издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Железнодорожная «удавка»

ОАО «РЖД» объявило войну частной компании на рынке перевозок

Восточно-Сибирская железная дорога – филиал ОАО «РЖД» – в 2018 году предприняла максимальные усилия для того, что пресечь годами наработанную практику транспортировки грузов с главной грузовой станции столицы Приангарья Иркутск-Сортировочный. Государственная монополия в ущерб собственным экономическим интересам и интересам своих контрагентов выдавливает из транспортного бизнеса компанию, которая несколько лет работает с десятками грузоотправителей. Выполнять судебные запреты, обязывающие ОАО «РЖД» сохранять сложившийся порядок работы станции до разрешения ситуации, чиновников РЖД вынуждает только угроза применения статьи 315 УК РФ, регламентирующей наказание за неисполнение судебных решений.

Общие правила для путей необщего пользования

В России существует несколько категорий железнодорожных путей. Пути общего пользования расположены на станциях и между ними, принадлежат РЖД и не могут принадлежать частникам. Пути необщего пользования примыкают к путям общего пользования или к другим путям необщего пользования, они могут принадлежать РЖД или находиться в частной собственности. Для доставки своих грузов со станций РЖД на склады компании могут пользоваться услугами как РЖД, так и других подрядчиков. Локомотивы, которые перевозят вагоны с грузами и возвращают порожние вагоны на станции, могут принадлежать и эксплуатироваться РЖД, монополия может сдавать их в аренду. Также локомотивы могут быть в частной собственности. Таких «частных» локомотивов много.

В соответствии с Уставом железнодорожного транспорта, существует несколько видов договоров, которые обычно заключаются для доставки грузов со станций до конечной точки. Первый – это договор на эксплуатацию железнодорожного пути необщего пользования, второй – договор на подачу и уборку вагонов. Первый случай – это своего рода аренда, возмездное «разрешение» перевозчика третьим лицам ездить по своим путям необщего пользования. В ситуации с РЖД это также означает фактическую передачу сторонним организациям функции по подаче и уборке вагонов. Во втором случае договоры регламентируют возмездное оказание услуг, заключаются напрямую между перевозчиком и контрагентами либо между контрагентами и другой компанией, которая подаёт и убирает вагоны. При этом путями необщего пользования могут владеть как контрагенты, так и перевозчик. Все могут договариваться друг с другом – определять по своему выбору компанию, которая оказывает услуги по подаче и уборке вагонов, брать друг у друга в аренду локомотивы или пути необщего пользования.

Новые правила игры для старых партнёров

ООО «Транс-Иркутск» на основании договоров на эксплуатацию путей необщего пользования, заключённых с РЖД, стабильно работало на станциях Иркутск-Сортировочный и Улан-Удэ более 10 лет, транспортируя вагоны своим многочисленным контрагентам – грузоотправителям и грузополучателям. Это было выгодно как самой монополии и «Транс-Иркутску», так и контрагентам: ООО «Транс-Иркутск» работало примерно с 60 контрагентами. Компания заключила свои первые договоры с РЖД в 2006 году, после этого они ежегодно пролонгировались.

Всё без сбоев работало до 2017 года, когда кто-то в огромной системе РЖД поменял правила игры, потребовав убрать из сложившейся системы частных подрядчиков, которые доставляют вагоны с грузовых станций до складов и погрузочно-разгрузочных площадок.

Проблема возникла при пролонгации договоров на эксплуатацию путей необщего пользования с РЖД. В Улан-Удэ на работе предприятия сразу был поставлен крест – договор в ноябре 2017 года не продлили. Однако в Иркутске на местном уровне чиновники РЖД ещё до глобальной смены правил игры в конце 2017 года согласовали продление договора.

Юридических оснований для расторжения договора на эксплуатацию путей необщего пользования по станции Иркутск-Сортировочный ВСЖД у РЖД не было и нет, и монополия стала искать лазейки в законодательстве для того, чтобы убрать «Транс-Иркутск» из системы. Чиновники РЖД сослались на норму Устава железнодорожного транспорта, которая предусматривает возможность заключения перевозчиком подобных договоров с владельцем пути только в отношении тех путей, которые находятся у него во владении. На конец 2017 года у «Транс-Иркутска» во владении было только 2-3 таких участка путей, и ОАО «РЖД» требовало оставить договорные отношения только с теми контрагентами, чьи пути были во владении у компании. Однако ООО «Транс-Иркутск» полностью выполнило формальное требование, подтвердив владение путями в необходимом объёме.

Тогда ОАО «РЖД» пошло на прямое нарушение условий договора (который, в соответствии с Гражданским кодексом, нельзя разрывать в одностороннем порядке) и перед мартовскими праздниками отказалось пускать локомотив «Транс-Иркутска» на пути общего пользования станции Иркутск-Сортировочный для подачи и уборки вагонов. Диспетчер станции в какой-то момент просто перестал разрешать локомотиву компании выезжать на пути общего пользования.

Юристы компании подали иск о незаконном одностороннем отказе от сделки и через суд – в качестве обеспечительной меры – добились запрета на блокирование работы компании. Надо понимать, что скрывается за юридической терминологией и что именно регламентирует Железнодорожный устав: это системная работа десятков компаний, ежедневно принимающих и отправляющих какие-то грузы. Блокируя работу «Транс-Иркутска», ОАО «РЖД» фактически блокировало работу и контрагентов, что привело к убыткам, штрафам и простоям.

Получив в суде обеспечительные меры в виде запрета на блокировку работы «Транс-Иркутска», к делу подключились судебные приставы, были проведены рабочие совещания, и с 30 марта ОАО «РЖД» разблокировало работу «Транс-Иркутска». Видимо, всё же сработала угроза применения 315-й статьи.

Однако ОАО «РЖД» временно разблокировало работу компании на фоне заявлений перевозчика о том, что договор на подачу и уборку вагонов по станции Иркутск-Сортировочный предполагает использование исключительно арендованного у монополии локомотива: дескать, у «Транс-Иркутска» нет такого, на котором можно выполнять заключённые договоры. Но ситуация эта создана намеренно и совершенно искусственно, ведь сама дорога ещё в конце 2017 года была готова предоставлять локомотивы в аренду «Транс-Иркутску» только с запретом выезда на пути общего пользования станции. Это нонсенс, поскольку работа компании сопряжена с тем, что локомотивы обязательно должны выезжать на пути общего пользования станции, чтобы подавать вагоны контрагентам и убирать их: никто не будет перекидывать вагоны по воздуху с места, где они стоят на станции, к путям необщего пользования. Если выполнять требования РЖД, то арендованный у них локомотив – это чемодан без ручки. На ВСЖД это прекрасно понимают, равно как прекрасно понимают и то, что только РЖД в состоянии обеспечить условия, при которых «Транс-Иркутск» может работать в соответствии с заключённым в конце 2017 года договором. Но вся внутренняя переписка дороги сосредоточена вокруг выполнения эти невыполнимых условий – локомотив в аренду дадим, но на станцию пустим только в том случае, если он будет следовать к месту ремонта, вагоны таскать ему нельзя. Так зачем тогда брать в аренду локомотив?

Обращения компании о внесении в договор изменений, предусматривающих возможность обслуживания путей локомотивами, арендованными у иных лиц, ОАО «РЖД» до сих пор игнорируются. По этому поводу ООО «Транс-Иркутск» обратилось в УФАС и арбитражный суд.

Инструкция – что дышло: куда повернёшь – туда и вышло

Юристы компании также доказывают в судах, что инструкция по порядку использования путей необщего пользования (есть для каждого такого пути) должна в полной мере соответствовать договору на эксплуатацию этих путей. Инструкция ООО «Транс-Иркутск» позволяет использовать на путях необщего пользования локомотивы третьих лиц, но договор этой инструкции не соответствует: дорога в разных документах по-разному интерпретирует правила обращения с собственной инфраструктурой.

На нынешнем этапе ОАО «РЖД» под угрозой применения 315-й статьи согласовало договор аренды локомотива с «Транс-Иркутском» для обслуживания путей на период действия обеспечительных мер, то есть до окончания действия судебного запрета на блокирование работы компании. При этом цена аренды локомотива РЖД значительно превышает цену аренды у иных частных владельцев локомотивов.

Сами обеспечительные меры обжалованы в арбитражном апелляционном суде. Все юридические разбирательства имеют очевидный временной порог – это ноябрь 2018 года, срок, до которого действует договор между РЖД и «Транс-Иркутском». Если ситуация не изменится, ОАО «РЖД» просто не продлит договор и уничтожит предприятие.

Ситуация демонстрирует, насколько быстро и неожиданно монополист может менять правила игры, без объяснения причин разрушая складывавшуюся годами систему работы огромной машины по транспортировке грузов железной дорогой. Заложниками этой ситуации оказываются не только хозяйствующие субъекты – грузоотправители, перевозчики, владельцы путей необщего пользования и складов, но и обычные потребители тех товаров, которые перевозятся в этих вагонах. Ведь любые издержки система, безусловно, будет транслировать в стоимость конечного товара.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер