издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Комсомольская летопись

В Иркутске вышла книга о городской организации ВЛКСМ

Настало время, когда молодёжи уже нужно объяснять: комсомол – это не торговый центр в Иркутске. Всесоюзный Ленинский Коммунистический Союз Молодёжи (ВЛКСМ) – это значительная часть прошлого нашей страны, идеология, которой жили наши дедушки и бабушки, мамы и папы. В год 100-летия молодёжного движения в Иркутске выпущена книга «Иркутский комсомол. Хроника событий. 1920–1945 годы». Авторы издания – директор Музея истории города Иркутска имени А.М. Сибирякова Сергей Дубровин, ветеран иркутской журналистики, бывший председатель ИГТРК Иван Иванов и сотрудница Музея истории города Иркутска Ольга Проскурякова.

Книга построена в форме исторических хроник. Повествование открывается периодом формирования молодёжных организаций в начале 20-го века. Поделимся с читателями наиболее значимыми событиями прошедших эпох и расскажем о находках исследователей.

Годы 1920-е

История иркутского комсомола начинается с 1920 года. 21 января Иркутский большевистский Военно-революционный комитет (РВК) объявил о переходе к нему всей полноты власти в губернии и городе Иркутске. Через четыре дня в нашем городе была создана рабочая группа по организации комсомола во главе с Н. Ланцнером.

Следует понимать, на фоне каких событий происходило создание молодёжной организации. 15 января 1920 года в Иркутск прибыл адмирал Колчак вместе с «золотым эшелоном». Прибытие эшелона в Иркутск иллюстрирует фотография, датированная 1920-м годом. Арестованного ранее в Черемхове Александра Колчака перевезли в тюрьму. Из-за того, что близко к городу подошли каппелевские войска, в Иркутске было объявлено военное положение. Меньше чем через месяц после прибытия Колчака расстреляли. Вот как это событие было освещено в газете «Красный стрелок»: «Постановление Военно-Революционного Комитета о казни бывш. «Верховного Правителя» адм. Колчака и бывш. Председателя Совета Министров (Виктора Пепеляева. – Ред.) приведено в исполнение 7-го Февраля в 5 часов утра. С ними вместе казнён палач Колчака ЧИН-НЕК, он же ТИН-ЧЕН-ФАН» (орфография сохранена. – Ред.).

Гражданская война на территории Иркутской области продолжалась до 1922 года. Кроме колчаковцев и иностранных интервентов у молодой советской власти были другие – не менее опасные – враги. 29 февраля 1920 года Иркутский отдел здравоохранения постановил: «Приветствие в виде рукопожатия отменить ввиду грозного развития эпидемических болезней». В стране бушевал тиф. В газете «Красный стрелок» вышел целый трактат о вреде вшей.

Днём рождения иркутского комсомола считается 29 апреля 1920 года, когда открылась первая иркутская губернская конференция РКСМ. В ней приняли участие около 80 делегатов, которые представляли 41 организацию. Конференция прошла в здании Первого общественного собрания в Иркутске. За неделю до этого в честь конференции комсомольцы провели массовый субботник. Летопись также сообщает, что первый субботник в городе прошёл 14 марта. Его участники прорыли канаву, чтобы защитить берег Ушаковки в предместье Иркутска от подтопления.

В хронике за 1923 год приведены сведения о том, что по переписи населения в Иркутске проживает 88 358 человек. Промышленных заведений – 466 (из них 42 бездействуют), торговых заведений – 1153. Строений – 17 018.

17 марта того же года Совет народных комиссаров СССР учредил первую авиатранспортную организацию – Российское общество добровольного воздушного флота «Добролёт». Иркутск не отстаёт: в нашем городе создаётся филиал Общества друзей воздушного флота (ОДВФ). Перед «друзьями» стояла серьёзная задача – привлечь в свои ряды как можно больше людей и таким образом обеспечить поступление средств на строительство новых самолётов. Для этого участники «Добролёта» ездили по городам и сёлам с лекциями. Уже к июлю 1923 года в иркутской организации состояло 1243 рабочих и служащих, на счёту было около двухсот тысяч рублей. Кстати, первым коллективным участником «Добролёта» стала редакция нашей газеты, в то время называвшейся «Власть труда».

Комсомольцы принимали активное участие в восстановлении города. «Комсомольцы Иргосуна (Иркутского госуниверситета) восстанавливали помещения бывшего юнкерского училища и казармы на Казарминской улице. Теперь в них будут медицинские клиники. Несколько раз мы ходили помогать комсомольцам Глазковского предместья очищать от завалов железнодорожные пути. В каком состоянии находилась железная дорога – трудно передать словами! На запасных путях, в тупиках стоят поломанные, простреленные железнодорожные вагоны, валяются покорёженные рельсы, шпалы, колючая проволока. Рукавиц у многих не было, работали голыми руками. Да, железнодорожным комсомольцам достались участки тяжелее наших!» – так вспоминает то время комсомолка 1920-х годов Лидия Тамм. Авторы книги во многих главах приводят выдержки из её книги «Записки иркутянки», изданной в Иркутске в 2007 году.

В 1923 году открылась городская детская библиотека, построен центральный стадион. Однако и проблем оставалось достаточно. 17 июня 1923 года начался двухнедельник беспризорного ребёнка. По городу было выявлено около 80 беспризорников. Сообщается также, что 12 июля в саду «Циклодром» состоялись велосипедные гонки, сбор от которых пошёл в пользу беспризорников.

Пересмотра потребовали базовые ценности. Пережитком прошлого была признана религия. Во многих городах и районах начинали действовать антирелигиозные кружки, а затем общества воинствующих безбожников. Они особенно активизировались в дни религиозных праздников. Например, в противовес православной Пасхе молодёжь собиралась на свои вечера, которые назывались «комсомольской Пасхой». Вместо венчания распространение получили комсомольские свадьбы. Регистрация проходила с концертом художественной самодеятельности, песнями, танцами и ужином без вина.

Если говорить о танцах, то вскоре и они были признаны вредным занятием. «Несмотря на то что на общероссийском собрании РЛКСМ ставились выговоры за танцы, всё-таки многие ребята танцуют, – критиковал сверстников комсомолец ячейки № 10 Илья Жур. – Почти каждое гуляние в саду Парижской коммуны посещают наши комсомольцы. В танцах они принимают самое живое участие. Танцуют больше девушки, которые в ячейке активности не проявляют, а вот в танцах проявляют её вовсю». Со страниц газеты «Комсомолия» (затем «Советская молодёжь») бдительный товарищ призывает секретарей ячеек заглянуть по указанному адресу и взять на заметку нарушителей.

Новое общество вырабатывало новые нормы морали и нравственности. В комсомольских ячейках велись споры. Можно ли носить галстук? Можно ли комсомолке красить губы? Постановили, что «нельзя, и комсомольцам к накрашенным не подходить!» Следующий важный вопрос: имеют ли комсомольцы право вступать в брак до победы мировой революции? Решили, что имеют.

Упоминания исторических фактов, воспоминания современников событий, газетные выдержки, поэтические тексты тех времён в книге щедро разбавлены статистическими данными, которые дополняют портрет эпохи. Например, хроникёры зафиксировали, что за 1924 год в Иркутске произошло 2704 рождения человека. На свет появились 1302 девочки и 1402 мальчика. К слову, это те самые мальчики, которые подрастут и пойдут защищать Родину в годы войны. Разводов в 1924 году зарегистрировано немного – всего 248.

К концу 1920-х годов активизировалась военизация комсомола. 27 февраля 1927 года в газете «Правда» вышла статья «Наш ответ на британскую ноту». 2 марта там же был напечатан материал под заголовком «Привет Кантону! Вот наш ответ Чемберлену!». Под тем же лозунгом началась советская пропагандистская компания. Стали проводиться регулярные военные парады, спортивные соревнования, показательные военные игры.

Комсомольцы давали бой такому врагу, как неграмотность. В декабре 1928 года в Иркутске началась перепись неграмотного населения города и ближайших районов. «Грамотный, обучи неграмотного!» – под таким лозунгом проходила компания. Тот, кто не мог лично научить неграмотных, должен был сдать в фонд общества «Долой неграмотность» (ОДН) пять рублей. 3 декабря в городском театре прошёл большой концерт местной труппы, сбор был направлен в фонд ОДН, всего было перечислено около тысячи рублей. В Иркутске открывались так называемые школы грамоты.

В этом материале мы так подробно рассказываем о первых годах иркутского комсомола, поскольку именно эту информацию отыскать было сложнее всего. Поэтому данные о первых годах комсомола представляют максимальную ценность. Ведь почти век прошёл с тех пор. Авторы говорят, что в начале работы над книгой материала о 1920-х годах было очень мало. Информацию приходилось собирать буквально по крупицам: в архивах, библиотеках, музеях и семьях бывших комсомольцев. Люди приглашали сотрудников музея домой и делились семейными архивами, сами приносили фотографии, брошюры и значки. Например, родственники комсомолки Ольги Пашенцевой сохранили снимок 1920-х годов, на котором их родственница запечатлена в военной форме и с винтовкой. Ольга Ивановна была командиром взвода ЧОН (части особого назначения). èèè

Описывая хроники событий, авторы обращали внимание на всё, чем отличалась та или иная эпоха. В книге исследователи отмечают, что военизация комсомола проявлялась даже в одежде. Члены ВЛКСМ ходили в военной и полувоенной форме. Лидия Тамм в своих воспоминаниях подробно пишет о моде 1920-х годов. «После революции, особенно в период военного коммунизма, мода резко изменилась. Она стала суровой, милитаризированной и опролетарившейся. Легли в сундук корсеты, веера, пышные детали дамских платьев – буфы, рюши, кружева, страусиные перья. Им на смену пришли гимнастёрки и кожанки. Двадцатые годы – годы романтики революции – выработали тип отважного героя, который с красным знаменем, шашкой наголо рвётся в бой за правое дело. В моду вошли военные. При виде молодца в военной форме замирали девичьи сердца, с уважением глядели на него и люди пожилые», – вспоминает комсомолка.

Годы 1930-е

1930-е стали временем завоеваний (новые советские люди направляли вспять реки, строили заводы). И репрессий.

Читаем хронику за 1931 год. 27 марта открылся первый краевой съезд Осоавиахима – общества содействия обороне, авиационному и химическому строительству. Организация существовала до 1948 года, она стала предшественницей ДОСААФа. 4 июля в Иркутске были подведены итоги декады воздушной эскадрильи. Город собрал на постройку дирижаблей пять тысяч рублей.

Авторы книги нашли подтверждения того, что Иркутский авиазавод стал первой ударной комсомольской стройкой Восточной Сибири. Хотя раньше было принято считать, что впервые бригады комсомольцев были направлены на строительство ударными темпами плотины ГЭС.

В книге приведены цитаты из воспоминаний комсомольца 1930-х годов Ивана Плотникова. Он рассказывает, что приехал из Воронежской области, откуда его из числа лучших направили на ударную стройку завода № 125, таким номером обозначали ИАЗ. «Приехали мы в Иннокентьевскую, пошли искать завод. Помню густые фиолетовые заросли багульника, бараки в два ряда вдоль тракта на том месте, где теперь улица Сибирских Партизан. Расселили нас по секциям. В каждой секции жили по 20–25 человек», – вспоминает комсомолец.

Строились бетонный мост через Ангару, Иркутский завод тяжёлого машиностроения, мелькомбинат в Жилкино, авторемонтный завод. Ударными темпами возводились жилые дома. Днём рабочие выполняли и перевыполняли нормы на стройке, а вечером, в «свободное от работы время», комсомольцы шли на строительство клуба.

Хроники сообщают, что 30 апреля 1934 года был организован предпусковой субботник на строительстве завода № 125. А уже на следующий день, 1 мая, в производство был запущен первый самолёт И-14.

Комсомольцы не только умели хорошо работать, но и продуктивно проводили время вне работы, участвовали в художественной самодеятельности. В клубе авторемонтного завода (он обозначался номером 104) на почётном месте висели портреты советских вождей кисти художника Василия Стародумова. Он же руководил драматическим коллективом клуба.

Интересную историю, связанную с портретами, рассказал их автор позднее на страницах заводской газеты. Однажды на предприятии появился начальник Политического управления РККА армейский комиссар 1 ранга Я.Б. Гамарник. Он обошёл все цеха, территорию, проехал по жилому посёлку и, наконец, зашёл в клуб. «Гамарник долго смотрел на портреты, а затем, обратившись к директору, сказал: «Глезер! Что-то Сталин у тебя хмурый. Смотри! Посажу». Портрет пришлось переделать. Стараниями художника выражение лица вождя стало более жизнерадостным. Эта, казалось бы, весёлая история, произошедшая в 1935 году, предваряет эпоху тотальных репрессий. К слову, в мясорубку репрессий попадёт большинство городских и всесоюзных комсомольских вожаков.

А пока иркутские комсомольцы продолжали строить счастливую жизнь. На начало 1936 года в Иркутске проживало 221,2 тысячи человек (почти в три раза меньше, чем сейчас). Больше половины тогдашних жителей – рабочие. При этом за десять лет – с 1926 года – население города выросло в два раза.

27 мая 1936 года началось строительство аэровокзала иркутского аэропорта. Стоимость возведения – два миллиона рублей. Ещё несколько интересных фактов. В сентябре того же года в Иркутске было зарегистрировано 5630 велосипедистов. 12 сентября прошли массовые катания рабочих над (!) иркутским аэродромом.

15 ноября 1936 года было завершено строительство железобетонного моста через Ангару. Длина сооружения – 1245 метров. Начало моста на правом берегу было украшено скульптурами Ленина и Сталина. Ещё новость за 1936 год – снижена стоимость овощей в магазинах города, которые продавались по следующим ценам (за кг): редиска обрезанная – 30 коп., свёкла обрезанная – 25 коп., капуста цветная – 30 коп., морковь – 35 коп. и т.д.

Хроники сообщают, что в этом же году открылись филиалы Центрального родильного дома в посёлке Ленино (на 50 мест) и в предместье Свердлово (на 25 мест). Жизнь продолжалась.

Наряду с этими – мирными – событиями развивалась военизация комсомольцев. Молодые люди мечтали о карьере военных лётчиков. Молодёжь прыгала с парашютами, занималась стрельбой. Популярными были значки «Ворошиловский стрелок», в стране была создана целая система стрелковой подготовки. На её основе была сформирована система патриотического воспитания молодёжи. Без значка ГТО или «Ворошиловский стрелок» молодому человеку было даже неудобно выйти на улицу. Считалось, что девушке не стоит знакомиться с парнем, который не имеет таких значков.

Годы 1940-е

Тогда парни и девушки даже не догадывались, насколько быстро им пригодятся навыки военной подготовки и стрельбы. Ну а пока комсомольцы продолжают бороться за производительность труда. Известно, что в 1939 году на заводе имени Куйбышева показатели увеличились на четверть по сравнению с предыдущим годом, на Иркутском мясокомбинате производительность выросла на 46%. Кроме того, Иркутская обувная фабрика за 1939 год выработала 564,2 тысячи пар обуви, из них 17,6 тысячи пар – модельной.

Дух соревнования проникает даже в театры. Иркутский драматический отчитался за 1940 год. За 12 месяцев было выпущено 13 премьер, что на 5 больше, чем в 1939 году.

…22 июня 1941 года в 10 часов утра на стадионе «Авангард» начались легкоатлетические соревнования школьников города. В это же время инженер Центрального телеграфа Михаил Яковлев, заступивший на смену, получил сигнал немедленно включить телетайп, который по воскресеньям обычно не работал. Сообщение о том, что немецкие войска вторглись на территорию Советского Союза, было срочно передано руководству области и редакциям газет «Восточно-Сибирская правда» и «Советская молодёжь».

Комсомольцы были первыми в очереди в военкоматы. Среди добровольцев было много девушек. В книге напечатаны два письма. Одно написано округлым женским почерком. Его автор – Антонина Валесова, которая просит руководство военного комиссариата призвать её на фронт. «Мне стыдно сидеть дома, не помогать Красной Армии. Я комсомолка с 1937 года», – приводит веские аргументы девушка. Рядом письмо её отца. Он «от всего своего отцовского сердца уверяет» комиссара, что дочь – мужественная и здоровая девушка, и просит взять её на войну. Сегодня для нас удивительно читать такие письма.

На фронт рвались юноши, имевшие бронь. В первые три месяца войны только с завода имени Куйбышева добровольцами ушли на фронт 520 человек. Место мужчин за станками заняли женщины и подростки. Многих добровольцев из Иркутска отправляли в Москву, чтобы оттуда забросить в тыл врага.

В Иркутск с запада прибывает и разворачивается для работы оборудование заводов и фабрик. Это совсем не шутка, что советские станки для изготовления макарон можно было переоборудовать под выпуск патронов. Конвейеры макаронной фабрики из Кременчуга были размещены в доме № 3 на улице Декабрьских Событий и вскоре начали выпуск нужной для фронта продукции.

Иркутские комсомольцы выступают с инициативой собрать деньги на строительство танковой колонны, названной в честь города Иркутска. Уже 23 декабря 1941 года на счёте было более 1,6 миллиона рублей. А к апрелю 1942 года сумма перевалила за 2,8 миллиона рублей.

Иркутяне отправляли на фронт самолёты и танки, боеприпасы, тёплые вещи, лыжи, продукты, деньги. Наши земляки внесли достойный вклад в Победу. Подвиг сибиряков описан во многих источниках. Авторы книги приводят цитату маршала Советского Союза Родиона Малиновского: «…Лучших воинов, чем Сибиряк и Уралец, мало в мире. Потому рука невольно пишет эти слова с большой буквы».

1945-м годом заканчивается повествование первой части истории иркутского комсомола. Безусловным достоинством книги является бережность, с которой авторы подошли к материалу. Эта книга – настоящая летопись эпохи с минимальной авторской интерпретацией.

Авторы рассказывают, что уже на этапе подготовки книги к печати удалось найти уникальные материалы. Так, после того, как была завершена вёрстка издания, стали известны имена и фамилии первых секретарей Иркутского горкома комсомола с 1920-го по 1946 год, а также краткие сведения о них. Раньше эта информация нигде не публиковалась. Решено было присоединить данные к первому тому. Из Центральных архивов продолжают приходить сведения, дополнения к материалам о первых десятилетиях комсомола авторы обещают включить во вторую часть. Она охватит период с середины 1940-х по 1990-е годы.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock detector