издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кинетическая, механическая, электрическая

«СЭ» разбирался, как на Иркутской ГЭС преобразуют энергию воды

Иркутская ГЭС, входящая в En+ Group, – первая станция Ангарского каскада. Без рассказа о ней картина жизни и работы сибирской энергетики была бы неполной. Корреспонденты «Сибирского энергетика» Егор ЩЕРБАКОВ и Николай БРИЛЬ отправились на станцию. Здесь они выяснили, что процесс преобразования кинетической энергии, которую таят в себе воды реки, в механическую и электрическую не так прост, как может показаться.

«Там крестовина и подпятник, на котором держится вся масса вращающихся частей гидроагрегата», – начальник производственно-технического отдела Иркутской ГЭС Михаил Щеглов показывает на потолок. В небольшом помещении, расположенном ниже машинного зала станции, так шумно, что голос приходится повышать почти до грани крика. Звуковой фон по большей части и создают упомянутые вращающиеся части, масса которых достигает тысячи тонн. Один только ротор гидрогенератора весит 500 т, ещё около 200 т даёт рабочее колесо турбины, плюс вал, на который они насажены. Если добавить момент инерции, который создаёт вода (в гидродинамике даже существует термин «присоединённая масса»), получается уже 2000 т. Звучит настолько серьёзно, что воображение отказывается представить объект сопоставимой массы.

«Плотина на Ангаре из песка!»

Если формулировать предельно кратко, то агрегаты ГЭС преобразуют механическую энергию, которую создаёт поток, в электричество. Вода вращает рабочее колесо турбины, которое соединено валом с ротором генератора. Вращение происходит за счёт напора – давления водяного столба. Чтобы создать его, необходимо перегородить русло плотиной. В том, как устроена последняя, кроется одна из тех особенностей Иркутской ГЭС, которые делают её уникальной. Плотина станции – насыпная, гравийно-песчаная. «Это должно удивить – песок и гравий пропускают воду больше, чем любой другой материал, – писал по этому поводу легендарный начальник строительства Иркутской ГЭС Андрей Бочкин. – Плотина на Ангаре из песка! Разве не странно? Что же толкнуло проектировщиков к такому решению? Дело в том, что Иркутск находится в сейсмической зоне. На случай землетрясения нужен материал, который обладает упругостью: получит удар, придёт в движение, подпрыгнет и сядет, опять уплотнится. Значит, материал этот сплошным быть не может!»

Кстати, с технической точки зрения правильнее будет говорить во множественном числе – плотины. У Иркутской ГЭС их сразу четыре: правобережная, русловая (её длина составляет 442 м, именно ею перекрыли старое русло Ангары), островная и левобережная. Все вместе они тянутся на 2494 м. Плюс бетонное здание самой гидроэлектростанции длиной 240 м, которое соединяется с левобережной и островной плотинами металлическими диафрагмами. По его крыше проложена дорога, которая идёт и по гребню плотины. Так что сооружение играет ещё и роль самого протяжённого автомобильного моста в Иркутске.

Внутри плотин строго по их центру проложена шпунтовая перегородка – две сплошные стенки, состоящие из забитых вертикально двутавровых балок, сечение которых похоже на букву «Н». Она соединяет суглинистое ядро, служащее в качестве противофильтрационного устройства, с коренными породами на дне Ангары. «Ядро неровное, – указывает на схему Щеглов. – На самом деле никто не представляет его точную форму – суглинок возили самосвалами, этими же машинами его и утрамбовывали. Но в определённом «коридоре» ядро всё же пытались удержать». Использование гружёных «МАЗов» вместо специальных катков позволило существенно сэкономить на возведении плотины, при этом грунт они уплотнили даже в большей степени, чем было предусмотрено в техническом проекте Иркутской ГЭС. Значительно снизились затраты и за счёт того, что в теле плотины были проложены холостые водосбросы – 16 обводных каналов, которые попарно огибают 8 гидроагрегатов станции. В теле плотины устроены и заборные сооружения городского водопровода.

Хитрый план: крутить колесо

Технические решения, целью которых было удешевление и ускорение работ, в конечном счёте способствовали одной цели – как можно быстрее и с как можно меньшими затратами (в разумных пределах и без снижения качества) построить источник энергоснабжения для будущего Иркутского алюминиевого завода, предприятий и жилых домов развивающегося города. Иркутская ГЭС – первая«ступень»Ангарского каскада гидроэлектростанций. Без неё не было бы ни Братской, ни Усть-Илимской, ни Богучанской ГЭС. Как уже было сказано, выработка электричества обеспечивается за счёт напора воды, который приводит в движение рабочие колёса гидротурбин. Он возникает за счёт разницы уровня воды в верхнем бьефе – примыкающей к плотине части реки, которая находится выше по течению, – и нижнем. Расчётный напор для машин Иркутской ГЭС составляет 26 м. Нормальный подпорный уровень водохранилища станции – т.е. оптимальная наивысшая отметка его поверхности – 457 м в Тихоокеанской системе высот. Иными словами, 457 м над уровнем Тихого океана. И это, к слову, тоже делает Иркутскую ГЭС уникальной – точкой отсчёта для водохранилищ всех остальных гидроэлектростанций России, в том числе расположенных в Сибири и на Дальнем Востоке, служит Балтийское море. Дело в том, что во время первых изыскательских работ на Ангаре в конце двадцатых – начале тридцатых годов ХХ века из-за недостаточной развитости нивелирной сети использовались местные системы высот, среди которых была и Тихоокеанская. Балтийскую официально приняли немного позднее. В пятидесятых и семидесятых годах отметки пробовали пересчитать, чтобы добиться однообразия, но цифры, что называется, не сошлись. Отметку, с которой начинается нижний бьеф, рассчитать гораздо легче – достаточно простой арифметики. Нормальный подпорный уровень водохранилища Иркутской ГЭС составляет 457 м, уровень «мёртвого» объёма, ниже которого работа станции не допускается, – 455,54 м. «Расчётный напор в 26 м – это средняя величина, – отмечает наш собеседник. – Минимально он составляет 24 м, максимально – 32 м».

Получить напор – это лишь часть задачи. Поток ещё нужно подвести к рабочему колесу. «Если на Братской и Усть-Илимской ГЭС вода падает сверху и по водоводам попадает на рабочее колесо, то у нас донный водозабор, – отмечает Михаил Юрьевич. – То есть у нас вода идёт со дна, затем попадает в спиральную камеру и закручивается». Спиральная камера предназначена для того, чтобы равномерно распределять поток по всей длине рабочего колеса. Внешне она напоминает панцирь гигантской улитки, в центре которого находится гидротурбина. Вода проходит по ней по спирали, отсюда и название. Силу потока, который попадает на рабочее колесо, регулирует направляющий аппарат – поворотные лопатки и рычаги, которые ими управляют, а также два сервомотора.

Гидроагрегаты Иркутской ГЭС – поворотно-лопастные. По внешнему виду рабочее колесо каждого из них напоминает гребной винт исполинского корабля. На нём установлены семь лопастей сложной формы, которые поворачиваются в зависимости от мощности потока для обеспечения максимального коэффициента полезного действия – 92%. «Мощность самой турбины – 90 мегаватт», – рассказывает Щеглов. И расшифровывает её официальное наименование ПЛ-577-ВБ-720: «ПЛ – поворотно-лопастная, 577 – номер проекта, ВБ – вертикальная с бетонной спиральной камерой, 720 – диаметр [в сантиметрах]. Расход воды на турбине, если полностью открыть сброс, составляет 410 кубометров в секунду». Скорость вращения неизменна – 83,3 оборота в минуту. Задача турбины заключается в том, чтобы преобразовать кинетическую энергию потока воды в механическую.

Вращающий момент

Последнюю генератор преобразует в электричество. Принцип его работы известен из школьного курса физики: проволочная катушка вращается в магнитном поле. Когда силовые линии движущегося магнита пересекают витки проволочной катушки, вырабатывается электрический ток. Всё просто: есть вращение – есть энергия. В гидрогенераторе магнитом является массивный ротор, жёстко соединённый с рабочим колесом через вал. Роль проволочной катушки играет статор. Его высота составляет 1,8 м, расточен он до 11,6 м. Зазор между ротором и статором по проекту составляет 18 мм, допустимое отклонение – не более 10%. Частота вращения ротора не так велика, поэтому, чтобы довести частоту вырабатываемого тока до 50 Гц, нужно несколько пар полюсов. В гидрогенераторах Иркутской ГЭС их по 36.

По ходу разговора мы приближаемся к машинному залу – об этом свидетельствует нарастающий шум. Работают, кстати, не все 8 машин станции: – некоторые остановлены из-за того, что Енисейское бассейновое водное управлению установило сбросные расходы всей Иркутской ГЭС на уровне 1600 кубометров в секунду, поэтому она несёт не слишком большую нагрузку, на восьмом агрегате идёт капитальный ремонт. «Обратите внимание на белый колпак, – Щеглов указывает на первый агрегат. – Раньше под ним были подвозбудитель и возбудитель электромашинной системы возбуждения генератора. То есть довольно большие роторы и множество графитовых щёток. Из-за этого приходилось раз в квартал выполнять техническое обслуживание генератора. Но электромашинную систему возбуждения заменили на тиристорную, так что вращающихся частей стало меньше. И этот колпак теперь пустой». Не вдаваясь в сложные технические подробности, уточним, что возбудитель – это небольшой генератор постоянного тока, который питает обмотки более мощного генератора переменного тока.

Ещё одно отличие, которое сразу бросается в глаза, – новые щиты автоматической системы управления, стоящие рядом с генератором. Вернее, с семью машинами из восьми – на последнем по счёту агрегате систему установят в ходе ремонта. На экраны выводится множество параметров – от температуры, давления и нагрузки до уровня вибрации. «Раньше для того, чтобы управлять агрегатом, нужно было находиться здесь, – говорит Михаил Юрьевич. – Машинист регулировал все процессы с помощью ключей». Сегодня на смену им пришли сенсорные кнопки, а все сигналы подаются и с главного щита управления, который два года назад тоже модернизировали.

Дело распределения

Электричество, которое производят гидрогенераторы, ещё нужно выдать в энергосистему. Машины Иркутской ГЭС, как и любой другой электростанции, выдают ток напряжением 13,8 кВ. Его нужно поднять, прежде чем поставлять энергию потребителям. Для этого существует закрытое распределительное устройство. На каждые два генератора станции приходится по трансформатору. В результате получается два трансформатора на 110 кВ и два автотрансформатора на 110/220 кВ. Разница в техническом устройстве: у обычного трансформатора первичные и вторичные обмотки электрически не связаны, энергия между ними передаётся посредством магнитного поля, тогда как у автотрансформатора обмотка фактически одна.

С закрытого распределительного устройства ток передаётся на два открытых. Одно из них, ОРУ-110, находится на левом берегу Ангары. Второе, ОРУ-220, расположено на одной из сторон «квадрата» – на берегу дренажного озера. Искусственный водоём создали для сбора того, что фильтруется через грунтовую плотину ГЭС. Да, любой гидроузел пропускает воду, и в этом нет ничего страшного – невозможно сделать его герметичным настолько, чтобы не просочилось ни капли. Вопрос лишь в том, что фильтрация не должна быть активной, то есть не должна вести к размыву плотины. «У нас предусмотрен трубчатый дренаж, – отмечает начальник производственно-технического отдела Иркутской ГЭС. – Плюс поперечные лотки, которые тоже собирают воду и отводят её в дренажное озеро, и выпуски, идущие в отводящий канал. На левом берегу то же самое».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер