издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Приняли жертву

Жизнь 77-летней Раисы Дорощенко резко изменилась после того, как она подарила квартиру дочери

Последние 10 дней Раиса Георгиевна живёт во Введенщине – сняла там небольшую комнату. Три месяца перед этим ютилась «за шторкой» в однокомнатной квартире вместе с внуком и его девушкой. По нескольку дней жила у подруг и знакомых. Портфель с документами и сумка с продуктами сейчас её единственное имущество. На восьмом десятке лет вместо того, чтобы в уютных тапочках пить чай с малиновым вареньем и нянчить правнуков, женщина вынуждена искать себе ночлег.

За свою жизнь Раиса Георгиевна больше привыкла отдавать, чем брать. Благо, отдавать было что. 38 лет она проработала на крупном предприятии – сначала экономистом, потом ведущим экономистом. Ни зарплатой, ни прочими материальными поощрениями добросовестная сотрудница обделена не была. Заработала звание «Ветеран труда». Получила трёхкомнатную квартиру в центре города, купила и достроила дачу на Байкальском тракте, возвела гараж. Работала за двоих в буквальном смысле слова. Дети – Инна и Наташа – были маленькими, когда муж заболел и стал инвалидом.

Раиса на жизнь не жаловалась. Работала, воспитывала дочек, выхаживала мужа. Режим, лечение, процедуры помогли. Супруга сначала перевели с первой группы инвалидности на вторую. Потом и вовсе допустили до работы. Но счастливой семейной жизни не получилось. Во время болезни муж пристрастился к спиртному. Жену ревновал, устраивал скандалы. Она терпела. Чтобы ни в чём не отказывать дочерям, дополнительно устроилась уборщицей. Днём была руководителем, вечером там же мыла полы. В 60 лет по требованию дочерей ушла от мужа и стала жить одна. С возрастом здоровье стало подводить и её. Сейчас Раиса Георгиевна – инвалид второй группы, страдает заболеваниями сердца.

В 2013 году старшая дочь Инна продала квартиру и переехала к матери. «Деньги были нужны внуку Вадиму, сыну Инны, по крайней мере, дочь сказала, что деньги от продажи квартиры отдала ему, – рассказывает Раиса Георгиевна. – Вадима мы всячески поддерживали. Он нигде не работал. Встретил женщину и уехал к ней в Москву. Позднее приехал за деньгами, помог матери перебраться ко мне, вернулся в Москву, там купил машину, на ней они уехали в Самару. Родился ребёнок».

Молодая семья постоянно требовала денежных вливаний. Раисе Георгиевне пришлось продать родительскую землю в Грановщине. Все деньги – 360 тысяч рублей – отправила любимому внуку. Скрюченными пальцами женщина перекладывает банковские квитанции с переводами. Когда нельзя рассчитывать на любовь и сострадание самых родных людей, приходится уповать на документы.

Нельзя сказать, что деньги от наследства были потрачены с толком. Основная часть пошла на строительство дома, который так и не был достроен. Как уже говорилось, Вадим купил машину, остальные деньги пошли на отдых и еду. Очень скоро внук снова попросил финансовой помощи у бабушки. Раиса Георгиевна выделяла часть своей пенсии, занимала, но отправляла внуку суммы регулярно – по 5–7–10 тысяч рублей. Когда «тянуть» семью стало совсем невмоготу, бабушка согласилась принять внука, невестку и правнучку у себя на даче. Рассудила, что так будет всем легче. Осенью молодые должны были снять квартиру неподалёку от бабушкиной.

Точнее, к этому времени трёхкомнатная квартира на Александра Невского уже была подарена дочери Инне. «Инна, как только переехала ко мне, стала просить меня оформить дарственную. Не отходила от меня, уговаривала. Рассказывала, как прекрасно мы с ней будем жить, как она будет обо мне заботиться, ухаживать», – вспоминает Раиса Георгиевна. Сначала и правда мама и дочь жили дружно. На пенсию матери, так как последние два года Инна не работала.

Прошлым летом семья Вадима в полном составе прибыла в Иркутск. Лето беззаботно прожили на даче. Наслаждались воздухом, утепляли дом на зиму. Следует отметить, что и дача, несмотря на то что покупала её, строила, работала на земле, платила членские взносы единолично Раиса Георгиевна, при приватизации была записана на дочь Инну. Ну разве думают родители, что дети когда-нибудь укажут им на дверь?!

Не нужно быть прорицателем, чтобы понять: и на новом месте внуку очень скоро понадобились деньги. На пути к очередной сумме встала несговорчивая бабушка. «Вадим нашёл покупателя на гараж. Приехали за ключами. Нужно было срочно освободить подвал от заготовок на зиму и овощей. Я согласилась на продажу, если часть денег отдадут мне. Сказала им: «Сейчас всё распродадим и потратим, а потом на что жить будем?»

Продажа не состоялась. Зачем делиться, если можно взять целиком? Видимо, так рассуждали близкие родственники Раисы Георгиевны. Осенью прошлого года женщина, уставшая и больная, после уборки урожая и заготовок вернулась с дачи домой, но ненадолго. Стычки начались, казалось бы, с неважных вещей. Раиса Георгиевна заметила, что её кошка выглядит больной, измождённой, повезла животное к ветеринару. Причина недомогания оказалась простой – кошку не кормили. Ещё питомицей играла маленькая правнучка, мучила Маню. Раиса Георгиевна брала кошку в свою комнату, откармливала, не позволяла издеваться над животным. Девочка плакала, требовала любимую игрушку. Родители нервничали и сердились на «вредную» бабушку.

Развязка конфликта наступила очень скоро. Ко времени, когда Раиса Георгиевна вернулась с дачи в квартиру, Инна уже несколько дней была «не в форме». Как говорит мать, в последнее время дочь часто стала выпивать, возлияния длились по нескольку дней. «В тот раз я вернулась домой со службы, ходила в церковь. В квартире мы были вдвоём с дочерью, – рассказывает Раиса Георгиевна. – Я прошла на кухню покушать. Инна резко заскочила в комнату и запустила в меня эмалированную банку с мукой. Удар пришёлся в плечо. Видимо, метилась в голову. Вся кухня была засыпана мукой. Я пыталась убежать. Она хватала меня, в ярости тащила на кухню. Кричала: «Сейчас ты ответишь за всё!» Вы знаете, дочка у меня какая здоровая женщина. Она хотела отомстить мне за то, что не разрешаю внучке играть с кошкой».

Женщине удалось вырваться. Она выскочила на площадку и стала звонить к соседям. «Раиса Георгиевна просила помощи. Ей было плохо. Я завела её в квартиру, накапала корвалола, – вспоминает соседка Елена. – Она рассказала, что случилось, показала ссадины. Я ей говорю: «Вызовите полицию». Она отказалась, сказала: «Это же дочь моя». Я проводила соседку обратно в квартиру. К этому времени Инна уже закрылась в своей комнате».

Как только мама вернулась, дочь продолжила атаку. «Она билась шваброй в закрытую дверь моей комнаты, пыталась выломать её. Не получилось. Тогда Инна взяла дихлофос и стала брызгать им в щели. Так я просидела до утра – голодная, без воды», – говорит Раиса Георгиевна. После нападения родственники сделали её жизнь невыносимой. Пытались выкрасть документы, обзывали, насмехались, всячески травили. Ничего другого, кроме как уйти, Раисе Георгиевне, не оставалось. Она взяла документы и зимнюю одежду и пошла из дома. Внук с семьёй остались хозяевами квартиры.

Месяц Раиса Георгиевна жила у младшей дочери Натальи, у неё своя семья, дети. Зять предложил Раисе Георгиевне уехать. Сам перевёз тёщу к внуку. Временно она поселилась в его однокомнатной квартире, периодически жила по 3-4 дня у подруг. Сейчас арендует комнату во Введенщине, в Иркутске жильё стоит дорого. «Мне нужно делать операцию на коленный сустав, – показывает на палочку Раиса Георгиевна. – Я не ложусь в больницу, так как негде жить после операции».

В это время всем, что женщина наживала за долгую трудовую жизнь, пользуются её близкие люди. Живут в квартире, собирают ягоду на даче, где она работала одна больше 20 лет. У них всё хорошо. Сейчас родственники сменили замок, Раису Георгиевну туда не пускают. Мы пытались связаться с Инной, чтобы получить комментарий. Она на звонки не отвечает. Как рассказала Раиса Георгиевна, и с родственниками, которые пытались поговорить с ней, дочь не идёт на контакт.

Когда Раиса Георгиевна, избитая, убежала из квартиры, соседи и родственники убедили её зафиксировать побои, обратиться в полицию. Это является основанием для того, чтобы аннулировать дарственную. Раиса Георгиевна подала иск в суд. Оказалось, что в апреле нынешнего года Инна передарила квартиру своему сыну Вадиму. Теперь и эту сделку нужно признавать недействительной.

В свою очередь, Вадим подал иск с требованием выселить бабушку из квартиры. Своё намерение он объяснил тем, что ответчица добровольно покинула жилплощадь. Кроме того, «благодарный» внук поясняет, что с Раисой Дорощенко в родственных отношениях не состоит, общее хозяйство с ней не вёл.

Адвокат Ирина Иванова, которая представляет интересы Раисы Георгиевны, отмечает: случаи, когда пожилые люди теряют жильё после того, как оформили дарственную, к сожалению, в Иркутске не редки. «Разумеется, родственники обещают заботиться о человеке, – рассказывает эксперт. – Часто «любовь» заканчивается сразу после оформления сделки. Я считаю, что в праве не должно быть норм, позволяющих людям в возрасте передавать своё единственное жильё. Есть другие возможности – завещание, договор ренты. Тогда человек сохраняет за собой собственность».

Раиса Георгиевна мужественно переносит испытания, выпавшие на её долю. Самая жестокая мука – сознавать, что самые близкие, дорогие люди, ради которых жил, приняли жертву и не задумываясь выбросили человека из своей жизни. Раиса Георгиевна никому не желает зла в ответ, никого не клянёт. Она не хочет выгонять дочь, внука и правнучку на улицу, чтобы поселиться в своей квартире. Просит лишь, чтобы ей выделили отдельное жильё, где она могла бы спокойно жить.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector