издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чёрные дыры льготного стажа

Суды часто разбирают дела о досрочном выходе на пенсию, где ответчиком выступают отделения Пенсионного фонда России. В большинстве спорных случаев происходит одна и та же история: специалисты фонда по тем или иным причинам «зарубают» будущему пенсионеру часть его льготного стажа, а суд, вникнув в конкретные обстоятельства, принимает положительное для истца решение, объявляя, что он имеет право на досрочную пенсию.

Возникает вопрос: что мешает специалистам фонда более тщательно проанализировать свои жёсткие позиции, ведущие к проигрышу в суде? Ведь задевается не только репутация огромной структуры, это ещё и траты проигравшей стороны на судебные расходы. Для ведомства, которое распоряжается нашими деньгами, такой анализ просто необходим.

Докажи, что было тяжело

Обратиться в Кировский районный суд Иркутска была вынуждена бывшая медсестра Дома ребёнка № 2 Наталья Аронова (здесь и далее фамилии изменены). В иске она указала, что заявление о назначении досрочной страховой пенсии по старости вместе с необходимым пакетом документов подала в Управление ПФР в Иркутском районе в марте прошлого года. Ей как раз исполнилось 50 лет. Был накоплен необходимый стаж по Списку № 2, где перечислены профессии и должности с вредными и тяжёлыми условиями труда (более 10 лет) при общем страховом стаже свыше 25 лет. А у неё как раз и была такая работа с детьми, страдающими органическими заболеваниями центральной нервной системы, нарушениями психики. Но как снег на голову свалилась новость: оказывается, никакого права на льготную пенсию у неё нет «в связи с отсутствием требуемого стажа с тяжёлыми условиями труда». Специалисты пенсионного дела не посчитали таковым периодом почти 17 лет её работы с больными детьми-сиротами.

Причина отказа: спорный период работы не подлежал зачёту в специальный стаж в связи с тем, что работодатель истицы представил сведения о её лечебной деятельности без указания кода льготы или особых условий труда. То есть индивидуальные сведения персонифицированного учёта в данном конкретном случае оказались неполными. Согласимся, что для самого работника всё это как китайская грамота. Но вот что ответил суд: «Ненадлежащее исполнение работодателем обязательства по предоставлению достоверных сведений в Пенсионный фонд не является виной работника и не может служить основанием к отказу в назначении досрочной трудовой пенсии».

Истице пришлось собрать документы, пусть даже косвенного порядка, подтверждающие характер работы с тяжёлыми условиями труда. Благодаря судебному решению она получила право на досрочную страховую пенсию. Из бюджета Пенсионного фонда ей возместили расходы на услуги представителя в суде и нотариуса. Вместе с суммой государственной пошлины это составило 16 тысяч 500 рублей.

Без кода нет хода?

Похожие хлопоты выпали на долю учительницы младших классов Светланы Сурковой. После 25 лет работы в школе она обратилась за оформлением досрочной страховой пенсии по старости в Управление Пенсионного фонда в Иркутском районе. Там пересчитали её стаж и объявили, что для такой пенсии его недостаточно. До положенных 25 лет не хватило чуть меньше года. Несколько периодов не были засчитаны по разным причинам. Отсутствовала кодировка в индивидуальном лицевом счёте, то есть страхователь предоставил в Пенсионный фонд неполные сведения о работе учителя. Допущена ошибка в дате приёма на работу. Из стажа выпал учебный отпуск, когда педагог была на курсах повышения квалификации, кстати, с сохранением заработка. Но Кировский районный суд Иркутска не посчитал такие доводы «железными», исследовав документы, которые предоставила истица по работе в спорные периоды. Среди письменных доказательств была даже копия классного журнала. Суд сделал вывод, что в спорные периоды Светлана Суркова работала в должности и в учреждении, которые присутствуют в соответствующем Списке, и стаж работы даёт ей право на назначение досрочной страховой пенсии согласно п.19 ч.1 ст. 30 ФЗ РФ «О страховых пенсиях». Между прочим, на момент оглашения этого решения в начале нынешнего года истица ещё работала в школе по своей специальности.

Во саду ли…

Не так просто досталась досрочная пенсия и воспитательнице одного из детских садов Иркутска Лидии Мурашовой. Ей тоже пришлось добиваться справедливости в Кировском районном суде Иркутска. С детьми она работает всю жизнь: стаж, дающий ей право на досрочную пенсию, – свыше 26 лет. Но специалисты Управления Пенсионного фонда в Октябрьском районе Иркутска посчитали, что у заявительницы в общей педагогической копилке не хватает 4,5 года трудовой деятельности. В чём подвох? За время многолетней работы с малышами её детское учреждение, вероятно, под влиянием новаторских идей шесть раз меняло вывеску, в разных вариациях используя слово «школа». Правда, по сути, это ничего не меняло: функции воспитателя оставались прежними. Но сей факт в отделении Пенсионного фонда доказать не удалось. И только в суде вопрос о тождественности названия учреждения и характера деятельности конкретного сотрудника разрешился, подчиняясь не такой уж и сложной логике. В ходе рассмотрения этого дела было установлено, что фактически в спорный период истица работала в дошкольном образовательном учреждении – детском саду. Опытные люди, особенно для подтверждения льготного стажа, советуют сохранять все документы, связанные с работой. Потому что неизвестно, какие сложности могут возникнуть при оформлении досрочной пенсии.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector