издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Большая перемена»

Увеличивается количество выпускников, взявших перерыв между школьными выпускными экзаменами и поступлением в вуз

  • Автор: Алина Кириллова и Екатерина Михайлова

В иркутских высших учебных заведениях в разгаре приёмная кампания. В одном из крупнейших вузов региона – Иркутском госуниверситете – в этом году констатируют: примерно треть абитуриентов составляют выпускники прошлых лет. По сравнению с 2017 годом их количество пусть незначительно, но выросло, говорят в приёмной комиссии ИГУ. Год перерыва между школьными выпускными и вступительными испытаниями становится всё более распространённым явлением. Наши корреспонденты поговорили с теми, кто счёл для себя важным устроить «большую перемену» между школой и вузом. О том, зачем это нужно, читайте в материале Алины Кирилловой и Екатерины Михайловой.

 

Иван, 18 лет

– Я окончил школу в 2017 году. Когда пришло время поступать, не смог определиться, поэтому решил взять год перерыва. В армию я был не годен, так что на этот счёт особо не беспокоился.

Мои родители отнеслись к этой идее на удивление хорошо, хотя у моего отца три высших образования (юридическое, инженерное и политологическое), у мамы одно (лингвистическое), оба занимают высокие должности. Они оба поступали туда, куда сами захотели, своей работой и социальным положением вполне довольны. Видимо, они поняли, что я сам прекрасно знаю, что мне нужно делать. Родители считают, что лучше учиться той профессии, по которой ты будешь в дальнейшем работать, а не просто так поступить куда-то, лишь бы поступить.

На мнение одноклассников я, если честно, не сильно обращал внимание, мне было как-то безразлично, что они все поступают, а у меня совсем другие планы. Я решил переехать в Москву, найти работу, а потом там поступить. Родители помогли мне с переездом, первое время помогали материально, но потом я начал зарабатывать достаточно, чтобы жить самостоятельно, без их помощи. За этот год перерыва я успел поработать в различных сферах: был администратором, менеджером. Набрался опыта, стал больше понимать, что мне нужно делать сейчас и вообще в дальнейшей жизни. Теперь готовлюсь к поступлению – хочу стать режиссёром или кинооператором, а также подумываю реализовать одну свою бизнес-идею.

Июль – пора поступления в университеты. Гонка одиннадцатиклассников за оценками и высокими баллами закончилась. По словам министра образования Иркутской области Валентины Перегудовой, с каждым годом выпускники в Приангарье сдают ЕГЭ всё лучше и лучше. Но при этом специалисты отмечают, что психологическое напряжение, связанное с подготовкой к экзаменам и их сдачей, а также с поступлением, негативно сказывается на состоянии здоровья многих учеников. Помимо этого в процессе активной подготовки к экзаменам времени на поиски себя и своей будущей профессии у многих просто не остаётся.

По данным Иркутского государственного университета, с каждым годом выпускники прошлых лет приходят подавать документы всё чаще. «В этом году таких абитуриентов стало немного больше, примерно треть от всех поступающих. Кто-то недостаточно хорошо сдаёт ЕГЭ, кто-то потом пересдаёт и поступает. Такие были, есть и будут», – поделилась заместитель ответственного секретаря приёмной комиссии Юлия Монах.

Мамы и папы, напротив, убеждены, что «поступать надо сразу». Так, девять из десяти родителей выпускников 2017-2018 годов, с которыми мы разговаривали на эту тему, уверены, что безобидный, на первый взгляд, перерыв легко может перерасти в полный отказ от получения высшего образования. Ольга, мама двоих детей, работающая уже больше 20 лет мужским стилистом, называет год отдыха «расслабухой, которая ни к чему хорошему не приведёт». «Лучше уж поступить не туда и потом перевестись, чем вообще не поступить, так ведь можно совсем разлениться. Не для нас это, не для русских», – говорит она.

– Самые распространённые комментарии, которые я слышу от выпускников, их родителей и своих коллег, – это опасения, что поступать через год будет сложнее, увеличивается риск не поступить туда, куда бы хотелось, – комментирует практикующий психолог, кандидат психологических наук Маргарита Ушакова. – Вторым по популярности является противоположное опасение о том, что вчерашний выпускник за год утратит желание становиться студентом в принципе. Также вполне живы страхи и перед армией, и перед внезапной семейной жизнью.

На её взгляд, часто родительские опасения преувеличены, но в каждой ситуации полезно обсуждать их со всеми членами семьи. Каждому ребёнку нужно разное количество времени, чтобы определиться со своим призванием. Кто-то сразу знает, кем он хочет быть, а кто-то только разбирается в этом, это абсолютно нормально для данного возраста. Если у ребёнка изначально нет желания учиться, то оно и не возникнет само собой. Интерес к получению знаний должны прививать родители с детства, так как их мнение является авторитетным для ребёнка.

Алиса, 18 лет

– Я никогда не могла точно сказать, кем я хочу быть, – говорила она нашему корреспонденту. – Чем ближе было к 11 классу (Алиса – выпускница 2017 года. – «ВСП»), тем больше я беспокоилась, у меня совершенно не было никаких идей. В какой-то момент у меня в голове была мысль, что после окончания школы я могу пойти в кулинарный техникум, проучиться там всего 9 месяцев и стать поваром-кондитером, ведь мне очень нравится готовить и печь. Но позднее я отказалась от этой задумки. В итоге, когда я поняла, что хочу стать переводчиком и уехать в другую страну, было уже слишком поздно, хотела поступать на бюджет, а к ЕГЭ по английскому языку я бы за два-три месяца настолько хорошо подготовиться не успела. Решила перенести поступление на следующий год, а до этого времени пойти работать.

Мои родители были совершенно не против, более того, это вообще была их идея. Мой отчим сам не имеет высшего образования, он ушёл из университета, потому что ему нужно было кормить жену и ребёнка, а совмещать учёбу и работу не было возможности. Но никаких трудностей из-за отсутствия диплома он не испытывал, поэтому о своём решении не жалел. Сейчас у него свой бизнес, если можно так сказать, и он успешно совмещает три должности – директора, менеджера и рабочего.

В моём классе поступили все, кроме меня и одного парня. Я не чувствовала ни стыда, ни зависти, только облегчение, что мне не придётся заниматься тем, что не приносит удовольствия. У меня есть возможность подумать и найти свой путь.

Найти работу было не так-то просто. До восемнадцатилетия оставалось ещё полгода. Устроиться мерчендайзером в супермаркет я смогла лишь по знакомству. Там я встретила своего молодого человека, теперь мы вместе не только работаем, но и с недавних пор ещё и живём – вместе снимаем квартиру.

Поступление я пока решила отложить ещё на некоторое время, поняла, что всё-таки не до конца уверена в своём выборе и вообще не до этого пока. О том, что взяла перерыв в учёбе, никогда не жалела, напротив, очень рада, что приняла такое решение, ведь сейчас я работаю в своё удовольствие, узнаю много нового и получаю интересные предложения о развитии навыков.

Важно понимание – для чего именно нужен gap year (год отсрочки. – «ВСП») самому выпускнику и как на это смотрят остальные члены семьи, говорят психологи. Это один из первых экзаменов на самостоятельность для молодых людей, которые входят во взрослый мир, и одновременно важный экзамен на умение принять и поддержать эту самостоятельность для окружающих взрослых. «Если желание сделать перерыв связано с большим интересом, стремлением к новому опыту, жаждой самостоятельности молодых людей – это огромный ресурс не только для последующей учёбы, но и для всей их дальнейшей карьеры», – утверждает Маргарита Ушакова.

– Поддерживая эти самостоятельные решения, близкие взрослые помогают вчерашним школьникам строить своё будущее таким, каким не смогут его увидеть другие: в нём быстрее появятся настоящие мечты, свои большие цели, преграды, сложности, победы и новые вершины. Всё то, что делает нашу жизнь исключительно нашей и позволяет чувствовать себя её настоящими хозяевами, – продолжает психолог.

Валентина Перегудова разделяет мнение специалиста и выступает за «тайм-аут» после выпуска:

– Со стороны своего многолетнего опыта работы в сфере образования я могу сказать, что некоторым такой перерыв действительно нужен, – подчеркнула она. – Когда я окончила школу, точно так же не знала, куда поступать. Знала только, что хочу быть педагогом, но не могла выбрать направление. Взяла год для того, чтобы поработать в детском саду воспитателем, и тогда я поняла: да, педагогика – это моё. И пошла учиться. Думаю, многие родители зря беспокоятся – в этом нет ничего страшного, пробелов в знаниях не будет.

По словам Маргариты Ушаковой, в большинстве случаев годичный перерыв не вредит учёбе, дальнейшим планам молодых людей, если сам этот год наполнен значимыми событиями. В идеале – это работа, любая, но по возможности интересная для самих юношей и девушек. Она позволяет получить крайне важный в этом возрасте опыт самостоятельного взаимодействия с другими, развивает ответственность за свои действия, даёт первый стабильный (даже пусть и небольшой) заработок. «Важно, что всё это происходит не за счёт убеждений взрослых, а, что называется, само собой. Как правило, после такого годичного перерыва молодые люди идут в вузы с более точным пониманием, к чему они хотят подготовиться, чему научиться, для чего им это нужно», – объяснила она.

Ксения, 22 года

– Я постоянно рисовала с тех пор, как научилась держать карандаш в руке. Твердила всем, что буду дизайнером. Но классу к шестому родители начали думать о моём будущем и стали убеждать меня в том, что это несерьёзная профессия, что художнику сложно зарабатывать. Тогда я просела, потерялась. Мне пришлось заново самоопределяться, и это оказалась безумно сложной задачей. Когда нужно было выбрать, какие экзамены сдавать, я выбрала четыре помимо двух обязательных – русский, математику, литературу, обществознание, химию, биологию.

Окончила школу в 2013-м и на тот момент не знала, куда буду поступать. Мне очень хотелось сначала определиться с тем, что буду делать дальше, поэтому я просила родных о разрешении дать отпуск от обучения на год. Но для семьи это было немыслимой идеей: мне говорили, что я потом так и не возьмусь за учёбу, останусь без образования. Я прогнулась. Пошла по вузам. В итоге поступила на мировую экономику в БГУ (тогда ещё БГУЭП). Меня угнетало там всё, кроме коридоров. Ко второй (весенней) сессии я была очень подавлена. Хоть учёба шла хорошо, я приходила в деканат раз в неделю и говорила, что хочу отчислиться. На шестой раз мне разрешили написать заявление на отчисление. Пока документы не оказались на руках, я не говорила ничего родным. А когда всё рассказала, меня очень сильно раскритиковали, «гроза» длилась месяца три.

К тому моменту уже год я работала в крупном иркутском паблике менеджером по рекламе и подумала: а почему бы не сделать карьеру в этой отрасли? Пришла в политех с целью поступить на факультет рекламы. Оказалось, что там нет бюджетных мест. Я не могла позволить себе на тот момент учиться на платной основе. Спросила, какие факультеты ведут подготовку специалистов близкого к рекламщикам профиля. Сказали, что социология может меня заинтересовать. Я решила попробовать… Хватило меня на четыре месяца. Просто перестала ходить на учёбу и ничего не рассказывала семье: тогда я уже жила отдельно и правду можно было скрыть. Моё свободное плавание затянулось на полтора года. И это были замечательные полтора года. Я рисовала, начала практиковать графический дизайн и исполнять его на заказ, пробовала себя кондитером, стала заниматься воздушной акробатикой и даже начала тренировать других. ЕГЭ, сданный в 2013 году, действовал четыре года.

Летом 2016 у меня был последний шанс поступить в вуз без пересдачи экзаменов. Моя близкая подруга писала дипломную работу, она заканчивала журфак. И в один из вечеров, когда она сидела за работой, а я была с ней, она сказала: «Поступай на журфак, там очень классно». На следующий день я поехала в ИГУ, узнала информацию о внутренних экзаменах, которые нужно сдать для поступления, и стала готовиться. Я сдала, и меня взяли. Сейчас я осознанно учусь и наслаждаюсь учёбой.

Ещё одним неплохим вариантом провести gap year с пользой является волонтёрская практика: вчерашний выпускник получает возможность заняться чем-то очень интересным для себя на безвозмездной основе, считает Ушакова. «Это может быть, например, вариант стажировки в роли помощника хорошего фотографа или дизайнера, участие в организации интересных молодёжных мероприятий, языковая практика в международных волонтёрских программах и другое, – говорит она. – Всё это может стать крайне полезным и ценным для будущего студента опытом, если связно со сферой его личных или – в перспективе – профессиональных интересов. Кроме всего прочего, год перерыва в учёбе даёт и физическую передышку, возможность немного замедлить темп жизни, набраться сил для дальнейших свершений – всё это может быть важным в конкретной ситуации».

Но против такого, казалось бы, необходимого выпускникам перерыва заодно с родителями порой выступают и сами школы. В погоне за высокими рейтингами они активно агитируют учеников к продолжению обучения, несмотря на то что подросток может пока быть не в состоянии сделать такой ответственный выбор самостоятельно. Учителя, друзья, семья и общество буквально навязывают ученикам стереотип о том, что поступать необходимо сразу, безотлагательно. И даже школьный психолог в беседе с нашим корреспондентом высказалась против года перерыва:

– У нас в стране так не принято. Сначала нужно получить образование, а потом всё остальное, – отметила специалист. – Я считаю, что этот год вовсе не нужен. Кто будет содержать выпускника? Родители? Он втянется в работу, если найдёт таковую. Ему понравится получать деньги. У него, наверное, появится возможность карьерного роста. Он просто не захочет учиться и потеряет мотивацию.

Подростки оказываются перед сложным выбором: пойти учиться фактически наугад, не зная заранее, подойдёт ли выбранная специальность, или взять перерыв, но подвергнуться осуждению и давлению со стороны окружения. К сожалению, в России профессиональные пробы почти не распространены. И молодым людям зачастую просто негде заранее «пощупать» профессию, понять, что она из себя представляет.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер