издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Министр, слышишь, рубит?..»

Чиновники находят новые способы истреблять сибирскую тайгу

Посади саженец – вырастет дерево, посади чиновника – вырастет тайга, гласит народная мудрость новейшего времени. В Иркутской области это не образное выражение, а всего лишь констатация факта. Сейчас расследуются три уголовных дела против чиновников министерства лесного комплекса. Похоже, уголовное преследование должностных лиц – единственное средство, способное уберечь лес от варварской вырубки. Будучи на свободе, чиновники находят всё новые и новые способы истреблять сибирскую тайгу. Теперь к пресловутым санитарным рубкам прибавился новый механизм – приоритетные инвестиционные проекты. При этом на тушение пожаров или лесоустройство денег у власти катастрофически не хватает.

«Чёрные» санитары

За последние годы объём санитарных рубок в Иркутской области вырос в три раза. А вот ущерб от них же для региона составил более миллиарда рублей. Такие данные приводит Байкальская межрегиональная природоохранная прокуратура. Казалось бы, такого просто не может быть, ведь санитарные рубки – это уборка сухостоя, очистка леса от больных и заражённых деревьев. Разве областное достояние – лес – может пострадать оттого, что его лечат? Оказывается, может.

В какой-то момент санрубки перестали быть просто инструментом ухода за лесом и превратились в рентабельный бизнес «для своих». Под видом рубок ухода в заказниках региона, на берегах нерестовых рек полным ходом идёт коммерческая заготовка деловой древесины. При этом по документам лес проходит как больной и самим компаниям стоит сущие копейки. А вот продаётся он в сотни раз дороже. Дорога ему – прямиком в Поднебесную, которая является основным «пожирателем» сибирской тайги. Но обижаться нам следует не на китайских покупателей, а на тех чиновников, которые делают бизнес на народном достоянии.

Три уголовных дела по статьям 286 (превышение должностных полномочий) и 260 (незаконная рубка лесных насаждений) Уголовного кодекса РФ возбуждены против чиновников министерства лесного комплекса. В настоящее время они всё ещё находятся в стадии следствия. Фигурантами этих дел, в частности, стали чиновники не мелкого пошиба – министр лесного комплекса региона Сергей Шеверда, его заместитель Алексей Туги и ряд других должностных лиц. Им инкриминируют превышение должностных полномочий и незаконное согласование санитарных рубок.

Первое дело было возбуждено весной 2018 года против Алексея Туги. Оно связано с назначением сплошной санитарной рубки в природном заказнике «Туколонь». На особо охраняемой природной территории, где обитают краснокнижные лебеди, серые журавли, орланы-белохвосты, где стоят реликтовые сосны в три обхвата, минлес согласовал сплошную рубку огромных размеров. Благодаря вмешательству прокуратуры её удалось пресечь, и вместо 500 га «чёрные» санитары успели выкосить «всего» 116 га. Но и это очень много. Чтобы сфотографировать рубку целиком, квадрокоптер пришлось поднимать в воздух на километр. Ущерб природе составил 800 млн рублей, а мог достичь и 2 млрд.

По словам Байкальского природоохранного прокурора Сергея Зенкова, «Туколонь» – это лишь верхушка айсберга в том бизнесе, который у нас в регионе по недоразумению называется санитарными рубками. Ещё осенью прошлого года прокуратура выявила, что санитарные рубки были необоснованно назначены в защитных лесах Нижнеилимского и Карахурского лесничеств, в Барлукском и Балаганском участковых лесничествах, находящихся в водоохранной зоне. В Качугском районе пресечена незаконная рубка в кедровых лесах, сведения о которых должностные лица заранее удалили из государственного лесного реестра. В Падунском и Нижнеилимском лесничествах объёмы рубок ухода в защитных лесах незаконно увеличили.

Как раз с проверками в Падунском лесничестве связано возбуждение уголовного дела против министра Шеверды. Чиновнику инкриминировали пункт «в» части 3 статьи 286 УК РФ – превышение должностных полномочий с причинением тяжких последствий. Природоохранная прокуратура выяснила, что сначала министерство согласовало небольшие санитарные рубки ухода по берегам рек в Падунском лесничестве. Но потом с «санитарами» были заключены дополнительные соглашения, по которым объём рубок вырос в 74 раза. Незаконные допсоглашения были подписаны лично министром Шевердой. При этом не было даже формальных оснований назначать санитарные рубки, ведь акты лесопатологических экспертиз здесь не составлялись.

Кстати говоря, леса в «Туколони» и других заказниках давно следует перевести из «эксплуатационных» в «защитные». Разница между этими статусами огромная. Защитные леса вообще нельзя трогать ни под каким видом. А вот эксплуатационные – другое дело, их можно «оздоравливать» при помощи рубок ухода. Но ведомство Сергея Шеверды упорно не желает замечать непорядок в своих владениях. Точно так же не слышит минлес регулярные призывы депутатов и общественников провести лесоустройство на территории области. Необходимые работы проведены на 12% территории, да и то силами арендаторов. «Такое ощущение, что кому-то в беспорядке работать легче», – справедливо оценивает бездействие министерства Сергей Зенков.

По официальным данным, в 2018 году только ОГАУ «Лесхоз Иркутской области» заключило с министерством лесного комплекса более 440 договоров купли-продажи лесных насаждений для проведения санитарных рубок на сумму 18,8 млн рублей. А вот продать тот же объём якобы «больной» древесины лесхоз умудрился за 4,4 млрд рублей – в 180 раз дороже. Купить дёшево – как больную древесину, а продать дорого – как здоровую. Вот это и есть основной принцип «санитарного» бизнеса по-иркутски.

ПИПы с выходом в Китай

Но, судя по всему, правовую оценку нужно дать ещё одному механизму, который был запущен непосредственно под руководством Сергея Шеверды. Речь идёт о так называемых приоритетных инвестиционных проектах (ПИПах). По задумке федерального центра, каждый такой проект должен был стать маленьким локомотивом для лесной экономики региона. Но под умелым руководством чиновников каждый из них грозит превратиться в очередной портал для продажи леса в Китай.

Для того, чтобы вырастить в Иркутской области предприятия по глубокой переработке леса, федеральный центр разрешил правительству региона выделять лесосырьевую базу по низкой цене, минуя аукционы. Более того, участникам ПИПов предоставляются налоговые льготы. Ожидалось, что деньги вернутся за счёт налогов, когда предприятия выйдут на проектную мощность.

По данным минлеса, сейчас в регионе реализовываются три инвестпроекта, которые ведут ООО «Евразия-леспром групп», ООО «Лесопромышленное предприятие «Ангара» и АО «Группа «Илим». Компании получили в аренду лесные участки по смешным ценам. Например, у «Евразии-леспром групп» величина средней платы – 13,42 рубля за кубометр древесины. При этом за кубометр леса на корню в Иркутской области частники просят 600 рублей, за кубометр кругляка – более 6 тысяч рублей.

Аналогичные условия предоставили другим участникам инвестпроектов. Но почему же предприятия, получившие преференции, вдруг обнаруживаются в числе экспортёров готовой продукции в Китай? Например, «Группа «Илим» в 2017 году поставила в Поднебесную продукции на 1 млрд долларов США. В планах – увеличение экспорта в КНР на 60% к 2023 году. Очевидно, ПИПы не оправдали возложенных ожиданий, не вывели лесную экономику региона на новый уровень, а стали ещё одним легальным способом дёшево покупать лес здесь и дорого продавать его в Китай.

Сейчас проводится отбор новых инвестпроектов. Согласно данным с сайта министерства лесного комплекса, уже подготовлены проекты решений об отборе пяти новых заявок, в их числе ООО «Иркутская лесная компания» (учредитель – Денис Савчук), ООО «АНГРИ» (учредитель – Евгений Бакуров) и другие. Известно, что Денис Савчук является учредителем рекламного агентства ООО «Рупор». В финансовых отчётах кандидатов в депутаты Заксобрания на выборах 2018 года именно «Рупор» значится спонсором четырёх кандидатов-коммунистов. Включение компании в число ПИПов больше всего напоминает оплату оказанных услуг.

Депутат Евгений Бакуров – тоже фигура известная. Например, сенаторы на совещании по ситуации в лесном комплексе по достоинству оценили его рекламный ролик. Иркутский лесоэкспортёр хвастается трудовыми «рекордами» своего предприятия – за 45 часов оно может загрузить и доставить к китайской границе 67 вагонов леса. Кстати, именно с компанией Бакурова и были заключены дополнительные соглашения, по которым объём рубки в Падунском лесничестве вырос в 74 раза. Кому поручать приоритетный инвестиционный проект, как не ему.

Сжечь улики

Сегодня в Арбитражном суде Иркутской области разворачивается настоящая многоходовка, которая направлена на развал уголовного дела против минлеса.

Например, те самые фирмы, с которыми заключали дополнительные соглашения, в судебном порядке требуют отменить допсоглашения, по которым вчера зарабатывали миллиарды. Ведь если нет незаконных дополнительных соглашений – нет основания для уголовного дела. Однако природоохранной прокуратуре удалось отбить почти все иски.

Не менее интересные арбитражи разыгрываются и по делу о рубках в «Туколони». Здесь областная Служба по охране животного мира вдруг подаёт иск к министерству лесного комплекса и подведомственному ему лесхозу, обвиняя их в нарушении порядка согласования санитарных рубок в заказнике. А через два дня служба ликвидируется указом губернатора и её правопреемником становится… министерство лесного комплекса. То есть дальше министерство само себя обвиняет в том, что неправильно согласовало санрубку. Остаётся надеяться, что этому неприкрытому юридическому междусобойчику будет дана соответствующая судебная оценка.

Попытку защитить ведомство предпринял и губернатор региона. Он обратился в Генеральную прокуратуру с жалобой на необоснованные требования со стороны Департамента лесного хозяйства по СФО к актам лесопатологических обследований. Генеральная прокуратура проверила акты и сделала вывод: они действительно составлены с нарушениями. А вот требование Департамента лесного хозяйства по СФО об отмене актов совершенно законно и обоснованно. Таким образом, стало понятно, что федеральный центр имеет свою точку зрения на происходящее. Ему не замажешь глаза липовыми актами, которые изготавливаются в регионе.

Но возникает закономерный вопрос: если всё дело шито белыми нитками, почему же расследование продвигается так медленно? При этом фигурант уголовного дела Сергей Шеверда даже не отстранён от должности и по-прежнему занимает министерское кресло, а значит, имеет возможность «подчищать следы», работать с документами и вообще воздействовать на ситуацию. Стоит ли удивляться, что расхищение лесов продолжается.

Кстати, по официальным заявлениям чиновников, к нынешнему пожароопасному сезону регион готов… на 15%. Об этом заявил заместитель министра лесного комплекса Валентин Широков на заседании комитета по природопользованию Законодательного Собрания. Приводя жуткие цифры, чиновник пытался убедить депутатов в необходимости проведения дальнейших санитарных рубок. Якобы только они помогут нам заработать ещё немного денег на тушение пожаров. В контексте происходящего такие заявления больше всего напоминают банальный шантаж.

Наблюдать за действиями чиновников минлеса по-настоящему страшно. Как будто кто-то хочет сжечь в огне все улики. Лето ещё не началось, а Иркутская область уже успела побывать в лидерах по площади лесных пожаров. Что будет дальше, иркутяне уже понимают. И в массовом порядке вступают в отряды добровольных пожарных. Пожары – это ещё одно следствие неэффективного лесопользования, при котором вся тайга завалена сухими хлыстами.

Жители области ещё в марте запустили петицию с требованием прекратить вырубку лесов и отправить министра лесного комплекса в отставку «за утрату народного доверия». Однако доверие губернатора Сергей Шеверда не утратил и, похоже, не утратит ни при каких обстоятельствах. Люди не понимают, что ещё им нужно сделать, чтобы защитить лес – наше общее достояние. Наверное, не зря народная мудрость гласит: «Посади саженец – вырастет дерево, посади чиновника – вырастет тайга».

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector