издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ртуть вместо радиации

Почему глава Росприроднадзора сравнила «Усольехимпром» с Чернобылем

Ртутное загрязнение, которое за годы работы накопил «Усольехимпром», грозит Иркутской области «экологическим Чернобылем». Об этом на прошедшей неделе предупредила руководитель Федеральной службы по надзору в сфере природопользования Светлана Радионова. Из-за угрозы выброса ядовитых веществ Усолье-Сибирское уже почти три квартала живёт в режиме чрезвычайной ситуации, а тяжёлый металл продолжает постепенно поступать в атмосферу, поверхностные и подземные воды. Проект по ликвидации его запасов готов, но ещё не прошёл государственную экспертизу, а на пути к его реализации остаются препятствия.

266 дней. Именно столько к моменту выхода номера действует режим чрезвычайной ситуации в Усолье-Сибирском, связанный с опасностью выброса химически опасных веществ и повреждения систем водоснабжения и электроснабжения. Мэр города, в котором проживает более 77 тысяч человек, ввёл его 6 ноября 2018 года. Губернатор Иркутской области Сергей Левченко отреагировал на угрозу возникновения аварийной ситуации на территории промышленной площадки ООО «Усольехимпром» значительно позже. Его указ о переходе профильных служб на режим повышенной готовности был подписан 7 февраля 2019 года. К тому моменту на промплощадке за неполный год произошло несколько десятков чрезвычайных происшествий, в основном связанных с пожарами или повреждениями кабельных линий. Они были бы не так страшны, если бы не те опасные вещества, которые там накоплены, и весьма серьёзная угроза их выброса.

«Территория экологической катастрофы»

– Это огромное химически опасное предприятие, которое находится в полуразрушенном состоянии, – констатировала Светлана Радионова в интервью «Известиям». – Нерадивые собственники выкачали из него последние ресурсы и бросили. Я недавно посещала этот объект и своими глазами видела, что там происходит. Огромное количество ртутьсодержащих остатков, заражённое ртутью производство, которое нуждается в демеркуризации. В корпусах завода хранятся ёмкости с химически опасными веществами, часть из них находится под давлением. Что там – никто не знает.

В скважины, из которых когда-то выбрали солевой раствор, закачали нефтеотходы. Рядом течёт Ангара, и понятно, что, если такую скважину прорвёт, река будет загрязнена. Фактически это территория экологической катастрофы. Нужно действовать уже сейчас, иначе мы получим такой «экологический Чернобыль».

Насчёт неизвестного содержимого ёмкостей, которые находятся на промышленной площадке «Усольехимпрома», некоторая ясность всё же есть: в части из них хранятся четырёххлористый кремний и эпихлоргидрин. Первый – токсичное вещество, которое оказывает разъедающее воздействие на глаза, кожу и дыхательные пути и может вызвать отёк лёгких. Второй – легковоспламеняющееся соединение, которое при вдыхании даже в небольших концентрациях даёт тошноту, головокружение и слезоточение, а при длительном воздействии приводит к отёку лёгких. Оба хранятся в заброшенных железнодорожных цистернах, вывезти которые не представляется возможным – пути разобраны. Вариант один – откачать вредные вещества и транспортировать их в Красноярск или Новосибирск и там утилизировать. Цена вопроса – от 20 до 40 млн рублей. По крайней мере, такая информация звучала на совещании, которое проходило 25 февраля в Усолье-Сибирском под эгидой Законодательного Собрания Иркутской области. В июле пресс-служба губернатора и правительства региона сообщила, что в марте с промплощадки вывезли более тысячи баллонов, а ООО «Сибртуть» из Новосибирска «осуществило мероприятия по сбору, транспортировке, обезвреживанию отходов и металлических ёмкостей».

К демеркуризации цеха ртутного электролиза, которая обойдётся значительно дороже, никто не приступал. Министр природных ресурсов и экологии Иркутской области Андрей Крючков отмечает, что это только один из 140 корпусов, расположенных на промышленной площадке. В общей сложности на ней насчитывается более 200 промышленных объектов, в том числе 60 вспомогательных зданий, более 20 км железнодорожного полотна и примерно 50 км надземных и подземных инженерных коммуникаций. «Всё это, включая почвогрунты, грунтовые и подземные воды, пропитано высокотоксичными хлорорганическими загрязняющими веществами и тяжёлыми металлами, – приводит слова Крючкова пресс-служба губернатора и правительства региона. – Но даже это не даёт право серьёзным учёным на некорректные сравнения «Усольехимпрома» с Чернобылем».

16 тонн, умноженные на 60

Позволим себе поправить чиновника: сравнение с Чернобылем прозвучало из уст руководителя Росприроднадзора. Учёные, особенно если речь идёт об экспертах из Иркутского научного центра СО РАН, подобные обороты не используют. Они оперируют цифрами, которые красноречивее любых сравнений. За 28 лет работы цех ртутного электролиза сбросил в окружающую среду почти 1461 тонну тяжёлого металла. Из них 60 тонн попали в Ангару. Такие расчёты были обнародованы в 1998 году по итогам оценки воздействия цеха на окружающую среду. После этого государственный комитет по охране окружающей среды Иркутской области подал на ОАО «Усольехимпром» иск в областной арбитражный суд, добиваясь полной ликвидации ртутного производства хлора и каустика на предприятии. Опечатки или ошибки здесь нет: в то время «Усольехимпром» ещё был открытым акционерным обществом, а обществом с ограниченной ответственностью он стал позже. В 1998 году региональные власти всё же добились закрытия цеха ртутного электролиза. Накопленное загрязнение при этом никуда не делось.

«Когда мы делали бурение в цехе ртутного электролиза в начале двухтысячных, выяснили, что загрязнены буквально все структуры, которые в нём находятся: стены, бетонный пол и рыхлые отложения под ним, – не так давно сообщал старший научный сотрудник лаборатории геохимии окружающей среды и физико-химического моделирования Института геохимии имени А.П. Виноградова СО РАН Михаил Пастухов. – Предварительно подсчитанные общие запасы ртути составляли 338 тонн. Но это примерные запасы, вероятное их количество может быть больше». Ещё 620 тонн, по самым скромным оценкам, находятся в шламохранилище «Усольехимпрома» (по информации, которую приводит мэр Усолья-Сибирского Максим Торопкин, 900 тонн). В сумме получается как минимум 958 тонн – на треть меньше, чем накоплено за годы работы производственного объединения «Химпром» в Павлодаре. Казахский город, конечно, никто не сравнивает с Чернобылем, но его название давно стало нарицательным у специалистов в области экологии. Минамата – городок в Японии в три раза меньше Усолья-Сибирского – и вовсе дал имя синдрому, вызванному отравлением органическими выбросами ртути. Если точнее, тяжёлый металл, который завод компании Chisso долгое время сбрасывал в залив Минамата, в тканях донных микроорганизмов в силу их метаболизма превращался в метилртуть. Нейротоксин, который значительно опаснее ртути, накапливался в рыбе и моллюсках. К середине пятидесятых он стал воздействовать на людей. По состоянию на 2001 год жертвами синдрома Минаматы стали 2265 человек. Благодаря Интернету сегодня прочитать об этом может любой, кто не поленится заглянуть в «Яндекс» или «Гугл».

Упоминание Минаматы вполне обоснованно может показаться журналистской страшилкой. Однако в биоте Братского водохранилища, расположенного ниже Усолья-Сибирского по течению Ангары, содержание ртути очень высоко. Подводя в 2008 году итоги многолетних исследований, Пастухов и его коллега Валентина Гребенщикова, ныне ещё один старший научный сотрудник лаборатории геохимии окружающей среды и физико-химического моделирования Института геохимии СО РАН, отмечали, что в планктоне верхней части Братского моря оно в 7–24 раза превышало средние значения по Иркутскому водохранилищу, в Окинской части – в 7–21. Содержание ртути в рыбах, обитающих в верхней части Братского водохранилища, в некоторых случаях многократно превышало предельно допустимые концентрации. Причина – сильно загрязнённые донные осадки, особенно в зонах седиментационных барьеров, где оседает большая часть загрязнённой взвеси. Например, в районе Свирска на участке дна в 2 квадратных километра накоплено 3,5 тонны ртути.

Опасения, что её может стать ещё больше, отнюдь не беспочвенны. В январе в подземных водах под промплощадкой «Усольехимпрома» была обнаружена повышенная концентрация ртути. «Это говорит о протечках шламохранилища вниз, – констатировал Пастухов ещё в конце февраля. – Причём распространение идёт в сторону как Белой, так и Ангары». Шлам в самом хранилище покрыт слоем воды, однако в тёплое время года, особенно при температурах выше 20 градусов Цельсия, происходит испарение тяжёлого металла. Его содержание в сточных водах, которые сбрасываются в Ангару через систему гидрозолоудаления и дренажные каналы, в несколько раз превышает предельно допустимые концентрации для рыбохозяйственных водоёмов. «Если разобраться, ниже расположены водозаборы Свирска и других населённых пунктов, – отметил учёный. – Всё это идёт в трофические цепи самого водохранилища». Испаряющуюся ртуть северо-западные ветра, преобладающие в Иркутской области, переносят в сторону Усолья-Сибирского и дальше. Конечно, пока её воздействие сравнительно мало, но любой житель региона наверняка хотел бы, чтобы его не было вовсе.

«Тянуть уже некуда»

Правительство Иркутской области уверяет, что ликвидация ртутного загрязнения является для него одной из приоритетных задач при обеспечении экологической безопасности жителей региона. «Наши предложения были направлены в Минприроды России, чтобы включить мероприятия по ликвидации цеха ртутного электролиза в федеральный проект «Чистая страна» на 2019–2021 годы в рамках национального проекта «Экология», – пресс-служба «Серого дома» приводит слова Крючкова в сообщении, которое было распространено 24 июля. С федерального уровня пришёл ответ: это станет возможным после того, как региональное правительство предоставит уточнённые объёмы финансового обеспечения, рассчитанные по итогам уже проведённых проектных и изыскательских работ. Ещё одно условие – загрязнённые сооружения должны быть включены в государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде.

В региональном правительстве утверждают, что дважды направляли необходимые для этого материалы в Министерство природных ресурсов и экологии России, но получали отказ, поскольку цех ртутного электролиза находится на промышленной площадке ещё действующего предприятия. Если точнее, Арбитражный суд Иркутской области в ноябре 2016 года признал «Усольехимпром» банкротом. В настоящее время на нём действует конкурсное производство, которое продлено до 25 сентября 2019 года. Запасы ртути, оставшиеся от работы предприятия, могут быть включены в реестр объектов накопленного вреда окружающей среде после того, как процедура банкротства будет завершена и «Усольехимпром» ликвидируют. По крайней мере, так говорят в правительстве Иркутской области.

При этом проект демеркуризации цеха ртутного электролиза и прилегающей к нему территории площадью 7,4 га уже готов и прошёл экологическую экспертизу. Как сообщает пресс-служба губернатора и правительства региона, в настоящий момент его рассматривают в Красноярском филиале Главгосэкспертизы России. Положительное заключение ожидают в августе, а приступить к ликвидации ртутного загрязнения планируют в 2020 году. В региональном правительстве предполагают, что на это уйдёт три года. «При демеркуризации – я уверен, что она должна быть произведена в ближайшее время, потому как тянуть уже некуда, – может происходить загрязнение окружающей среды, как это было в Минамате или Павлодаре, – заключил Пастухов. – Конечно, здесь необходим будет очень подробный мониторинг». Сказано это было ещё 25 февраля. А ртуть и ныне там.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector