издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Внутренний мир энергетики

Продолжение рассказа о превращении угля в электричество – о цехе организации ремонтов

Назначение ТЭЦ – производство тепла и электричества. Чтобы процесс был бесперебойным, необходимо содержать в идеальном порядке все её механизмы, машины и агрегаты, вовремя предупреждая и устраняя мельчайшие неисправности. За это отвечает цех организации ремонтов. Чтобы узнать детали его работы и изложить их в рубрике «Энергетика от А до Я», корреспонденты газеты Егор ЩЕРБАКОВ и Дмитрий ДМИТРИЕВ отправились на ТЭЦ-10.

Вопрос подготовки

Назначение цеха следует из его названия. Впрочем, не на всех станциях «Иркутскэнерго» и других компаний он именуется именно так, а где-то отсутствует как таковой, и его роль играют другие подразделения, но суть работы это не меняет. «Зона нашей ответственности – это выполнение ремонтов, – объясняет начальник цеха подготовки и организации ремонтов ТЭЦ-10 Михаил Шестаков. – То есть участие в планировании ремонтов оборудования, оформление заявок на поставку и последующий входной контроль материалов, обеспечение ими самих работ, приёмка и передача отремонтированного оборудования тем, кто его эксплуатирует». Хотя с формальной точки зрения может показаться, что это не имеет прямого отношения к выработке тепла и электричества, по факту именно 75 сотрудников цеха обеспечивают их бесперебойное производство. «Ремонт – один из внутренних миров энергетики, – подчёркивает ведущий инженер группы по подготовке производства Владимир Минеев. – Наша работа незаметна, но жизненно необходима. Ремонт в определённом смысле, можно сказать, недооценён, ведь в первую очередь ценятся показатели вроде выработки и полезного отпуска. Но наша задача заключается в том, чтобы поддерживать работоспособность и надёжность оборудования. За простыми словами «поддержка надежности» кроется сложная и многогранная работа, требующая от персонала не только знаний и опыта ремонта оборудования, но и соблюдения условий его эксплуатации. Если вахта эксплуатационников может встать и уехать по окончании смены, мы, ремонтники, такого права не имеем. Рабочее место мы покидаем только тогда, когда всё сделали, сдали, запустили и отрегулировали».

Собственно, подготовка производства – это самое начало деятельности цеха. Вернее, первый этап после составления годового графика работ, за что отвечает отдел подготовки и планирования ремонтов. «Исходя из него, мы планируем распределение материальных ресурсов и нагрузки на персонал», – отмечает Шестаков. Когда определены все сроки и объёмы, нужно заблаговременно приобрести все необходимые комплектующие, оборудование и тому подобное. Поэтому заявки на следующий год формируются за шесть месяцев до того, как он наступит. «Важны фундаментальные теоретические знания, полученные в институте, и практический опыт, который приобретается с годами работы, – делится Минеев секретом правильной подготовки. – Когда я только пришёл на станцию и попал в ремонт в 1996 году, было сложновато, но интересно приобщаться к общему делу и ощущать себя частью единой команды. Но не зря раньше говорили, что хороший специалист вырастает, отработав после института 3–5 лет. В моём случае были ещё и хорошие наставники». Всё необходимое, что приобретено для ремонта, нужно ещё проверить, складировать и хранить, выдавая специалистам по мере необходимости. За это, как и за организацию поставок, отвечает группа подготовки инженеров и кладовщиков.

И себе, и рыбам

Для ремонта, который среди прочего сопряжён с газорезкой и газосваркой, а также использованием пневматических инструментов, требуются не только материалы и комплектующие, но и ресурсы. То есть кислород, сжатый воздух, углекислота и пропан-бутановая смесь. Производит их кислородная станция, расположенная отдельно от главного корпуса станции. С ТЭЦ её соединяют трубы, по которым передаётся всё то, что она выпускает. «В некоторых филиалах работают с баллонов, но у нас изначально была предусмотрена разводка», – отмечает Михаил Шестаков.

После шума котлов и турбин, наполняющего машинные залы, тишина в здании кислородной станции кажется абсолютной. Как и царящая в нём чистота. «Здесь должно быть стерильно, как в операционной. И это требования безопасности производства», – говорит заместитель начальника цеха подготовки и организации ремонтов Леонид Остальцев. Снаружи находятся ресиверы – ёмкости, в которых накапливаются произведённые газы. От них в сторону ТЭЦ тянутся трубы, предназначенные для распределения сжатого воздуха, пропан-бутана и так далее. Кислород при этом поступает не только в главный корпус «Десятки», но и на рыбное хозяйство, находящееся в нескольких километрах от станции.

Рядом с ресиверами припаркован «КамАЗ» с оборудованием для пароводокислородной очистки котлов. ТЭЦ-10 была первой в Иркутской энергосистеме, где опробовали такую технологию. Для этого специально приобрели мобильную установку, чтобы, если результаты пилотного проекта окажутся положительными, можно было использовать её и на других станциях. Идея себя оправдала, так что теперь машина с «Десятки» колесит от станции к станции.

Точно так же в зону ответственности цеха входит поддержание в исправном состоянии зданий и сооружений. Следит за этим инженер-строитель. Поле деятельности впечатляет – официально на ТЭЦ-10 числится 182 здания и сооружения. «Это главный корпус, трубы, галереи, площадки, автомобильные дороги и ограждения, – приводит лишь несколько примеров инженер-строитель Денис Балышев. – За кураторство ремонтно-строительных мероприятий на всех из них практически полностью отвечает один человек».

«Всё ложится на нашу бригаду»

Только подготовкой и организацией работы задачи цеха не ограничиваются. Большие по объёму работы выполняют компании-подрядчики, но существенную часть текущих и планово-предупредительных ремонтов берут на себя работники цеха организации ремонтов. Так, одна бригада отвечает за арматуру – вентили, задвижки – в котельном и турбинном отделениях. Последнее, к слову, перешло в их ведение не так давно: в 2014-2015 годах был реализован проект по сокращению непроизводственных потерь времени, по результатам которого сотрудники цеха отказались от услуг подрядной организации и взяли её работу на себя. «Всего нас 12 человек, – рассказывает мастер по ремонту арматуры Николай Костриков. – Мы занимаемся планово-предупредительными ремонтами в обоих отделениях станции, а также устранением дефектов, которые возникают в процессе эксплуатации. То есть внеплановые остановы, которые подразумевают выезды и в выходные, и в ночное время, – всё ложится на нашу бригаду».

Каждый её работник владеет несколькими специальностями. Таково веяние времени, когда бережливость и многозадачность возведены в принцип, именуемый производственной системой. Наверное, поэтому именно в бригаде по ремонту арматуры несколько лет назад был создан эталонный участок, а от её сотрудников регулярно поступают предложения о том, как упростить и облегчить их труд. Результаты этой работы заметны и в мастерской, и на тех участках, где сейчас идёт ремонт. Например, на главной отсечной задвижке в котельном отделении. От работающего вокруг оборудования исходит такой шум, будто ты сидишь в турбовинтовом самолёте, так что голос при разговоре приходится повышать.

 

Но и без слов понятно, что один из слесарей использует не обычный накидной ключ, а «трещотку», которую не нужно снимать и снова пристраивать к гайке после каждого неполного оборота.

Бригада поменьше занимается ремонтом системы пылеприготовления. Речь, конечно, о её штатной численности, но никак не о значении, ведь каждый энергетик в той или иной степени работает на достижение одной цели. «В подчинении восемь человек, – сообщает мастер Василий Борзов. – В основном люди молодые – средний возраст составляет 27 лет. Скорее всего, нас даже можно назвать самым молодым подразделением станции. Но значение имеют не возраст и не образование, а добросовестное и ответственное отношение к работе, умения, руки».

«Ориентиры запоминаешь со временем»

Раздаётся короткий и резкий звонок. Лёгкий толчок – и огромный мостовой кран неторопливо плывёт над машинным залом. Выше только крыша, ниже – турбины, на нулевых отметках ремонтники работают над частями агрегатов. «Особенностей в работе много, – замечает машинист мостового крана Наталья Андреева. – Видите разобранную турбину? Мы её всю разобрали на детали. Самая сложная из операций – вывести ротор генератора и потом, после ремонта, завести его обратно. В советское время, когда я начинала работать, нам говорили: «Заденешь обмотку – миллион рублей». Столь непростой, полный тонких нюансов труд можно, не слишком преувеличив, назвать вершиной того дела, которым занят коллектив цеха подготовки и организации ремонтов. Высота 28 м, с которой мы обозреваем турбинное отделение, такому сравнению только способствует.

Справедливо это для каждого грамотного специалиста. Каковыми наравне с остальными сотрудниками цеха подготовки и организации ремонтов являются крановщицы, работающие здесь. «Наши женщины – это наши надежда и опора, – подчёркивает начальник цеха подготовки и организации ремонтов ТЭЦ-10 Михаил Шестаков. – На них ложатся огромная нагрузка и не меньшая ответственность. В этом году они работали с 31 декабря по 14 января в круглосуточном режиме, невзирая ни на какие обстоятельства. Потому что есть у ремонтников принцип: «Надо – значит, надо».

Работу крановщиц простой не назовёшь. Детали агрегатов, которые на земле ремонтируют подрядчики, огромны – недаром в турбинном отделении установлен кран грузоподъёмностью 125 т. А снимать и ставить их надо с ювелирной точностью, передвигая по залу, где очень плотно расставлено действующее оборудование. Никаких видеокамер и датчиков парковки, как на современных легковушках, или многочисленных зеркал в духе больших грузовиков попросту нет. «Ориентиры запоминаешь со временем, – объясняет Андреева, умело управляясь с огромной машиной. – Когда глазомер уже выработан, ничего особо сложного, в принципе, нет. И, как говорится, если стропальщик спокойный, то и машинист спокоен».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер