издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дорогая Елена Сергеевна

Артистка Елена Мазуренко отметила юбилей

Пятьдесят лет прошло с той поры. Давно остались позади роли юных девушек, которых в большом количестве переиграла актриса. Но более других были дороги сердцу героини Вампилова. В главных или ролях второго плана она была занята во всех спектаклях по его пьесам, поставленных в театре. Особенно любила Валентину в пьесе «Прошлым летом в Чулимске» (спектакль тогда назывался «Валентина»). У Елены Сергеевны возникало множество вопросов в процессе работы над ролью, но спросить было не у кого – товарища юности Сани Вампилова уже не было в живых. В конце 1960-х годов они были молоды, часто общались, спорили об искусстве и творчестве. Вампилов говорил, что поначалу склонялся к тому, чтобы Валентина, героиня пьесы «Прошлым летом в Чулимске», добровольно ушла из жизни, но, поразмыслив, пришёл к выводу, что для неё это невозможно, вырисовывался образ сильной и волевой девушки, способной пережить унижение и страх перед будущим.

Слёзы были настоящими

После окончания школы Лена Мазуренко стала студенткой Иркутского театрального училища, ученицей замечательных актёров – Василия Лещёва и Виталия Венгера. Работать в театр Елена пришла в 1969 году. Была занята в спектаклях, поставленных известными режиссёрами, работала с Владимиром Симоновским, Владимиром Чертковым, Григорием Жезмером, Борисом Преображенским, Александром Крюковым. В её послужном списке много заметных ролей: Элен в пьесе Гибсона «Сотворившая чудо», Шурочка Азарова в спектакле «Давным-давно» Гладкова, Кручиника в «Без вины виноватых» Островского, Мария Тюдор в одноимённой трагедии Шиллера, Элиза Дулитл в «Пигмалионе» Шоу.

Для Мазуренко был очень важен этап работы с режиссёром Вячеславом Кокориным. Она была занята в спектаклях «Воспоминание» Арбузова и «Лес» Островского. Театралам запомнился ночной танец приживалки Улиты в усадьбе помещицы Гурмыжской. Покрытая чёрным платком, в каком-то нелепом длинном платье героиня актрисы начинала танцевать с изяществом и страстью молодой, открытой для любви женщины. В этот момент она была похожа на раскрывшийся цветок, готовый поразить своей красотой весь мир. Поддавшись искушению Счастливцева, её героиня оживала, думала, что хоть на минуту, но она может любить и быть любимой. В финале, когда гости уезжали из усадьбы, режиссёр усаживал Улиту на передний план сцены, она должна была оплакивать мечту о счастливой жизни. Слёзы Мазуренко были настоящими.

Не секрет, что востребованные молоденькие актрисы с годами всё реже получают интересные роли. Был период, когда и Мазуренко жаловалась на свою невостребованность в театре, а жить без работы она не могла. Придумала поставить антрепризный спектакль по пьесе Леонида Филатова «Про Федота-стрельца, удалого молодца». Елена Сергеевна любит размах, в своей постановке она заняла сразу 12 ведущих актёров театра. Надо заметить, спектакль получился смешным, в нём было много придумок, украшенных актёрской импровизацией. Правда, «Федот…» оказался на обочине театрального искусства города, без продюсерского участия продвинуть его оказалось проблематично.

Талисман для режиссёра

Почти во всех своих спектаклях Мазуренко занимает режиссёр Геннадий Гущин. Подружились они, когда Гущин был только актёром. В спектакле «Давным-давно» Лена играла Шурочку Азарову, Геннадий – поручика Ржевского. Молодой исполнитель раздражал опытную актрису, часто шутил в местах, в которых были необходимы сосредоточенность, сложный переход от собственного «я» в образ. Эта борьба противоположностей притягивала, заставляла внимательнее приглядываться друг к другу. Когда Гущин стал режиссёром, без Мазуренко в своих постановках обойтись он не смог. Правда, поначалу на репетициях они разговаривали на повышенных тонах, Геннадий Степанович постоянно говорил, что в последний раз занимает актрису. Проходило время, ссоры забывались, и он вновь находил для Мазуренко роль. Редко режиссёр подбирает пьесу под актрису, в некоторых она может играть эпизод, незначительную роль, но это неважно. Елена Сергеевна стала для режиссёра своеобразным талисманом, актрисой, которая приносит успех.

«Прожитое и пережитое на сцене, – говорит Мазуренко, – часто переносится на собственную жизнь. Счастье, когда играешь героиню с положительным зарядом энергии, и мука, если надо воплощать на сцене характер с больной душой. Путается всё, перестаёшь понимать, где ты актриса, а где обыкновенная женщина, обременённая заботами о семье». Так случилось на репетициях спектакля «Трамвай «Желание» Уильямса, в котором Мазуренко была поручена роль странной, больной, склонной к самоистязанию и распущенности Бланш. Актриса, вживаясь в образ, загнала себя в прострацию, приблизилась к состоянию, потребовавшему участия врача. Вылечила её сцена, на премьере она почувствовала прилив сил, будто кто-то говорил за неё, совершал безумные поступки, которые к ней никакого отношения не имели. В этой роли как актриса Елена Сергеевна переродилась, отстраняясь от безумия Бланш, она заостряла внимание зрителей на причинах состояния своей героини.

Кокетка и коммунистка

Мазуренко – актриса многогранная. Она с большим проникновением может передать со сцены психологическую суть образа и быть уморительно смешной в комедийной роли. Её Варвара Васильевна в «Осенних скрипках» Сургучёва была дамой волевой и решительной. Своим очарованием она подчинила сердце молодого человека, как ей казалось, навсегда. Но в любви термин «навсегда» часто бывает эфемерным, за любовь надо платить. Героиня Мазуренко проживала на сцене моменты счастья и терзания души. В спектакле она расцветала и угасала, потом переходила в естество возраста, который несла с достоинством.

В роли миссис Малапроп в комедии «Соперники» Шеридана героине Мазуренко казалось, что рядом с молоденькими девушками она самая неотразимая, элегантная, остроумная. Чтобы произвести впечатление умной женщины, миссис Малапроп всё время произносила замысловатые фразы. Как актриса путала слова! Сказала – и сама не поняла смысл. Кокеткой, чаровницей и бестолковой миссис представляла актриса свою героиню в спектакле.

В репертуарном списке актрисы мирно уживаются образы Розовой дамы в спектакле «Оскар и Розовая дама» Шмитта и Елены Николаевны в «Халам-бунду» современного драматурга Полякова. Первая – нежная, бесконечно добрая выдумщица, доброе сердце которой привело её в больницу к умирающему мальчику. Вторая – старая коммунистка, хранящая с маниакальной преданностью бюстик Ленина. Противоположные образы, разные краски и актёрские приспособления, помогающие Елене Сергеевне передавать на сцене тонкий лиризм Розовой дамы и острую характерность коммунистки, потерявшейся в перестроечном времени.

Список ролей Мазуренко можно продолжить, но актёры живут не столько тем, что есть, а тем, какими будут следующие работы. В 1970-х годах знаменитый режиссёр Анатолий Эфрос свою книгу о театре назвал «Репетиция – любовь моя», выразив тем самым подлинные чувства всех режиссёров и актёров. В репетициях рождается образ, обретающий дыхание и плоть настоящей жизни. Елена Сергеевна Мазуренко не исключение. С годами её жизненные наблюдения перешли в бесценный опыт. Ей есть чем поделиться со своими зрителями, и они всегда благодарны актрисе.

С юбилеем вас, дорогая Елена Сергеевна!

 

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector