издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чиновники уйдут, а город останется

Иркутяне защищают памятники архитектуры от регионального правительства

Управление областным имуществом в регионе осуществляется неэффективно. Особенно это касается знаковых для Иркутска памятников, нуждающихся в реставрации. После прихода к власти губернатора Левченко ни один из них так и не дождался реставрации. Между тем общественность нашла хороший способ давления на правительство. Уже второе общественное объединение заявило о своём намерении в суде защищать иркутские памятники от регионального правительства. Усталость, накопленная обществом от бездействия региональной власти, выражается таким оригинальным способом.

Общественный проект «В поле зрения» 16 июля намерен провести акцию-шествие от Дома Кузнеца до Дома офицеров, чтобы привлечь внимание губернатора и правительства к проблемам сохранения иркутских памятников и эффективного управления областным имуществом. Кроме того, представители проекта заявили, что направили в суд исковое заявление, чтобы понудить Службу по охране объектов культурного наследия Иркутской области исполнять свои полномочия и приступить к активным действиям по сохранению Дома офицеров и Дома Кузнеца.

Очевидно, что терпеть дальше подобное отношение к областной собственности нельзя. Ещё несколько лет – и восстанавливать будет нечего. Кстати, это касается и других культовых объектов. Мало того что нынешняя власть ничего не делает для их сохранения – она теряет ранее завоёванные позиции.

Театр без юного зрителя

Странная ситуация сложилась со зданием ТЮЗа, которое не эксплуатируется более 20 лет. Оно устарело и не соответствует тем критериям, которые предъявляются к детским театрам. Проектировщики предложили выход: отдать под нужды театра ещё одно здание – примыкающую к ТЮЗу бывшую гостиницу «Централь» по улице Ленина, 13.

В 2017 году областное учреждение «Центр сохранения наследия» (ЦСН) в рамках государственного задания приступило к разработке проекта по сохранению объекта культурного наследия с приспособлением для современного использования. Если первоначальная площадь объекта была 5,2 тысячи квадратных метров, проект расширял её до 12 тысяч и предусматривал практически перестройку здания. То есть у юных зрителей был шанс получить большой, современный, красивый театр.

Стоимость проектных работ оценили в 30 млн рублей, расходы включили в ведомственную целевую программу. Был сделан эскизный проект, который получил положительное заключение государственной историко-культурной экспертизы. Но в октябре 2018 года все проектные работы по объекту свернули.

Между тем затраты на разработку документации на 1 июня 2018 года, по данным КСП, составили 16,8 млн рублей.

Очевидно, что министерство культуры столкнулось с некоторыми трудностями. Для реализации проекта нужно было выкупить у частного лица земельные участки рядом с театром. На них расположены кафе «Ким Чи» и «Домино». Выкуп частных владений – всегда вопрос непростой, но решаемый. Разве это повод отказываться от хорошей идеи, в которую уже вложены солидные деньги?

Тревогу начали бить профессионалы и общественники. Ещё в марте члены общественного совета при Службе по охране объектов культурного наследия Иркутской области обратились с открытым письмом к губернатору. Они выражали свою озабоченность ситуацией.

В официальном ответе за подписью зампреда правительства Валентины Вобликовой официально подтверждается, что в 2017 году государственное задание по ТЮЗу выполнено в полном объёме. Но в апреле 2019 года техзадание было откорректировано. Теперь выкуп земельных участков под кафе «Ким Чи» и «Домино» не требуется. Это значит, что ТЮЗ останется в прежних границах, расширение отменяется. По какой причине принято такое решение, авторы ответа не объясняют. «После получения градостроительного плана земельного участка ЦСН сможет продолжить мероприятия по дальнейшему проектированию объекта, опираясь на уже откорректированное техзадание», – сказано в документе.

И вот тут самое время спросить: почему так резко изменилась концепция, кто ответит за деньги, уже вложенные в проект? Причём речь идёт не только о тех 16,8 млн рублей, затраченных на проектирование с 2017 года. На самом деле эта история тянется с 2004 года. Именно в ту пору возникла идея приспособить соседнее здание-памятник под нужды театра. ОАО «Иркутский Промстройпроект» даже начало подготовку документов на реставрацию и расширение ТЮЗа. На проектирование было затрачено порядка 9,5 млн рублей областных средств. Однако проект не был реализован, а теперь морально устарел.

Но тогда заморозка проекта была объяснима. Выяснилось, что в здании присутствует федеральный собственник, который не хотел просто так уступать недвижимость. Минимущества Иркутской области потратило немало сил и времени, чтобы в судебном порядке отстоять региональное достояние. На это тоже ушли деньги и время, которые никто не считал. Теперь оказывается, что всё было впустую? Здание бывшей гостиницы «Централь» всё равно не отдадут детям. В лучшем случае его приспособят под иные нужды, в худшем – просто продадут. Жаль, что до этого идею с расширением театра успеют окончательно угробить. Нынешние чиновники уйдут, откуда пришли. А вот город так и останется без современного театра.

Городок без военных

Здания бывшего военного училища (ИВВАИУ), закрытого в 2008 году, тоже обещали отдать детям и открыть здесь образовательный корпус для подготовки кадетов. В 2015 году здания передали в собственность области, и начались строительные работы. К 2016 году обещали закрыть тепловой контур. Неизвестно, как бы судьба памятника сложилась дальше, но к власти пришёл Сергей Левченко. Он, конечно, тоже много чего обещал и даже посвятил ИВВАИУ отдельную строчку в своей предвыборной программе. Впрочем, ТЮЗу нынешний губернатор тоже уделял место в предвыборной риторике. Только ничего не сделал.

Все работы на объекте свернули сразу, в зиму здания ушли без кровли и очень быстро начали разрушаться. Между тем и на этот объект выделялись деньги, причём немалые. Для начала это средства, потраченные на строительные работы в 2015 году, средства на охрану территории. После возобновления проекта профильными министерствами разработана «дорожная карта». Она утверждена губернатором 27 июня 2018 года. На разработку проекта, инженерные обследования снова направлено 34,9 млн рублей.

Однако проектирование так и не завершилось. Причина в том, что земля военного городка всё ещё находится в ведении Министерства обороны РФ. Предыдущее правительство успело перевести в областную собственность только здания. Нынешнее руководство области никак не может довести дело до конца. Между тем в 2018 году сделано инженерное обследование территории, а через три года оно утратит силу. Придётся снова выделять деньги и всё делать заново. Ну или не придётся, если здания будут признаны не подлежащими восстановлению. Потом точно найдётся политическая воля, чтобы выгодно использовать освободившуюся площадь.

Дом Кузнеца за фальшфасадами

Дом Кузнеца – ещё один проблемный объект. Недавно в недрах правительства родилась идея разместить здесь филиал Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского. Неизвестно, как относится к прожекту сама консерватория, но иркутяне поддержат создание в Доме Кузнеца чего угодно – главное, чтобы объект культурного наследия регионального значения не развалился окончательно.

Дом Кузнеца находится в аварийном состоянии и пустует с 2010 года. Несмотря на то что внешне здание стоит без движения, у него богатая «внутренняя» жизнь, скрытая от горожан фальшфасадами. Нужно понимать, что несмотря на износ 53%, это очень дорогая недвижимость в центре города. Наверное, поэтому в 2017 году его попытались передать в уставной капитал правительственной структуры АО «Центр недвижимости Иркутской области». В его собственность вообще хотели включить 10 областных объектов общей стоимостью 490 млн рублей. Затем недвижимость предстояло продать с обременением, а вырученные средства пустить на строительство нового здания для чиновников. Идея не прошла, депутаты Законодательного Собрания заблокировали её на стадии обсуждения.

Дом Кузнеца остался в областной собственности. Но, пока шло обсуждение его судьбы, выяснилась масса интересных деталей, из которых стало видно, что правительство ведёт себя как шулер в нечестной игре. Например, здание не имеет статуса аварийного. Это сделано специально, чтобы подороже его продать. Затем выяснилось, что памятник вообще не имеет охранного обязательства. В этом документе для собственника должны быть прописаны требования по содержанию и использованию здания.

Затем было заявлено, что в 2019 году будет проведено инженерно-техническое обследование конструкций. Прошло полгода, но не определён даже механизм того, как это будет делаться. А пока стены Дома Кузнеца закрыли фальшфасадами. Во-первых, чтобы народ не пугать, а во-вторых, чтобы кому-нибудь на голову не упал кусок штукатурки.

Дом офицеров с проектом, но без экспертизы

Ещё один памятник, который долгие годы ждёт реставрации, – Дом офицеров. Планировалось разместить в нём Дворец молодёжи, поскольку в регионе нет подобного учреждения, а оно очень нужно. Тем более обидно наблюдать, как красивейший памятник приходит сейчас в упадок из-за бездействия чиновников. Понятно, что на него тоже выделялись бюджетные средства, которые со временем всё больше обесцениваются и скоро пойдут прахом.

Так, в 2013 году было выделено 9,2 млн рублей на обследование объекта, разработку и согласование комплексного проекта реконструкции. Проект разработали, более того – он получился знаковым, был отмечен тремя наградами на престижном фестивале «Зодчество Восточной Сибири». Однако до реализации дело не дошло. Выяснилось, что документ нуждается в доработке в связи с ужесточившимися требованиями к сейсмоустойчивости и пожарной безопасности. Несколько лет не происходило ничего.

В 2017 году на доработку проекта реконструкции Дома офицеров было выделено 3,9 млн рублей, проект отправили на повторную экспертизу. Начать работы обещали в 2019 году. По данным областного министерства по молодёжной политике, реконструкция обойдётся в 329 миллионов рублей. Но в ведомственную целевую программу объект до сих пор не включали, поскольку проектно-сметная документация никак не может пройти государственную экспертизу. Не окажется удивительным, если к настоящему моменту какие-нибудь законодательные нормы изменились и всё нужно начинать сначала.

Интересно, что в 2016-2017 годах Дом офицеров числился в списке объектов, которые планировалось восстанавливать на условиях государственно-частного партнёрства. Затем он из этого списка исчез. Таким образом, история с прохождением государственной экспертизы тянется уже шесть лет, и конца ей не видно. Наблюдать за этими бессмысленными телодвижениями тем более обидно, что мы помним, каких трудов стоило сохранить Дом офицеров в областной собственности.

Нужно отметить, что общественность вступает в судебные тяжбы с правительственной структурой, отстаивая знаковые для города объекты, уже не в первый раз. В августе прошлого года решением службы был выведен из реестра памятников уникальный деревянный дом Рассушина. Есть подозрение, что собственник планировал снести «деревяшку» и построить на её месте элитное жильё. Решение вызвало такое негодование в среде профессионалов и общественников, что дело дошло до митингов, писем в адрес губернатора и прокуратуры, открытых обвинений в коррупции.

Впрочем, ни митинги, ни громкие слова не помогли. А вот когда общественники подали иск в суд о восстановлении объекта в реестре памятников и выиграли громкий процесс, ситуация изменилась. Иркутяне поняли, что и против лома есть приём. С правительством, например, можно судиться и через суд заставлять его работать, раз оно не умеет иначе. Ведь за неисполнение судебных решений полагается совсем другая мера ответственности – уголовная. С бездействием правительства и впрямь нужно что-то делать. Ведь чиновники уйдут, а город останется. Усталость, накопленная в обществе от бездействия региональной власти, не способной решить ни одной проблемы, похоже, нашла весьма оригинальный выход. Если вдруг он окажется действенным, будет совсем хорошо.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector