издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Есть что скрывать?

Журналисту «Восточки» запретили присутствовать при обсуждении темы реконструкции мемориала жертв политических репрессий

На прошлой неделе после 17-месячного перерыва состоялось заседание областной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Корреспонденту «Восточно-Сибирской правды» неожиданно запретили присутствовать на мероприятии и освещать деятельность комиссии. «Заседание носит закрытый характер, – заявила мне сотрудница пресс-службы правительства Иркутской области Елена Ставицкая. – Оно не начнётся до тех пор, пока вы не покинете зал».

С момента создания комиссии в ней широко представлена общественность. Это и не удивительно, ведь тема увековечения памяти жертв политических репрессий вызывает широкий общественный резонанс. Нынешнее заседание не было исключением. На нём присутствовали также руководитель Службы по охране объектов культурного наследия Иркутской области Андрей Фоменко и председатель комиссии – заместитель руководителя аппарата губернатора Александр Фёдоров. В повестке было два основных пункта. Первый – о благоустройстве территории «Места захоронения жертв массовых политических репрессий 1937–1940 годов». Второй – о списках пострадавших, которые нужно разместить на будущей Стене памяти. Какой из них должен быть закрыт для прессы, так и не удалось понять.

Долгая песня

За ситуацией вокруг мемориала жертв политических репрессий наша газета следит давно. Именно «Восточно-Сибирская правда» в 2015 году первой подняла тему целесообразности разворота взлётно-посадочной полосы аэропорта, если она пройдёт по территории захоронений. С тех пор мы старались последовательно рассказывать о том, что происходит с мемориалом.

Например, мы писали о том, что статус памятника не определён, что земля под ним не принадлежит никому, о том, что необходимо проводить исследования Зоны скорби вокруг обнаруженных захоронений. Когда к власти пришёл губернатор Сергей Левченко, официальная позиция по отношению к мемориалу вроде бы поменялась. Новый руководитель области пообещал, что вопрос с мемориалом будет решён, а в регионе воцарятся наконец-то гласность и свобода прессы. Но что-то постоянно шло наперекосяк.

Например, земельный вопрос вроде был решён, но не до конца. Участок земли под мемориалом площадью 2,4 га передан в областную собственность. Однако на нём находятся только три рва с телами казнённых. Четвёртый ров в границы участка не попал. На вопрос, почему так получилось и что с этим делать, у чиновников, судя по всему, нет ответа. Потом началось обследование леса вокруг мемориала. Для этого пришлось найти спонсорские деньги, ведь это земли лесного фонда и область не имеет права вкладывать сюда бюджетные средства. Новых захоронений не нашли, однако у общественников остались вопросы.

Так или иначе, эта тема была закрыта. Теперь актуальность приобретает история с реконструкцией мемориального комплекса. После перехода земли в областную собственность объект был передан на баланс областного учреждения «Центр сохранения наследия». Именно ЦСН с тех пор занимается разработкой проекта благоустройства «достопримечательного места» и строительства на его территории информационного центра.

Из средств областного бюджета было профинансировано создание проекта со странным названием «Приспособление к современным условиям достопримечательного места «Место захоронения жертв массовых политических репрессий 1937–1940 годов». В проект входили благоустройство территории, создание новых Стен памяти с именами погибших, строительство информационного центра и сетей инженерных коммуникаций к нему.

Интересный подрядчик

В октябре 2018 года на объект вышел подрядчик. Вообще-то мемориал теперь областной и земля под ним областная, так что можно тратить на него бюджетные деньги. Однако губернатор Сергей Левченко нашёл спонсора, название которого не афишируется. Известно лишь, что некая компания в качестве благотворительности выделила 60 млн рублей на «обустройство достопримечательного места». Есть версия, что это ООО «Система управления», которое проходит по делу о нарушении конкуренции при заключении договора о реконструкции Иркутского аэропорта между губернатором Иркутской области и рядом компаний. Как известно, активность вокруг иркутского авиаузла «заморожена» в связи с расследованием ФАС.

Однако в 2018 году спонсор не знал, что дело примет такой оборот, и хотел дружить с Иркутской областью и её руководством, у которого, в свою очередь, тоже есть друзья. Поскольку деньги пришли из внебюджетного источника, за них не нужно отчитываться перед контролирующими органами, не нужно проводить конкурс по поиску подрядчика. Поэтому подрядчиком стало ООО «Сталькон», которое принадлежит Денису Савчуку.

Тот же самый Денис Савчук является учредителем двух рекламных агентств – ООО «Рупор»  и ООО «Спутник», активно работающих с политиками из клана Сергея Левченко. В частности, в финансовых отчётах кандидатов в депутаты Заксобрания на выборах в 2018 году «Рупор» значится спонсором четырёх выдвиженцев, дружественных КПРФ : Андрея Андреева, Антона Романова, Виктора Кондрашова и Ивана Щадова. Тот же самый Денис Савчук владеет скандально известным ООО «Сибирская лесная компания». Настойчивые слухи утверждают, что этот разносторонний человек является другом сына губернатора. Впрочем, и без слухов очевидно – человек он для руководства региона не чужой. Даже названия ООО «Сталькон» и ЗАО «Стальконструкция», принадлежащего семье Сергея Левченко, очень созвучны.

Жаль только, что основным видом деятельности ООО «Сталькон» является не строительство, а торговля строительными материалами и изделиями, уставной капитал общества – 10 500 рублей, в списочный состав сотрудников входит один человек. Это никакая не тайна, а совершенно открытая информация, получить которую может любой желающий.

В октябре ООО «Сталькон» зашло на объект и с тех пор выкопало лишь котлован. Между тем срок сдачи объекта – апрель 2019 года. В мае появился пресс-релиз пресс-службы правительства, в котором сообщалось, что подрядчик возобновит работы в конце мая. Однако речь идёт лишь о благоустройстве территории.

Строительство информационного центра, под который уже выкопан котлован, откладывается. Как неожиданно выяснилось, «мемориал расположен в торце взлётно-посадочной полосы, в зоне действия авиационных радиомаяков и глиссады – траектории, по которой самолёты снижаются на посадку. На этой территории запрещено возведение объектов капитального строительства», сообщалось в пресс-релизе. Поэтому информационный центр придётся перенести в другое место.

Почему строительство объекта не было согласовано с Росавиацией ещё на стадии проекта, непонятно. Куда делись уже выделенные подрядчику средства, что будет с уже вырытым котлованом и, наконец, кто ответит за неэффективное использование средств – это риторические вопросы, на которые чиновники отвечать не собираются. Поскольку деньги использовались внебюджетные, отчитываться за них придётся только перед тем, кто их дал. Договориться с благотворителем, несомненно, проще, чем отчитаться перед контролирующими органами. В любом случае в выигрыше остался подрядчик, который деньги-то получил, а работу не выполнил. И ему за это ничего не будет, потому что непонятно, кто тут виноват.

Очень закрытая комиссия

Все эти вопросы уже поднимались в предыдущих публикациях «Восточно-Сибирской правды». Общественники, конечно, попытались задать их во время заседания комиссии. Но ответы не получили – да и не могли получить на мероприятии такого формата. Похоже, найти их теперь могут только правоохранительные органы, например Управление по экономической безопасности и противодействию коррупции.

Андрей Фоменко признал только, что у Росавиации появились претензии к объекту лишь во время согласования прокладки электрических сетей. До настоящего времени площадка к ним не подключена.

– Начали согласовывать прокладку кабеля, и возникли дальнейшие вопросы по согласованию всего проекта, – отметил Андрей Фоменко. – На сегодняшний день все рабочие встречи мы провели. На следующей неделе ожидаем официальное согласование от Росавиации.

– Насколько я понимаю, под информационный центр вырыт котлован, – заметила Оксана Сычёва, представитель Иркутского областного отделения Российской ассоциации жертв политических репрессий. – Но строиться он теперь будет в другом месте. Сколько миллионов потрачено на этот котлован? Что будет на этом месте теперь, кто понесёт ответственность за то, что деньги потрачены впустую?

– Может, этот вопрос – «кто виноват и что делать» – был ожидаем, но он требует серьёзной проработки, – не поддержал тему Александр Фёдоров. – И никто сейчас вам не ответит. Могу только сказать: будут минимизированы затраты и принято оптимальное решение. А так категорично говорить, сколько потрачено, это, знаете, в стиле таком – публицистическом, какой-то газеты. Призываю вас не уходить в эту сторону.

– Мне всё-таки хотелось бы сказать, что общественников очень сильно тревожит тенденция, – продолжала уходить в «эту сторону» Оксана Сычёва. – Когда искали новые захоронения, был потрачен не один миллион рублей. Но в результате ничего не найдено. На сегодняшний день опять потрачены деньги – и опять впустую.

На этом «неудобные» вопросы закончились и начались рабочие. В частности, обсудили составление списков имён, которые нужно поместить на Стены памяти. По данным руководителя клуба жертв массовых политических репрессий «Встреча» Ирины Терновой, разместить нужно не менее 16 тысяч имён. Это лишь те, кто был подвергнут высшей мере наказания. Люди, умершие в лагерях, в их число не входят. Сейчас под руководством Ирины Терновой идёт работа по составлению списков на основе данных специальных книг памяти.

На этом заседание комиссии закончилось. Информация, озвученная на нём, никак не может претендовать на какую-то эксклюзивность или уникальность. Редакция газеты «Восточно-Сибирская правда» считает, что никаких оснований для «закрытия» от прессы мероприятий с широким привлечением общественности не существует. Председателем Иркутской областной организации Союза журналистов России направлено обращение в прокуратуру Иркутской области о проведении проверки по этому факту. Мы убеждены, что действия пресс-службы напрямую связаны с критическими публикациями газеты, в которых делается акцент на возможной коррупционной составляющей в действиях регионального правительства.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector