издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Последняя линия обороны

Иркутяне вышли на митинг в защиту Байкала

Хмурым воскресным днём на площади у памятника Александру III более трёх тысяч иркутян собрались на митинг. Организаторы в лице ребят из «Экозащиты 365» изо всех сил со сцены пытались убедить собравшихся и самих себя, что митинг – в защиту Байкала. Но, судя по выступлениям, митинг был всё-таки против строительства китайского завода по розливу байкальской воды в Култуке. А ещё – против власти, которая много лет не может решить экологические проблемы Байкала.

К 13 часам дня у памятника было уже многолюдно. Площадь оказалась оцеплена сотрудниками полиции, внутрь можно было пройти только через рамки металлоискателей. Но сумки всё равно приходилось открывать, показывать содержимое.

Преодолев барьер, люди подходили к развёрнутой тут же сцене, подписывали обращение к президенту, разворачивали разномастные плакаты. Написанные гуашью на больших листах ватмана, напечатанные на цветных принтерах, они выглядели весело и задорно. Несмотря на то что хмурое небо то и дело швыряло вниз пригоршни снежной крупы, людские ручейки текли и текли через металлоискатели. На митинг шли группами и по одному, вместе с семьями и с соседями, компаниями друзей. На шеях у пап сидели малыши, в такт музыке болтали ножками.

– Мы мирные люди, – вещали со сцены организаторы. – Мать Тереза говорила: «Если меня позовут на митинг против войны, я не пойду. Но я обязательно приду на митинг в защиту мира». Мы такие же, мы выступаем исключительно в защиту Байкала.

Между тем на плакатах было написано: «Мы против строительства завода на Байкале». Речь шла о заводе в Култуке, который строит ООО «Аквасиб», учреждённое Дацинской водной компанией из Китая. Завод вошёл в список приоритетных региональных инвестпроектов, одобренных министерством экономического развития региона и губернатором Сергеем Левченко.

Правда, сам глава региона об этом очень быстро забыл. На пресс-конференции в Москве он не смог вспомнить о том, что лично санкционировал стройку. Китайские капиталы, участвующие в этом проекте, стали для Сергея Левченко полным сюрпризом. О том, что вода пойдёт в Китай, глава региона тоже не знал. Но факты – вещь упрямая. На сайте Агентства инвестиционного развития Иркутской области размещён протокол заседания от 2017 года, где было зафиксировано это решение, под которым стоят подписи чиновников.

На митинг не пришли ни губернатор, ни министр природных ресурсов и экологии, которому вроде положено переживать за Байкал, ни министр экономического развития, утверждавший список инвестпроектов. Впрочем, последний и вовсе уволился и уехал из региона. С некоторых пор работать у нас стало не очень приятно. Лишь после того, как начались протесты местного населения, а петиция против строительства набрала более миллиона подписей (сейчас уже 1,4 млн), Сергей Левченко дал указание проверить строительство.

Природоохранная прокуратура провела проверку и нашла целый ряд нарушений. В том числе они касаются процедуры проведения общественных слушаний. По решению суда строительство приостановлено. Первое заседание по этому делу пройдёт уже во вторник в Кировском суде Иркутска. Но люди говорят о том, что строить собирались не один завод.

– Любой может найти в Интернете публичную кадастровую карту и убедиться, что на побережье Байкала в районе Култука выделялись участки не под один завод. Планировалось построить до 12 заводов, – вещал со сцены руководитель «Экозащиты 365» Денис Букалов. – Если бы это мероприятие не состоялось, в ближайшее время заводы могли бы появиться.

Впрочем, где гарантии того, что один митинг помешает строительству даже одного завода? В каком-то смысле эти сомнения подтвердил координатор программы экологизации промышленности Центра охраны дикой природы Игорь Шкрадюк. Он рассказал, что региональным правительством рассматривается проект создания индустриального парка в Байкальске. Казалось бы, дело хорошее. Ведь местным жителям нужны рабочие места, а территории – инфраструктура. И вообще, должно уже что-то появиться на месте БЦБК. Но общественников насторожили некоторые моменты.

– Это не значит, что комбинат зачистят и на его месте сделают индустриальный парк. Нет, комбинат оставят в таком виде, какой есть. А рядом построят ещё новую площадку, – доказывал с трибуны Игорь Шкрадюк. – В парк включено 20 земельных участков площадью 75 гектаров. Из них 12 участков площадью 58 гектаров – это лес между городом и промплощадкой комбината. Слушания по проекту национального парка состоятся в Байкальске 12 апреля в 11 часов. Это пятница, рабочее время. В это время будет очень мало людей, которые придут и выскажут своё несогласие. Сейчас в этой резолюции мы обратимся к властям, чтобы слушания проходили в выходной день, в том числе в Иркутске. Если нас за это короткое время не услышат, мы поедем в Байкальск, чтобы слушания не прошли без нас.

Эколог Любовь Аликина напомнила обо всех нерешённых проблемах Байкальска. Нет проекта утилизации лигнина, хотя на разработку выделены огромные федеральные деньги. Нет проекта строительства нового теплоисточника в Байкальске. Не сделана селезащита лигниновых карт, хотя учёные давно говорят об опасности схода селевых потоков, которые в состоянии снести в Байкал накопленные отходы.

– Группа общественного контроля выезжала на место, – добавила Любовь Аликина. – Мы можем сказать, что экологическая экспертиза была проведена с нарушениями. Те, кто подписал техническое задание на этот завод, тоже должны нести персональную ответственность. Стоки с объекта с химическими реагентами будут отвозиться на машинах на очистные Култука. Центрального водоотведения в посёлке нет. Очистка проводится несовершенно. Запах стоит после очистки ужасный, наблюдаются разливы нефтепродуктов. Дальше всё попадает через естественный дренаж в реку Култушную, которая протекает в 200 метрах от Байкала. Мы сняли всё на видео и фото и завтра направим запрос в прокуратуру.

От жителей Култука выступил Стас Филиппов. По его словам, местные жители не рассчитывают на рабочие места на китайском заводе и особых иллюзий не питают.

– Байкал в опасности, как никогда ранее. Завод в Култуке стоит лишь одним из пунктов в нашем обращении к президенту, хотя и очень важным. Мы понимаем, если не остановить эту стройку, последуют и другие. Многие люди недоумевают, почему именно этот завод стал поводом для столь мощного протеста. Рано или поздно должен был наступить предел нашему терпению в отношении того безобразия, которое творится. Последней каплей стал именно завод. Жители Култука первыми забили тревогу, когда увидели, как варварски уничтожаются те места, которые для нас всегда были святыми. Но это только для нас. Для сильных же мира сего Байкал служит лишь средством обогащения. Таловские болота, которые должны быть особо охраняемой территорией, уничтожаются, но это никого не волнует.

Если бы в тот день кто-то вздумал провести конкурс плакатов, в нём победила бы Ирина Жукова. Мало кто прошёл мимо и не сфотографировался около её плаката «Я против строительства завода на Байкале». Среди прочих и мэр Иркутска Дмитрий Бердников, который оказался единственным представителем власти на этом митинге.

– Если бы завод строили наши, мы были бы не против, – говорит Ирина. – Судя по тому, как именно Китай заполняет Россию, я не думаю, что местные жители будут там работать. Будут работать те же самые китайцы. Поэтому я против того, чтобы Китаю продавали землю. Местным жителям даже палатку поставить негде, всё выкупили жители дальнего зарубежья. Я летом работаю на турбазе, вижу, что происходит. Когда была маленькая, мы с родителями каждый год отдыхали на Байкале в палатках. Сейчас к тем местам просто не подъехать, кругом частная территория. От этого хочется плакать.

– Что-то другое нельзя строить, а вот завод – можно, – соглашается с большинством тезисов предприниматель Алёна. Она долгое время занималась турбизнесом, сейчас частенько бывает в Листвянке, и ей не нравится то, что там творится. – У меня претензии не к самому заводу, не к китайцам вообще. Претензии к нашей власти. Как можно было подписать документы, не видя при этом, где завод будет строиться и что может последовать. Люди же не просто так пришли, поставили забор и начали строить. Им разрешили. А теперь власти делают вид, что не разрешали и не знали, что там происходит. У нас же есть скважины, почему китайцы не покупают у нас воду? Почему им нужно строить своё? Потому что вместо того, что заявлено, они вывезут в разы больше.

Все оттенки взаимоотношений между Китаем и Россией между тем были интересны не только иркутским журналистам. Шеф московского бюро The Wall street journal Энн Симмонс интервьюировала на эту тему особо возмущённых сограждан.

– Мы не против китайцев как таковых, – убеждала американку 61-летняя Наталья Чулпанова. – Мы против хищнического китайского бизнеса. В Хомутово были китайские фермеры, они настолько испортили почву, что пришлось новую завозить. Конечно, наши чиновники способствуют коррумпированности. Когда мы узнали, что они могут то же самое сделать с Байкалом, конечно, мы испугались.

– Вы думаете, китайцы захватывают территорию? – задавала наводящие вопросы журналистка.

– Моё детство прошло, когда там Мао Цзэдун правил. Мы реально боялись, потому что они говорили: «Сибирь наша». Это тоже способствует страху сейчас.

Энн говорит, что приехала в Иркутск специально на митинг. Но её изданию интересно отношение людей к китайским соседям и в других приграничных регионах России.

Однако большинство собравшихся всё-таки говорили не о китайцах, но о проблемах Байкала.

Валентина Просекина напомнила, сколько раз общественность выходила на улицы и отстаивала будущее Байкала. В последний раз таким образом удалось отодвинуть от озера строительство нефтяной трубы.

– Теперь к самому дорогому ресурсу – священной байкальской воде – снова пристраивается трубочка, – иронично заметила Валентина Просекина и прочла духоподъёмное стихотворение Андрея Вознесенского «Озеро». Гениальный поэт тоже хотел, чтобы Байкал остался потомкам и про нас не говорили бы: «Те, которые не уберегли Байкал».

В конце митинга слово взял орнитолог Виталий Рябцев. Он рассказал про лебедей и орланов-белохвостов, которые водятся на Таловских болотах в Култуке.

– Возможно ли восстановить те участки, которые уже были повреждены при строительстве? – задали специалисту сакраментальный вопрос.

– Таловские озёра можно вернуть в прежнее состояние, – подтвердил Рябцев. – Всем, кому дорого озеро, нужно выступить единым фронтом в защиту закона об охране Байкала. Сейчас готовится его модификация. Скорее всего, там будут заложены ослабление режима Центральной экологической зоны и, может быть, сокращение границ. Это последняя линия обороны Байкала, последний окоп.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector