издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Трезвый взгляд на пьянство

Почему Иркутская область опустилась в рейтинге трезвости

Где в Иркутской области действует «сухой закон»? Сколько жителей региона ежегодно погибают оттого, что приняли смертельную дозу алкоголя? Где расположены самые пьющие города Приангарья? И почему за год Иркутская область опустилась на семь пунктов в рейтинге трезвости России, заняв 77 место из 85? «Восточно-Сибирская правда» собрала на круглый стол экспертов, чтобы получить ответы на эти вопросы.

Каково реальное место Иркутской области на карте трезвости России?

Инга Жданова, начальник отдела организации деятельности Управления Роспотребнадзора по Иркутской области:

– Рейтинг учитывает показатели, которые в том числе мониторирует наша федеральная служба. В первую очередь это число умерших от отравлений алкоголем. Не случайно этот показатель стоит на первом месте, потому что количество отравлений алкоголем является косвенным показателем, отражающим истинные масштабы алкоголизации населения. По количеству летальных исходов мы находились в середнячках, занимая в разные годы 43–45 места в рейтинге субъектов Российской Федерации. Но по количеству самих отравлений лидируем. В этом году за третий квартал статистика показывает, что мы на 10 месте среди регионов России (в 2016 году – на 7-м). И входим в десятку лидеров стабильно.

Ситуация остаётся достаточно напряжённой. Ежегодно в Иркутской области регистрируется около 1650 отравлений алкоголем. Из них в прошлом году 188 закончились летальным исходом. В этом году цифры несколько меньше. Но посмотрим, какая ситуация будет по завершении года.

В структуре летальных исходов 90% приходится не на употребление алкоголя плохого качества, суррогатов алкоголя, а на отравление этиловым спиртом, выпитым в летальных дозах.

Марина Макарочкина, врио заместителя министра здравоохранения Иркутской области:

– По уровню заболеваемости алкоголизмом в сравнении с другими регионами России Иркутская область находится на 16-м месте. А в Сибирском федеральном округе мы по этому показателю вторые. По сравнению с предыдущими годами у нас заболеваемость алкоголизмом снижается, но не настолько, чтобы говорить о каких-то положительных перспективах.

Показатель заболеваемости первичным алкоголизмом у женщин, конечно, меньше, в основном болеют мужчины. В Иркутской области традиционно к наиболее пьющим относится Бодайбинский район, на втором месте – Нижнеудинский, на третьем – Киренский. Ещё назову здесь Усть-Удинский и Казачинско-Ленский районы. Северные территории у нас отличаются стабильно высоким показателем заболеваемости алкоголизмом. Но оговорюсь: мы здесь ссылаемся на официальную статистику, фиксирующую тех, кто обратился за помощью в лечебные учреждения. А сколько людей не обращается и занимается бытовым пьянством или употребляет алкоголь, чтобы снять стресс?

Какие вынесены уроки после массового отравления «Боярышником»?

Алексей Третьяков, главный внештатный токсиколог министерства здравоохранения Иркутской области:

– Буду говорить как токсиколог: в последние годы в Иркутской области происходит снижение количества случаев острых отравлений алкоголем. Особенно токсикологи это отметили после того, как запретили ночную торговлю пивом. Уменьшилось количество поступающих, уменьшилось количество молодёжи. Раньше нам их «Скорая» с улиц везла. В основном наш сегодняшний контингент – люди старше сорока лет. Это хронические алкоголики, которые выпивают одну, вторую бутылку и в итоге оказываются у нас. С этими людьми работать долго и сложно, поскольку подавляющее большинство из них свою болезнь отрицает.

По прошлому году у нас цифры были безобразные. И это связано с отравлением метанолом (произошло 17–26 декабря 2016 года. В результате отравления  концентратом для принятия ванн «Боярышник» пострадали 123 человека, 76 из них скончались. – «ВСП»). Это ЧП стало возможным в результате разгильдяйства. Люди, которые производили «Боярышник», заменили этиловый спирт на метиловый. И вопросы по этому случаю надо задавать Государственной Думе. Это они должны регулировать оборот алкоголесодержащих веществ, а не местные органы власти, не медики. В этом году у нас вновь проскочило несколько случаев отравления метанолом. Но, извините, что делать, если люди, заведомо зная, что у них в бутылке налита незамерзающая жидкость, в пьяном угаре, ничего не контролируя, пьют её? К сожалению, не в нашей власти изменить такого человека.

Почему у нас такие высокие показатели по количеству алкоголиков? Моё субъективное мнение таково: область насыщена колониями. Их контингент остаётся здесь. (По этой же причине у нас высокая заболеваемость туберкулёзом.) Эти люди формирует вокруг себя определённую среду, круг общения. Те, кто попадает к нам с острыми отравлениями алкоголем, к сожалению, в большинстве неблагополучные люди. Работать с ними очень сложно что нам, что наркологам. Они не идут на контакт, они не желают лечиться. А принудительного лечения алкоголизма сейчас законодательно не существует. Никто, как в советские времена, человека в ЛТП отправить не может. Поэтому мы можем внутри области обсуждать этот вопрос сколь угодно долго, но я не представляю, как мы можем изменить ситуацию.

Олег Бобров, майор полиции, начальник ООПАЗ УОООП ГУ МВД по Иркутской области:

– Основной задачей органов внутренних дел является пресечение преступлений и административных нарушений. С учётом трагедии, которая произошла в 2016 году, мы сделали для себя выводы. Я обозначу несколько цифр, которые характеризуют работу полиции в 2017 году.

По итогам 11 месяцев ГУ МВД Иркутской области из незаконного оборота изъято свыше 600 тонн алкогольной продукции. По количеству изъятого из незаконного оборота алкоголя Иркутская область занимает лидирующие места по России. Безусловно, уровень алкоголизации оказывает своё влияние на все сферы жизни. На сегодняшний момент сотрудниками полиции пресечено свыше 70 тысяч административных правонарушений, касающихся нарушения правил общественного порядка, 90% которых связаны с потреблением и распитием алкогольной продукции. За 11 месяцев 2017 года мы регистрируем снижение числа преступлений, совершённых в состоянии алкогольного опьянения, на 20%. У нас практически в полтора раза возросло количество обращений граждан по фактам нарушений, связанным с реализацией алкогольной продукции. Мы пресекли порядка 6 тысяч административных правонарушений, связанных с реализацией алкогольной продукции, в том числе около 400 правонарушений, связанных с реализацией алкогольной продукции несовершеннолетним, с продажей в ночное время (660), с реализацией алкоголя без лицензий. На территории Иркутска органами внутренних дел нанесён существенный ущерб незаконному обороту алкогольной продукции.

В рейтинге трезвости шесть критериев. Один из них – количество проданной алкогольной продукции. Той продукции, которая находится в законном обороте. Но, если мы пресекаем незаконный оборот алкогольной продукции, люди начинают больше покупать легального алкоголя. И эта статистика также оказывает влияние на рейтинги. В рейтинге также отображаются данные о том, сколько мы пресекли административных правонарушений. Если мы сделали выводы с учётом трагедии 2016 года и провели масштабные мероприятия, конечно, они окажут влияние на ротацию Иркутской области.

Как происходит замещение нелегального алкоголя?

Сергей Смолянинов, представитель оптового направления компании «БалтБир»:

– Сегодня три крупных игрока занимаются поставками алкоголя в Иркутскую область – «БалтБир», «СибАтом» («Юпитер») и компания «Сервико». Всё это крупные налогоплательщики, которые давно работают на рынке, деля его примерно поровну. Каждая бутылка у нас контролируется через ЕГАИС. За каждую бутылку мы отчитываемся перед государством. Нам невыгодно заниматься контрафактом и возить некачественный продукт.

Если говорить про алкогольный рынок, в 2017 году в компании «БалтБир» произошёл рост продаж. Недавно мы приняли программу винного направления. Это растущий сегмент. Вино предполагает совершенно другую культуру употребления алкоголя. Есть такая организация, как гастрономический клуб, которая пропагандирует культуру потребления алкоголя с продуктами.

Я очень много общаюсь с молодёжью, студентами и вижу, что в среде молодых людей от 18 до 23 лет в тренде здоровый образ жизни. Вы их уже не увидите массово пьющими пиво на набережной, как было 15–20 лет назад.

Молодые люди начинают разбираться, какой продукт предпочесть, если алкоголь и нужен. Есть положительные моменты, но это процесс небыстрый, и тут нужно действовать совместно всем нам.

Татьяна Копылова, коммерческий директор сети виномаркетов «Виноград»:

– Я готова поддержать Сергея Смолянинова. Компания «Виноград» на рынке больше 20 лет, и нареканий к качеству продаваемой продукции именно в нашей сети на протяжении долгих лет никогда не было за исключением недавнего сюжета по центральному телевидению, недавнего ангажированного и просто фейкового сюжета по центральному телевидению. Мы действительно работаем над культурой распития алкогольной продукции. Перед нами не стоит задача продавать водку с минимальной розничной ценой. Мы организовываем винные клубы, обучаем свой персонал. По нашим магазинам, где представлены вина со всех стран мира, можно проводить экскурсии.

Да, мы фиксируем небольшой рост продаж. Происходит это потому, что люди обратили внимание на нашу сеть, люди нам доверяют.

У нас больше сейчас развивается группа «вина». И даже группа «пиво» уходит на второе место. О чём тоже хотелось бы поговорить. Мне лично не нравится, что у нас много точек по продаже разливного пива. И молодёжь, покупая «баллоны», уходит куда-то в парки это распивать. Это пока ещё существует.

А вино в парке ты пить не будешь. Очень много мероприятий в городе проводится, чтобы сочетать алкоголь и гастрономию, и в хореке (HoReCa (рус. Хорека) – термин, обозначающий сегмент сферы услуг индустрии гостеприимства (общественного питания и гостиничного хозяйства) и канал сбыта товаров с непосредственным потреблением продукции в месте продажи. – «ВСП»), и в рознице. У нас и дегустации организуются, чтобы показать, как правильно употреблять алкоголь. «Виноград» работает с компанией «Юпитер» – это основной наш поставщик, который напрямую сотрудничает с производителями.

Семён Идт, коммерческий директор сети супермаркетов «Слата»:

– Всё, что сказано, это правильно, конечно. Нужно поддерживать здоровый образ жизни, с одной стороны, но с другой – нужно бороться за продажу качественного алкоголя в розничных магазинах. Если говорить о прошлогодней ситуации, когда случилось отравление «Боярышником», продажи у нас от этого не упали, они у нас от этого выросли. В первую очередь люди в какой-то степени стали бояться за свою жизнь и начали покупать алкоголь в специализированных розничных торговых точках, которые отвечают за качество.

Несмотря на то что Сергей и Татьяна говорили о том, что надо приобщать людей к другому образу распития алкогольных напитков, я считаю в нашей ситуации важно выявление незаконного оборота алкоголя, который несколько больше, чем в других регионах (именно поэтому у нас проблема отравлений остро стоит). Основная роль в этом принадлежит полиции. Если брать другие регионы России, то в сфере продажи алкоголя доля розничных сетей там гораздо больше, чем в Иркутской области. У нас сегодня много мелких розничных торговых точек, которые борются за выживание и пытаются зарабатывать деньги, продавая порой некачественный алкоголь, «Боярышник», спирт.

С точки зрения потребления мы также хотим, чтобы в нашей сети покупали не только водку. У нас растёт доля категории «вино», хоть и незначительно. Растёт и доля водки с минимальной розничной ценой. Люди у нас, к сожалению, не богатеют. Соответственно, более дешёвая водка продаётся лучше, чем вся остальная. Нужно, несмотря на стоимость водки, обеспечивать её качество.

Алексей Третьяков:

– К нам поступают люди, которые пьют шикарнейшие коньяки. В нашем случае речь идёт не о качестве, а о количестве выпитого. Раньше нам с пива молодёжь везли в коме. Да, слабоалкогольный напиток, но если 5 литров под пакетик «Кириешек» принять, результат будет тот же самый, что и от бутылки водки.

Инга Жданова:

– Наша статистика подтверждает, что дело не в качестве, а в количестве выпитого. Независимо от качества 90% смертельно отравившихся алкоголем погибают от количества выпитого.

Юрий Коренев, председатель Общественной палаты Иркутска, ресторатор:

– На сегодняшний момент купить некачественный алкоголь в сетях практически невозможно и нереально. Государство так забюрократизировало и зарегламентировало продажу алкогольной продукции, что я не знаю, что с этим может сравниться. У нас и акцизные марки, и ЕГАИС. То же самое касается ресторанов. Невозможно в заведениях найти нелегальную продукцию, весь суррогат продаётся где-то на окраине. И здесь основная проблема – это государство. Оно должно прийти к монополии на выпуск крепкого алкоголя. И не надо будет бороться с розницей.

Мои личные наблюдения: наше поколение было гораздо более пьющим, чем поколение наших детей. Я смотрю на ребят, как мы говорим, молодёжь – они абсолютно трезвые. Пьют кратно меньше нас. Потому что у них другие ценности. А дальше должны включаться социальная политика, спорт, пропаганда здорового образа жизни, культура, воспитание – кроме водки есть и другие напитки. Хочу за пиво немножко заступиться. Я 25 лет продаю в Иркутске пиво. 0,3 литра качественного живого пива – это полезно.

Кто должен пропагандировать культуру потребления алкоголя?

Инга Жданова:

– Я как врач говорю, что безопасных доз алкоголя не бывает. Любая доза может способствовать обострению болезней или привести к смерти. Когда мы смотрим талоны людей, умерших по разным причинам, видим: умер от сердечного приступа, инфаркта, инсульта – и, как правило, произошло это на фоне алкогольного опьянения.

Нужно пропагандировать трезвый образ жизни. Это настоящей культурой будет.

Замечу, что мы даже в этом году не достигли такой продолжительности жизни, которая у нас была в период после антиалкогольной кампании (1985–1987 гг. – «ВСП»). У нас в стране, и в Иркутской области в частности, сократилось количество смертей, в том числе от сердечно-сосудистых заболеваний, резко сократилось количество инфарктов, инсультов. И мы до сих пор не достигли той продолжительности жизни, несмотря на развитие медицины.

Марина Макарочкина:

– Нет волшебной палочки, которой взмахнёшь – и все бросят пить. И невозможно выбрать организацию, которая будет отвечать за трезвость в Иркутской области. Естественно, должна быть мультидисциплинарная ответственность медиков, спортивных функционеров, деятелей культуры и других. Каждый на своём уровне должен в одну сторону смотреть, работая с тем контингентом, который к нам по роду деятельности обращается. Пропаганда здорового образа жизни всё-таки приносит свои плоды, раз мы наблюдаем, что молодёжь стала меньше пить, меньше попадать в токсикологию.

Как запретительные меры работают на трезвость?

Инга Жданова:

– Меры, которые способствуют снижению алкоголизации, уже давно определены мировым сообществом и на уровне нашего государства. Показали высокую эффективность ограничения доступности алкоголя, сокращение числа торговых точек. Я рада, конечно, что у нас появляются винные музеи. Но лучше, конечно, в шаговой доступности иметь спортивные сооружения, обычные музеи.

В Иркутской области антиалкогольное законодательство достаточно развито. И, прослеживая эффективность принимаемых мер, хотелось бы отметить, что за последние пять лет у нас снизилась заболеваемость первичным алкоголизмом (впервые установленным). И самое главное, в 2016 году не отмечалось случаев хронического алкоголизма у детей до 14 лет и у подростков. Раньше у нас такие случаи были. Ежегодно их регистрировалось больше сорока, даже до 80 случаев первичного хронического алкоголизма среди подростков и детей, к сожалению, доходило.

Если говорить об эффективности запретительных мер, хочу рассказать о посёлке Хамакар Катангского района. Жители обращали внимание, что люди много пьют, появляются на свет дети с врождёнными пороками, уродствами. Жители собрали сход и обратились в правительство Иркутской области – в Службу потребительского рынка. И там теперь продажа алкоголя осуществляется один раз в неделю – в пятницу – и всего три часа. Население поддержало предпринимательское сообщество. А в деревне Тетея Катангского района вообще никто не продаёт алкоголь. Там нет официального запрета, а действует общественный договор. Эффективность этих мер такова: на этих территориях за последние пять лет не регистрируются алкоголизм, отравления. Вот это эффективно.

Наталья Дроздова, начальник отдела госрегулирования оборота алкогольной продукции Службы потребительского рынка Иркутской области:

– На уровне федерального законодательства действуют запрет на продажу алкоголя несовершеннолетним, запрет на торговлю алкоголем в территориях, прилегающих к культурным, медицинским учреждениям, в аэропортах, иных местах массовых скоплений людей. Но субъектам федерации дано право дополнительно регулировать эту сферу.

В настоящий момент в Иркутской области, мне кажется, сложился паритет интересов бизнеса и населения. Введённые запретительные меры всем известны и понятны. В этом году по инициативе в том числе Роспотребнадзора, иных органов власти ввели два дополнительных запрета – запрет продажи спиртного в дни выпускных вечеров, которые определяются органами местного самоуправления, и в День трезвости – 11 сентября. И считаем, что существующие запретительные меры достаточны. Мы должны, во-первых, обеспечить потребителю определённую доступность, а во-вторых, не создавать административные барьеры, чтобы не давить бизнес, экономически его не притеснять. Если обе стороны будут придерживаться разумных границ поведения – этого вполне достаточно для создания основы для благоприятного развития ситуации.

На самом деле, цифры это и показывают. Потребление алкоголя, по данным официальной статистики, за пять лет сократилось на 25%. И если раньше фиксировалась приверженность населения к более крепким напиткам, то на протяжении ряда лет интерес перемещается в сторону слабоалкогольных.

Мне кажется, что все наши совместные действия, может, пока и небольшими, как показывает рейтинг трезвости, плодами увенчаются. Всякое ранжирование имеет две стороны. Если мы говорим, что на рейтинг повлияли высокие цифры в доле выявленных преступлений, это выглядит плохо. Хотя на самом деле это говорит о повышенном внимании к проблеме. Так же стоит подходить и к вопросу ограничений. Слишком большие ограничения ведут к развитию теневого сектора.

Сергей Смолянинов:

– У людей уже формируется правильное отношение к продукту. Люди начинают задумываться, с какой целью они его приобретают. Надо развивать регион, чтобы люди не покупали алкоголь с целью забыться.

Юрий Коренев:

– Я дополню: сейчас Иркутск на глазах меняется. И в лучшую сторону. Во дворах устанавливаются спортивные тренажёры, появляются зоны отдыха и новые спортивные сооружения. Когда мы добьёмся того, чтобы в городе появилось больше парков, где можно гулять, на велосипедах ездить, на лыжах кататься, когда появится много доступной спортивной, рекреационной инфраструктуры, тогда пьянство пойдёт на убыль. А бороться с алкоголизмом, вводя «сухой закон», – это уже проходили, это путь в никуда.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер