лесами, зелёной зоной. Это своего рода иммунитет. А вот южнее по Олхинскому плато леса имеют иной статус – эксплуатационные. Таким образом, в любой момент здесь может начаться сплошная вырубка леса, дело только за разрешением регионального минлесхоза. С пожарами в этих лесах, по мнению учёных, нынешний собственник тоже справляется не на «пятёрку». В случае же, если эти земли войдут в состав природного парка, обязательства по охране данной территории станут более жёсткими, уверены авторы проекта. èèè

– Рядом со станцией Трудный видно крупную деляну, здесь свежая вырубка леса, – показывает фотослайды Калихман. – Вот ещё крупная вырубка в районе Ягодного. А это участки пожара 2016 года – красные точки вокруг скальника Старуха и станции Подкаменная.

Получается, что пешие туристические и лыжные маршруты рискуют превратиться в горелые и вырубленные поляны. А прогулки вокруг пеньков и пепла едва ли будут столь же популярны, как в хвойном лесу.

Другая проблема этой природной территории, о которой уже не раз писала «ВСП», – периодически возобновляемая добыча природного камня. Одно из месторождений облицовочного сырья – «Орлёнок» – хранит следы активной деятельности недропользователей до сих пор, хотя работала каменоломня ещё в 1970–1980-х годах прошлого столетия. В итоге сейчас естественный пейзаж здесь дополняют недостроенное заброшенное здание и склон реки Олхи, усыпанный обломками и глыбами, оставшимися от взрывных работ. В 2017 году была попытка провести торги и продать это заброшенное месторождение новому недропользователю, но аукцион не состоялся.

– И слава богу, – комментирует Калихман. – Раньше во время взрывных работ в этих местах на целые недели перекрывался доступ для туристов.

Есть ещё одно Олхинское месторождение, как раз и включающее в себя природный скальник Старая Крепость. Его дважды пыталась разбирать компания «Дорожник», получившая лицензию на добычу камня, и дважды этот процесс был остановлен только за счёт общественных протестных движений в Иркутске. Между тем недропользователь пошёл в суд, чтобы добиться разрешения на работы. Так прошло уже три судебных заседания, которые ЗАО «Дорожник» проиграло. На основании этого судебного решения минприроды Иркутской области в 2017 году распорядилось о досрочном отзыве лицензии на Олхинское месторождение. Но добывающее предприятие не готово так просто расстаться со своим активом и продолжает судебные тяжбы.

– При этом в январе 2017 года «Дорожник» успел приобрести ещё одну лицензию на изучение недр в границах предполагаемого природного парка – возле станции Подкаменная, всего в полутора километрах от посёлка. Никто не сможет помешать «Дорожнику», пока не будет создан парк, – подытожила во вступительной речи Татьяна Калихман.

Нелегальным туристическим деревням – зелёный свет

Будущий природный парк «Витязь» находится в зоне атмосферного влияния озера Байкал. В границы парка учёные предлагают включить лесные участки, примыкающие к бассейнам рек Большой Олхи и Крутой Губы, которая впадает в Байкал. Это огромная территория – около 24 тыс. га (12% от площади Шелеховского района), на которой расположены все природные скальники Олхинского плато и самые посещаемые туристические маршруты. Кроме того, здесь ведётся самая активная в Шелеховском районе охота. Ведь вся территория природного парка входит в охотугодья Шелеховского отделения Иркутской областной организации охотников и рыболовов.

Тем не менее учёные уверяют, что интересы охотников при создании парка не пострадают, так как охранный режим в природном парке более мягкий, чем, например, в ООПТ федерального значения (заповедники, нацпарки).

– На территории «Витязя» можно будет заниматься всем, кроме недропользования и сплошной вырубки деревьев, – рассказывают авторы проекта.

Однако нюансы по ведению охотхозяйственной деятельности всё-таки существуют. В границах парков по российскому законодательству должны быть выделены разные функциональные зоны. И обязательно должна появиться заповедная зона, где охота запрещена вообще.

– Рекреационная деятельность в полном объёме может быть реализована на 76% территории ООПТ – это охранная зона, на которой можно не только ходить туристам, но также охотиться и собирать ягоды, – уточняет Калихман.

Вопрос туристов о том, будет ли взиматься плата за эту самую рекреационную деятельность – посещение парка, размещение палатки и разжигание костра, так и остался не прояснённым до конца. Разработчики проекта «Витязь» ссылались то на опыт Красноярска, то на опыт Новосибирска и Бурятии, указывая, что везде управляющие парком органы принимают различные решения.

Скользким оказался и другой момент, который сразу же возникает при создании природного парка. Он касается незаконных туристических построек на Олхинском плато. Это многочисленные зимовья в лесу, сегодня уже представляющие целые «туристические деревни»: «Горнолыжка», «У Петровича», «Орлёнок», «Сказка» и т.д. Хозяева этих избушек – туристы, альпинисты, предпочитающие отдыхать на лоне природы, но подальше от наиболее популярных и проходных мест. До своих «загородных» домиков они добираются на машинах с высокой проходимостью и квадроциклах. «Хозяевам» этих самовольных построек учёные пообещали, что они в отличие от охотников в своих интересах ущемлены не будут. Совсем.

– Эти пять кластеров (незаконные туристические «деревни». – Прим. авт.) по закону можно отнести к зоне обслуживания посетителей в ООПТ. Здесь можно активно развивать туристическую инфраструктуру и легализовать эти постройки, которые пока нелегальны, – рассказывают авторы проекта, как любителям природы можно выйти из неудобного положения.

Но владельцам самовольно построенного жилья этого показалось мало: требовались гарантии, что при создании парка «Витязь» «нелегалы» смогут не только жить в своих домиках, как и раньше, но и заготавливать дрова и стройматериалы для ремонта. Отдельные «хозяева» и вовсе заметили, что жильё в лесу они построили для личного пользования, а не для обслуживания туристов. Татьяна Калихман убеждала обеспокоенных жителей леса, что беды не будет.

Зато список источников финансирования будущего природного парка «Витязь» выглядит пока в целом не очень убедительно. Презентуя проект, Татьяна Калихман сообщила, что парк будет развиваться за счёт бюджетных средств, грантов и частно-государственного партнёрства. При этом учёные из Института географии сослались на Хакасию, где местный алюминиевый завод создаёт специальный фонд для содержания местного природного парка. У шелеховского «Витязя» будет создан свой управляющий орган – дирекция, к компетенции которой, собственно, и отойдут вопросы развития государственно-частного партнёрства, а также регулирования деятельности самой ООПТ.

– Благодаря природным паркам происходит оживление социально-экономической жизни территорий, находящихся рядом. Ведь для туристов необходимо организовывать питание, жильё, транспорт. Для продвижения парка также потребуется печатать рекламные буклеты и так далее, – закончила на оптимистической ноте свой доклад Калихман.

«Не будет у нас охоты!»

– В Подкаменной люди даже не знают, что проходят слушания и что их ждут такие блага! – едко заметил один из усатых «богатырей», проникших в зал через чёрный ход. Стало понятно, что проникли тайком в зал районной администрации «свои» – местные жители.

Но районные власти попытались урезонить местных, и один из чиновников сообщил: «Администрация города Шелехова и Шелеховского района заинтересована в создании парка. В 2000 году мы уже пытались инициировать работу, но из-за политических моментов это не удалось».

Расставить точки и запятые в спорных вопросах по созданию «Витязя» решили и представители ЗАО «Дорожник». Кстати, оказалось, что их в зале не так уж и много, как волновались туристы.

– Как будет аннулирована наша лицензия на пользование недрами, кто нам компенсирует затраты за неё? – задала в общем-то резонные вопросы девушка в белой куртке, представлявшая ЗАО «Дорожник».

Ответить толком на вторую часть этого вопроса не смогли ни учёные, ни шелеховские «заинтересованные» чиновники. «Полагаю, минприроды всё вам компенсирует», – сообщил один из них под ироничные усмешки толпившихся недалеко от сцены представителей «Дорожника».

Руководство минприроды Иркутской области, однако, отвечать на подобные вопросы не стало – в зале находилась замминистра Нина Абаринова, но она ситуацию не прокомментировала.

Но настоящий шум подняли всё-таки, как и ожидалось в начале слушаний, именно проникшие в зал через чёрный ход усатые и плечистые мужчины. Уже стало понятно, что к «Дорожнику» отношения они не имеют, а вот интерес к созданию парка у них живой и неподдельный. Свои карты незнакомцы тут же раскрыли: оказалось, на тропу словесной войны с туристами вышли местные охотники.

– Всё местное население и охотники – двумя руками за охрану природы. Недаром вместе с вами мы стояли на пикете ради сохранения скальника. Но, если в парке появятся, как вы говорите, хорошие дороги, площадки для костров и палаток, это привлечёт бесконечное количество народа. И косуля уйдёт с территории. Не будет здесь у нас охоты! – объявил один из представителей охотколлектива.

Охотники выложили свои ключевые аргументы: охотятся они в этих местах с малолетства («Да и предки наши тут же ходили») и всё делают по букве закона («У нас оплачено. И охотхозяйственное соглашение по 2046 год»).

– Если квоты будет распределять администрация парка, мы чувствуем в этом большую угрозу, – признались они и попросили сократить территорию, где запрещена охота.

– Чтобы вы все вегетарианцами стали! Вы же мясо оттуда тащите! У вас шкурный интерес! – понеслось из разных углов. Туристы, встретив молчание со стороны «Дорожника», очевидно, нуждались в новом потенциальном враге.

Но тут неожиданно в деле «Туристы, охотники и недропользователи» появился четвёртый фигурант.

– Конев Иван! Дачник! – закричал, краснея от возбуждения, человек из толпы. – Вот охотники говорят, их тысяча. И они с бородами, сильные – хорошо представляют свои интересны. А нас, дачников, на этой территории 5–8 тысяч! Мы тоже можем привезти сюда людей! Когда я по дорожке иду, ваш гон ставит под угрозу жизнь моих детей! Давайте же наши интересы тоже учтём!

Так же внезапно, как появился, дачник Иван исчез из зала. Очевидно, надо было хлопотать на огороде. Зато вступился за охотников мэр Шелеховского района Максим Модин: «Вы сейчас критикуете охотников, а знаете, сколько они тратят личного времени, личных средств, чтобы тушить пожары в лесу?!»

Споры ещё долго сотрясали зал, но в конце концов процедура общественных слушаний дошла до своего логичного завершения – голосования. Итоги его выглядели следующим образом: 144 – «против», 272 – «за». Напоследок учёные из Института географии отметили, что в течение месяца все желающие могут отправлять свои предложения по проекту, который ещё предстоит корректировать. Наша газета будет следить за развитием ситуации.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер