издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Людям ничего не ясно»

Региональное правительство не торопится с дезинфекцией и выдачей справок на жильё для пострадавших от наводнения

В подвалах жилых домов стоит вода, не хватает мотопомп для откачки, сырость спровоцировала размножение комаров и мошки… Третья неделя после наводнения. Остаётся непонятным главное – есть ли у людей гарантия, что к осени будет новый дом или помощь в ремонте старого? Встаёт вопрос: где зимовать? Депутаты регионального парламента 16 июля на внеочередной сессии ЗС заслушали отчёт правительства Иркутской области, комиссии по чрезвычайным ситуациям и МЧС о том, как решаются проблемы в затопленных районах. Выяснилось, что списки нуждающихся в новом жилье и ремонте правительством ещё только-только готовятся. Нет пока и чёткого алгоритма того, как люди получат новое жильё, где и в какие сроки.

16 июля состоялась внеочередная сессия Законодательного Собрания. Тема была одна: депутаты хотели услышать от правительства, что делается в затопленных районах Иркутской области, и поделиться информацией, которую собрали сами, выехав на место. Кроме того, стояла важная задача – срочно принять ряд законов, которые могли бы помочь пострадавшим. Губернатор Иркутской области Сергей Левченко и председатель правительства Руслан Болотов на сессию не явились, хотя приглашения им были направлены 11 июля. «Я то, что докладываю на сессии по этому вопросу, узнал, придя в зал в 10.05», – сообщил первый заместитель губернатора Иркутской области Владимир Дорофеев. Тем не менее в рамках своей компетенции Дорофеев попытался обрисовать ситуацию и ответил на вопросы как смог. «У нас в области погибли уже 25 человек, шесть человек числятся пока пропавшими без вести. Я предлагаю почтить память погибших минутой молчания», – сказал спикер ЗС Сергей Сокол, открывая обсуждение.

Вода пришла в восемь районов

Как сообщил Владимир Дорофеев, в результате паводков пострадали Нижнеудинский, Тайшетский, Тулунский, Чунский, Зиминский, Черемховский, Заларинский, Куйтунский районы. Подтоплены 109 населённых пунктов, 10 890 жилых домов, где живут 38 065 человек, в том числе 8498 детей. В зону подтопления попали 49 социальных объектов, 37 объектов образования, 11 объектов здравоохранения, 1 объект культуры. Пострадали 11 058 приусадебных участков, подтоплены 49 участков автомобильных дорог, повреждены 22 автомобильных моста. На 16 июля в нижней части города Тулуна были подтоплены 49 жилых домов, в которых живут 123 человека, в том числе 25 детей. По словам Дорофеева, техническая вода, электроэнергия и связь в Тулуне уже есть, восстановлен проезд по 20 автомостам и 46 участкам автодорог. Там, где разрушены паромы, работают лодки. В пяти пунктах длительного пребывания (в Тулуне, Братске, Чунском и Нижнеудинском районах) живут 328 человек, в том числе 76 детей. Вакцинацию получили более 61 тысячи человек, из них более 20 тысяч детей. Сейчас в подтопленных районах идёт дезинфекция.

1 млрд 566 млн 750 тысяч рублей на ликвидацию чрезвычайной ситуации поступило из федерального бюджета. 35 515 человек уже получили единовременную материальную помощь – по 10 тысяч рублей (общая сумма – 355 млн 150 тысяч рублей). По прогнозам, помощь должна была быть роздана 36 953 жителям. «Небольшая разница, которая осталась, будет ликвидирована в течение 1-2 суток», – сообщил Владимир Дорофеев. 3626 человек получили по 50 тысяч рублей на первоочередные нужды из-за потери имущества (181,3 млн рублей). По 100 тысяч рублей было выплачено 10 123 пострадавшим (1 млрд 12 млн 300 тысяч рублей). 18 семей получили помощь в связи с гибелью родных.

– Там, где отсутствуют дорожные переправы, функционируют лодочные, – сообщил во время своего доклада заместитель начальника по защите, мониторингу и предупреждению чрезвычайных ситуаций ГУ МЧС по Иркутской области Валерий Шанц. – Мы запросили дополнительную технику, и Росавтодор пошёл нам навстречу. Из Красноярского края, Республики Бурятия прибыли автомашины – 54 самосвала, 8 фронтальных погрузчиков. Руки есть в виде спасателей, МСЧ России и Росгвардии, но техники не хватает для вывоза мусора, разбора разрушенных жилых помещений. Спасибо Росавтодору, это очень нам поможет.

В зоне затопления работают подразделения МЧС России, в Иркутскую область передислоцированы Тульский спасательный центр, Новосибирский спасательный центр, с первых дней работают спасатели БПСО. 150 человек прибыли из Сибирской пожарно-спасательной академии ГПС МЧС, работают и психологи. Общая группировка – 3804 человека. 1063 единицы техники, 56 плавсредств, 10 воздушных судов. От МЧС работают 670 человек, 69 технических средств, 31 плавсредство и 4 воздушных судна. Прибыла большая группировка Росгвардии. Работают специалисты аварийно-спасательных служб Иркутска, Шелехова, приехали профессионалы-спасатели из Пскова.

Волонтёров ещё кормить надо

У депутатского корпуса была масса вопросов к работе правительства, поскольку многие сами ездили к пострадавшим, а те передавали просьбы о помощи. На часть вопросов Владимир Дорофеев просто не смог ответить в одиночку, а губернатора или хотя бы представителей министерств на сессии не было. Выяснилось, что у правительства нет даже полного списка пострадавших, как нет и никакого чёткого понимания, какое жильё получат люди и в какие сроки. «Серый дом», как видно было из отчёта, не контролирует и помощь, которая идёт от добровольцев.

Депутат Ольга Носенко поинтересовалась, чем занимаются министерство по молодёжной политике, министерство труда и занятости, минобразования. В то время как в Тулун, Чуну, Нижнеудинский район едут волонтёры, часто из других регионов, в самой Иркутской области не собран ни один студотряд, не привлечены силы безработных. В Чуне в конце 2018 года зарегистрирован 771 безработный, в Тулуне – 840, в Нижнеудинске – 541. По мнению Ольги Носенко, всем этим людям можно было бы дать работу.

Владимир Дорофеев так не считает. На работы, связанные с опасностью для жизни, нельзя привлекать волонтёров, процитировал он закон. «Мы ещё должны будем следить за ними и обеспечивать их безопасность», – сказал чиновник. Сейчас в зонах затопления трудятся около 200 волонтёров. Однако правительство, как признался Дорофеев, алгоритм работы с ними не создало. «Организовать их питание законно нет оснований. Кто должен их кормить, кто должен размещать?» – задаётся вопросом Дорофеев. Он сообщил, что без того есть проблемы с размещением у Росгвардии, силовиков, сотрудников Минобороны. Получается, для «Серого дома» волонтёры обуза? «Мы должны, конечно, безусловно, откликаться и помогать. Но тот объём работ, которые сегодня там выполняются, не для волонтёров», – заключил Дорофеев. Валерий Шанц тем не менее назвал «незаменимой» помощь волонтёров на таких работах, как сбор документов, адресная помощь, доставка воды и медикаментов.

Парламентарий Дмитрий Тютрин сам наблюдал в подтопленных городах: стоимость товаров, например мотопомп, выросла в магазинах на 30–50%… Парламентарий предложил ввести на уровне властей контроль за ценами на товары в условиях ЧС. У Владимира Дорофеева, как оказалось, нет подтверждённой информации о завышении цен на предметы первой необходимости в подтопленных территориях. «К нам таких обращений ни от граждан, ни от контролирующих организаций не поступало», – сказал он. Прокуратура области также не нашла нарушений.

– Я думаю, что вам стоит прислушаться к тому, что сказал коллега, – заметил спикер ЗС Сергей Сокол. – Дмитрий Геннадьевич прав в том, что правительству и комиссии по чрезвычайным ситуациям было бы нужно прислушиваться к мнению депутатов. Депутаты не входят в КЧС, что странно, несмотря на просьбы, которые мы высказывали. Мы посетили КЧС только один раз по приглашению, а дальше мы не участвовали. И нам внимания немного уделялось, когда мы приглашали правительство на наши совещания. Депутаты наши находятся на местах, и Денис Павлович Шершнев с самого начала был в Тулуне, и Наталья Игоревна Дикусарова, и Тимур Ринатович Сагдеев, и возглавляющий наш мобильный штаб Виктор Леонидович Побойкин, депутат Госдумы Сергей Юрьевич Тен. Мы очень тесно общаемся с людьми и, поверьте, очень хорошо понимаем ситуацию и могли бы много полезного привнести.

Владимир Дорофеев удивился этому и сказал, что доступ депутатов на КЧС не запрещён: «Пожалуйста, приходите». Однако Виктор Побойкин, дважды побывавший на заседании КЧС, заметил, что оба раза не получал ответы на свои вопросы, заданные там, а на письменный запрос о количестве незащищённых граждан получил ответ, что правительство такими данными не располагает. «Это вот спасибо за взаимодействие, – заметил Побойкин. – Мы планировали организовать благотворительную акцию, на нас вышли люди из других регионов, но, к сожалению, не смогли её организовать, потому что статистику вы нам не дали». В ответ Дорофеев сказал: «Давайте контактировать. Я вас с КЧС не удалял, я вам отрицательного ответа не давал». Владимир Дорофеев попытался оправдать коллег, сказав, что они все работают «на местах», однако один час работы с депутатами за три недели паводков – это немного, но никого из «Серого дома» не было. А депутаты привезли вопросы от тех самых людей, которые остались без домов.

200 справок из 10 тысяч

Депутат Виктор Побойкин напомнил, что до наступления холодов остаётся совсем немного – около двух месяцев, и люди должны быть обеспечены жильём. «То, что вы сейчас говорили, даёт нам понимание того, что алгоритмы ещё не выработаны, есть различные варианты решения этой задачи, но конкретных нет», – заметил он. С мест же сообщают: в двух районах Тулуна вообще ещё не было обхода комиссий, которые составляют акты о пригодности или непригодности домов для проживания людей. Побойкин напомнил, что и сейчас возникают сложности с выдачей денег пострадавшим, а с обеспечением жильём будет ещё тяжелее. О нескольких таких случаях сообщила депутат Ирина Синцова. К ней обращаются люди, которые арендовали жильё у хозяев из других регионов, дома смыло, договор аренды не был продлён. И вот уже суды отказывают людям в компенсации. «Я знаю, что прокуратура взяла на контроль отдельные семьи, которые оказались в такой ситуации. Какова же позиция правительства? Все ли люди пострадавшие, потерявшие жильё, получат его?» – спросила депутат. Владимир Дорофеев предложил всё же опираться на судебные решения. «На сегодняшний день по тем данным, которыми я располагаю, муниципальные образования дают прогноз на обращение в суды – 3632. Мы имеем 710 решений. 860 должны быть приняты буквально в ближайшие дни», – сказал замгубернатора. Ситуация запутывается, потому что прокуратура Иркутской области не располагает сведениями, чтобы решения принимались не в пользу людей. И это только одна проблема по жилью из огромного количества, которые всплывут в ближайшее время, напомнили депутаты. Но у правительства один ответ: «Идём через суды». А где будут люди жить?

Виктор Побойкин уточнил: «Не могли бы вы рассказать о том алгоритме, который есть в части обеспечения жильём до сентября 2019 года?» Дорофеев сослался на разрабатываемые «варианты» – сертификаты на жильё, планы переезда в другую местность. Однако спустя почти месяц после наводнения минстрой неторопливо занят не подготовкой жилья, а документами, которые собирают люди в связи с утратой домов. А пока документы не выдадут, права на жильё у людей нет. Владимир Дорофеев сразу и не нашёл под рукой информацию регионального минстроя о списках тех, кому уже выданы документы… Интересно, что уже позже, на сессии, вице-спикер ЗС Александр Ведерников вернулся к этой теме, и неожиданно у Владимира Дорофеева цифры «нашлись».

– Спасибо вам за мужество появиться перед нами, – сказал Александр Ведерников. – Несколько раз правительство игнорировало наши регулярные мероприятия в ЗС… Основная, эффективная и самая большая часть поддержки – это поддержка, связанная с утратой жилья… Целевая задача – обследование домов. Сколько в разрезе каждой территории? Мы не должны блуждать в терминологии, что такое осмотр, что такое обследование. Сначала нам говорят, что 9 тысяч – это обследование, потом 5 тысяч – это осмотр. Три листочка. Мы бы хотели, чтобы очень чётко прозвучало: какой процент от целевой задачи?

Владимир Дорофеев сообщил, что в муниципалитетах работают 48 комиссий из 389 человек, и данные о том, какое количество людей нуждается в новом жилье, «каждый день меняются». Из 10 883 жилых домов акты обследования составлены по 5723 (21 685 жильцов). Из них 1593 дома ремонтироваться уже не будут, 4130 домов встанут на ремонт. Примерно «пятой части» владельцев полутора тысяч непригодных для проживания домов выданы документы, дающие право на получение нового жилья. Александр Ведерников заметил: «В цифрах это звучит так: 200 справок из 10 тысяч». На что Дорофеев сообщил, что комиссии по оценке жилья работают только с 13 июля. «Это же вы, наверное, не хвастаетесь, а жалуетесь?» – прозвучал вопрос. «Это я жалуюсь, потому что изначально работа была немножко на другое нацелена», – сказал Дорофеев.

Депутат Дмитрий Тютрин сообщил: пострадавшие негодуют, что им приходится собирать много справок. Он предложил подумать над иным, упрощённым алгоритмом. «Что касается алгоритмов – ну предлагайте, – сказал Дорофеев. – Поверьте, за каждый бюджетный рубль и за те списки, которые идут с таким боем… Придите на КЧС, посмотрите, как общаются коллеги мои с муниципалитетом, МЧС, которые ставят свои подписи, несут ответственность, как они двоятся, как троятся. Как с невысокой трибуны будет сказано: принято было решение, что 10 тысяч мы платим наличными, а всё остальное переводим на карту. Так вот, не имея ни двора, ни кола, извините меня, они уже на реке некоторые отмечают. Эти 10 тысяч идут в ход. Нельзя так говорить, но тем не менее».

Как показал визит Владимира Путина 19 июля, люди на местах вообще не понимают, что и как происходит. «Профессионально организованных комиссий явно недостаточно. Что самое главное, люди не понимают, как организована их работа: одни приходят, другие приходят, третьи приходят – что-то говорят, что-то подписывают. Людям ничего не ясно», – сказал президент. 845 документов на выдачу жилья были подготовлены к приезду Путина. И 6 семьям даже вручили сертификаты прямо в день приезда. Но это всего 845 документов, а на момент приезда Путина непригодными к проживанию были признаны более полутора тысяч домов. Получается, минстрой региона даже к визиту главы страны сумел обработать только половину из уже признанных непригодными домов. Напомним, обследована только половина из более чем 10 тысяч подтопленных домов. А уже прошёл почти месяц после наводнения. Это ещё стройка даже не начиналась.

«Серый дом» считает, видимо, что ему делать ничего не придётся. Он очень надеется на помощь чиновников высшего ранга. А именно – на комиссию, возглавляемую Виталием Мутко. «Я думаю, нет опасности, что механизмы не будут разработаны в самое короткое время», – сказал Дорофеев. Однако встаёт вопрос, а где тут работа регионального минстроя? Упоминание встречи губернатора с местным строительным сообществом о работе правительства не даёт никакой информации. Местные строители, напомним, сами вышли с инициативой помочь пострадавшим.

«Комары и мошка»

Депутат Наталья Дикусарова показала свой телефон. Десятки просьб по СМС, в соцсетях. Люди просят элементарное: просто сделать так, чтобы они не задыхались от вони, комаров, мошки. Подвезти в достаточном объёме обычную хлорку, как оказалось, правительство за 3 недели не сумело.

– Нас сейчас смотрят все районы, все мэры и большинство глав территорий, – сказала она. – Первый вопрос очень простой, и он давно уже должен быть разрешён: это санитарная обработка населённых пунктов. В Тайшетский район обещали направить хлорку. Это элементарные вещи, когда люди сами смогут обработать там что-то. Из 6 тонн отправили 1 тонну с чем-то. До некоторых посёлков это не дошло. Вот что это? Если есть такая необходимость, вы сообщите, мы соберём». У чиновников «Серого дома» оказался виноват… Роспотребнадзор. Как сообщила заместитель председателя правительства Валентина Вобликова, он дал сначала одни цифры по дезинфекции, а потом увеличил их в 7 раз. Как оказалось, через 20 с лишним дней после наводнения, с одной стороны, «все потребности закрыты», а с другой – ещё в пути и не прибыли 10 тонн хлорамина и других препаратов. А Тайшет тоже, как и Роспотребнадзор, сам виноват: областные власти ему предлагали современный гелиохлор, но тот якобы отказался.

С мест идут жалобы: людей заедают комары и мошка, сообщила Наталья Дикусарова. «Это ужасная просто ситуация, люди не могут ночевать, люди просто не выживают там, – сказала она. – Я сижу в социальных сетях, это просто невозможно, как начинается вечер и ночь, люди воем воют просто». Владимир Дорофеев сказал, что у него данных по мошке и комарам просто нет и о такой проблеме ему не докладывали. Сейчас в подвалах домов ещё стоит вода, и людям необходимо откачать её, как-то начинать ремонт. Цена мотопомп для многих неподъёмная – от 14 до 27 тысяч. «Мы своими силами, в том числе и силами людей, которые сидят в этом зале, организаций, закупили мотопомпы, отправили – немного в Нижнеудинский район, немного в Чунский, немного в Тайшетский, – сказала Дикусарова. – Если у нас есть резервный фонд, ну давайте поможем людям закупкой мотопомп». Валерий Шанц подтвердил, что проблема с мотопомпами существует. По его информации, губернатор направил письма в другие субъекты, чтобы те оказали помощь по поставке мотопомп и пушек для обогрева жилых помещений. Почему нельзя их сразу купить из резервного фонда, а не ждать помощи, которая будет ехать долго, неизвестно.

По словам Натальи Дикусаровой, людям не дали никакой информации, как им поступать со своими домами. «У людей шок на сегодняшний день, – сказала она. – Я сейчас открываю телефон, я же общаюсь напрямую с людьми. И что я вижу: «Скажите, пожалуйста, а полы уже можно начинать снимать? А можно что-то начинать делать?» Давайте сделаем методички. Если комиссия пришла и оценила ваше имущество, делаем то и то… Мы красивые цифры говорим: миллиард триста резервный фонд, а людей это не интересует. Людей интересует нормальная жизнь».

Наталья Дикусарова напомнила, что с 16 июля в территориях собираются сходы. Но есть ли методички, отправили ли их в территории, что главы должны говорить на сходах? Она заметила, что по её территориям вообще неизвестно, куда дети пойдут 1 сентября. Такая ситуация в Октябрьске, Приудинске и других территориях. Депутат заметила, что без ответов на этот вопрос она рискует вернуться назад «с синяком под глазом». От Валентины Вобликовой удалось только добиться, что какая-то «работа проведена» по всем 38 объектам и закуплено 11 автобусов, которые будут возить детей в школы в других поселениях. Позже об этой проблеме заявил и Владимир Путин. Проблем очень много. Например, пока никто не понимает, как начинать в этих территориях отопительный сезон, что делать с подтопленным муниципальным жильём, как поступать с закупкой скота и птицы для тех, у кого хозяйство погибло.

А в целом, как отметила Дикусарова, у «Серого дома» нет конкретного плана по каждому муниципалитету. В Приудинске люди живут в палатках на горе, в лесу, потому что не знают, куда им возвращаться, что будет с домами. «Что мы с посёлком будем делать? Переселять? Что с Октябрьском? Мы будем там строить? Одноэтажное, многоэтажное? План по каждому должен быть», – сказала депутат. В ответ Владимир Дорофеев призвал не давать оценки тому, кто ближе к людям и «насколько эффективно работает правительство». Наталья Дикусарова настаивала на том, что нужно до сессии 24 июля сделать «раскладку» по всем объектам по территориям. 24 июля парламент будет принимать очередную серию законопроектов, направленных на поддержку пострадавших, и депутатам необходимо видеть картину в целом.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector