издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Крупная доза неволи

Наркоделец отправился в колонию строгого режима

У героина, тяжёлого наркотика, несущего смерть, десятки подпольных названий. На сленге наркопродавцов из Ангарска его одноразовые дозы обозначались как «гайки», «болты», «ниппеля». Преступная группа из четырёх человек, которая отоваривала зельем круг местных наркоманов, уже отправилась за решётку. Подельники попали туда раньше, а тот, кто был над ними и снабжал их зельем, по приговору Ангарского городского суда только недавно получил 8 лет колонии строгого режима.

Примечательно, что Евгений Латыпов сам наркозависимым не являлся. И судим до этого не был. Отцу двоих детей за решёткой исполнится 40 лет, то есть он пошёл на это преступление уже в зрелом возрасте, когда человек знает об ответственности. Правда, во время следствия и на заседаниях суда подсудимый пытался объяснить, что нужно было кормить семью, а найти нормально оплачиваемую работу он не мог. Кстати, никаких душевных терзаний по поводу торговли смертью, а это действительно так, наркобарыги, как правило, не испытывают. А если есть позыв морально оправдаться, то в ход идут иезуитские доводы: дескать, они санитары общества, а поскольку наркоманы – слабая его часть, зачем таким вообще жить?

Когда папе своих любимых деток пришла в голову идея организовать наркобизнес, он привлёк к нему тех, кто не будет качать права. Оплата натурой для любого наркомана самая вожделенная. Так что бизнес был у Латыпова, а его подельники в основном довольствовались тем, что у них не болела голова, где взять очередную порцию зелья. Порядок установили такой: с каждых десяти реализованных доз одну продавец оставлял себе. Вдобавок мог устанавливать на наркотик свою цену. По просьбе хозяина очередную оптовую партию нужно было продегустировать, поскольку наркоманы нередко заявляли, что их не «берёт».

Беломестнов, Картопольцева и Карелин покупателей особо не искали. Каждый был наркоманом со стажем и уже имел круг «проверенных» знакомых, нуждавшихся в ежедневном употреблении героина. Слово «проверенных» взято в кавычки, потому что, как показали последующие события, именно из этой мутной среды сотрудники по борьбе с нелегальной наркоторговлей выделили тех, кто согласился с ними работать в рамках оперативного мероприятия «Проверочная закупка». Но об этом чуть позже. Надо ещё добавить, что Беломестнов и Картопольцева организовали на тот момент что-то вроде семьи, где главенствовал кайф, затмевавший все другие потребности. И Карелин тоже имел жену-наркоманку. Так что все были завязаны на один интерес.

Фасовку героина Латыпов осуществлял в гаражном боксе, который взял в аренду для своего автомобиля. С упаковочным материалом не заморачивался: для него вполне подходили кусочки тетрадного листа. Упакованные «чеки», по-другому «болты» и «гайки», помещал в пустые пачки сигарет «Винстон». Героин попадал к наркоману бесконтактным способом в виде закладки или передавался лично продавцом. Но деньги всегда требовались вперёд. Кстати, о закладках. Обычный человек, который далёк от наркоты, даже не подозревает, что может несколько раз на дню пройти мимо приготовленной кому-то порции зелья. Основное правило для закладчика: наркотик нельзя оставлять на видном месте, но в то же время он должен быть легкодоступным. В случаях, о которых идёт речь, свёртки с героином оставлялись в укромных местах рядом с подъездами, гаражным кооперативом, остановкой общественного транспорта. Такое великое изобретение человечества, как мобильная связь, сыграло на руку сбытчикам зелья, существенно облегчив их контакты.

Внутри наркоманского сообщества бушевали свои конкурентские страсти. Однажды Картопольцева пожаловалась Латыпову, что Карелин перетянул на себя её покупателей. Сработали элементарные рыночные законы. Подельник продавал героин за ту сумму, которая была изначально назначена, а она, поскольку это не запрещалось, самовольно увеличивала её. Но «пустого» дня у них не было, «гайки» расходились в любую погоду и при любом раскладе. Их не волновал тот факт, что на ворованные деньги наркотик покупал, скажем, пятнадцатилетний подросток, который почувствовал зависимость, уколов себя всего два раза. Он быстро превратился в непонятное существо с отсутствующим взглядом и уже успел выжечь вокруг себя пространство, в котором не было места тем, кто растил его и заботился о нём. Любовь, жалость, ответственность превратились для него в пустой звук. Но, можно повторить, все сантименты на эту тему глубоко чужды наркобарыгам.

В уголовном деле в отношении Латыпова подробно рассматриваются четыре эпизода сбыта наркотических средств. В последний раз он у себя в гараже ювелирно расфасовал по пакетикам 10 граммов героина. Но сбыть с подельниками всю партию не успел. Наркоторговцы не догадывались, что полиция о них знает и отслеживает каждый их шаг. В результате проверочных закупок, в которых участвовали подставные лица, героин не попадал к наркоманам, а уничтожался потом полицией. Эти запротоколированные «спектакли» нужны для того, чтобы выявить преступную сеть. Собранные аудио– и видеоматериалы были предъявлены подсудимому, чтобы он смог убедиться, что в данном случае отпираться бесполезно.

Защита попыталась собрать о клиенте положительные характеристики: «оказывал помощь матери старшего ребёнка», «содействовал развитию спорта». Но эти благие детали выглядели жалко на фоне того, какие беды он сеял вокруг. Приговор Ангарского городского суда – 8 лет колонии строгого режима.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector