издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пар и уголь

Как получают тепло, идущее на производство электричества

Выработка энергии на ТЭЦ в общих словах выглядит просто: уголь сжигают, чтобы получить пар, который раскручивает турбины, дающие электричество. На практике всё выглядит гораздо сложнее и подразумевает использование нескольких физических законов и явлений, среди которых не последнюю роль играют центробежная сила и гравитация. Об этом «Сибирский энергетик» узнал в котельном отделении котлотурбинного цеха Усть-Илимской ТЭЦ.

– На многих станциях существует разделение на котельный и турбинный цеха, – говорит машинист центрального теплового щита управления котлами Усть-Илимской ТЭЦ Евгений Тарасов, когда мы заходим в огромное – 350 метров между торцами – шумное помещение. – У нас цех совмещённый, поэтому и называется котлотурбинным.

Язык терминов в данном случае как нельзя лучше отражает единство двух составляющих тепловой энергетики. Без пара, который вырабатывают котлы, нет электричества, которое вырабатывают турбины. Есть и обратная зависимость – питательная вода для котлов приходит из турбинного отделения. Но мы движемся по пути угля, без которого нет энергии, поэтому сворачиваем направо, к котлам.

Система пылеприготовления

Местом предыдущей остановки, сделанной месяц назад на Ново-Иркутской ТЭЦ, был топливно-транспортный цех. Здесь мы проследовали от ближайшей к теплоэлектроцентрали железнодорожной станции, куда приходят вагоны с разрезов, до угольного склада – площадки под открытым небом, где хранится сырьё. Такова единая схема. Усть-Илимская ТЭЦ отличается лишь тем, что сюда топливо привозят самосвалами. «Со склада его бульдозерами подают на качпитатели – устройства, куда уголь ссыпается и откуда впоследствии по ленточным конвейерам поступает в бункера, – рассказывает машинист центрального теплового щита управления котлами Александр Губанов. – По всей длине цеха тянется ленточный конвейер, который распределяет уголь по котлам – первому, второму, третьему и так до седьмого».

Бункера – по два на каждый агрегат – находятся примерно в 26 метрах от уровня земли. Напрямую из них уголь в котлы не подают: кусочки топлива для начала нужно размолоть в пыль. Поэтому их с помощью шнекового питателя – устройства, внутри которого находится винт, напоминающий изобретение Архимеда, – подают в мельницу. По пути топливо подсушивают горячими – до 600 градусов Цельсия – газами, которые забирают из топки котла и передают по системе труб. Дело в том, что уголь сам по себе содержит влагу, к тому же в зависимости от погодных условий может набирать воду, пока хранится на улице.

Размол угля производится путём многократных ударов шарнирно подвешенными билами – так называют металлические конструкции с двумя проушинами. Вес каждой – около 12 кг. Несколько десятков бил крепят с помощью билодержателей к дискам на валу. В результате получается многоярусный «цветок» со 120 билами. Он заключён в корпус мельницы, внутренняя часть которого покрыта прочной бронёй. Электродвигатель раскручивает вал мельницы до нескольких сотен оборотов в минуту, так что куски угля, диаметр которых достигает пары сантиметров, размалываются в мельчайшую пыль.

Пылегазовоздушную смесь, получившуюся на выходе из мельниц, мощный вентилятор тянет вверх по специальному тракту. Она попадает в сепаратор, где крупная и мелкая фракции разделяются. Происходит это под воздействием простых физических законов. Сепаратор представляет собой конус, внутри которого расположены направляющие лопатки. Они создают вихревой поток, в котором кружится смесь. Центробежная сила прижимает к стенкам крупные частицы. Под действием силы тяжести они осыпаются в мельницу и домалываются. А смесь пыли и газов продолжает свой путь по тракту под крышу корпуса, где расположены циклоны – очистители, предназначенные для отделения взвешенных частиц от газа. Готовая пыль, проходя через щепоуловители, очищается от мусора и накапливается в бункере пыли. А газовый поток и наиболее тонкая пыль отсасываются мельничным вентилятором и сбрасываются. Таким образом, потери топлива полностью исключены. Подобная схема применяется на большинстве агрегатов любой тепловой электростанции.

Магия числа восемь

Установленные под бункером пыли пылепитатели дозируют нужное количество пыли в пылепровод. На каждый бункер пыли – их, как и бункеров сырого угля, по два на агрегат – приходится восемь питателей. Транспорт пыли осуществляется воздухом, засасываемым в смеситель за счёт разрежения, создаваемого паровым эжектором, который установлен в пылепроводе котла.

Топка П-образного котла, в свою очередь, состоит из двух предтопков. Если взглянуть на её разрез сверху, увидим два сообщающихся между собой восьмигранника. На каждой грани по одной горелке. Вместе с угольной пылью на неё подают воздух. Его забирают с улицы. Но прежде, чем попасть в топку, воздух, проходящий через конвективную шахту, обязательно подогревают – чем выше температура, тем выше коэффициент полезного действия котла. На входе в топку он обычно нагрет до 300 градусов Цельсия.

«Рабочий цикл котла зависит от разрежения, – объясняет Тарасов. – В топку подаются воздух и топливо, происходит горение. В процессе горения увеличивается объём топочных газов – дыма. Раз они есть, значит, нужен дымосос. У обычной печки эту роль играет труба, у нас же тяги от двух труб высотой 180 и 250 метров не хватает, поэтому используются вентиляторы с мощными электродвигателями. Их по два на каждый котёл, такие же насосы стоят на подаче воздуха».

Высота котлов БКЗ-420, установленных на Усть-Илимской ТЭЦ, достигает почти 42 м. Топливо сжигают в нижней части котла, на первом десятке метров. Ядро факела находится на уровне 5,4 м от пола котельного отделения. О температуре внутри него можно только догадываться, мы лишь скажем, что она крайне высока. Датчики, установленные на отметке 13 м, показывают 1580–1590 градусов. При этом несколько ниже, на уровне 10,8 м, заканчивается камера горения. С этой отметки начинается камера охлаждения. Из газов, которые проходят через неё, энергетики стремятся забрать как можно больше тепла. Часть из них забирают в качестве сушильного агента для подготовки топлива. Поскольку котёл в разрезе напоминает букву П (бывают, впрочем, и Т-образные конструкции), газы, поднимаясь, проходят через верхнюю перемычку и спускаются через конвективную шахту. Проходя сквозь неё, они подогревают воздух, который подаётся в топку по отдельным трубам, и воду. На выходе из котла температура дымовых газов составляет не больше 130–150 градусов.

Сила воды

Питательная вода, которая поступает в котельное отделение, на выходе из турбинного отделения нагрета до 220 градусов. Кажется, это противоречит школьному курсу физики, из которого все помнят, что вода закипает при 100 градусах Цельсия, но есть один нюанс: подают её под давлением 174 кгс/см2. То есть 17,26 мегапаскаля. Это в 170 раз больше нормального атмосферного давления, которое, если отойти от привычных миллиметров ртутного столба, составляет 101,325 килопаскаля. «При атмосферном давлении это будет не вода, а пар, – добавляет Тарасов. – Но при таком давлении она ещё остаётся жидкостью». Проходя через экономайзеры, установленные в конвективной шахте котла, она благодаря уходящим газам нагревается до 330 градусов и поступает в барабан, который находится наверху агрегата – на отметке 36 м. В барабане происходит отделение пара от воды. Пар отводится в пароперегреватель, где нагревается до 550 градусов, и подаётся на турбины ТЭЦ. Вода через опускные трубы поступает в нижние коллекторы и подаётся в котёл.

Топка котла изнутри покрыта экранами – множеством труб, сваренных между собой. Тепло, которое высвобождается при сжигании угля, через их стенки нагревает воду, превращая её в пароводяную смесь. Последняя поднимается по трубам в барабан котла, где смешивается со смесью, приходящей из экономайзеров. Дальше цикл повторяется – пар поступает в паропровод, идущий к задвижкам турбин, а отделённая от него в барабане вода уходит в котёл. В турбоагрегатах пар механически раскручивает ротор турбины, который вращает генератор, а он, в свою очередь, вырабатывает электричество.

Уголь, который используют для производства двух видов энергии, не сгорает без остатка. Одним из продуктов его сжигания становится сухая зола уноса, которая уходит с дымовыми газами и оседает в улавливающих установках. Другой остаточный продукт – шлак.

В нижней части топки установлен шлаковый комод, на котором предусмотрены лючки. Если открыть лючок, можно увидеть, как струя расплавленного шлака из лётки котла поступает в шлаковые ванны, заполненные водой, гранулируется. Заглядывать приходится буквально краем глаза с применением средств защиты, ведь там бушует яркое пламя. Далее шнековым транспортёром шлак дробится и удаляется из ванны в канал, который тянется вдоль всего цеха ниже уровня пола.

– Зола улавливается в батарейном золоуловителе, – объясняет мой собеседник. – Далее она поступает в золосмывной аппарат. Здесь она омывается водой. Назвать получившуюся смесь пульпой я не могу, потому что пульпа – это вода, шлак и зола.

Именно эту смесь с помощью багерных насосов перекачивают в золоотвал ТЭЦ. На нём стоит система управления насосными установками. Воду, которая содержится в пульпе, очищают от золы со шлаком и возвращают в производственный цикл станции.

 

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер