издательская группа
Восточно-Сибирская правда

За рамками правового поля

Иркутянка добилась отмены решения о выплате алиментов интернату

Октябрьский районный суд Иркутска признал неправомерным взыскание алиментов с Елены Зандер в пользу детского дома-интерната. Мы уже писали об истории двух матерей детей-инвалидов: женщины пошли против системы, установленной региональным министерством социальной защиты. Детское учреждение пыталось действовать от имени ребёнка, не являясь его представителем. Прецедент Елены Зандер даёт основания полагать, что права особенных детей и их родителей в регионе нарушаются в массовом порядке.

Иркутский детский дом-интернат № 2 (ИДДИ) обратился в суд с иском против двух матерей детей-инвалидов, пытаясь принудить женщин платить алименты на содержание своих детей. Мировой суд требования интерната поддержал. А вот суд второй инстанции вынес отказное решение и отметил: интернат вообще не имел права подавать иск. Ведь учреждение пыталось действовать от имени детей, не являясь их законным представителем. Это всё равно что вы попросите соседку посидеть с ребёнком, а она решит, что вы плохо о нём заботитесь, и начнёт требовать с вас алименты на его содержание.

Прецедент Елены Зандер

Елена Зандер заключила договор с интернатом в 2013 году. Именно тогда она поместила сюда сына-подростка, у которого с детства была диагностирована умственная неполноценность. Специалисты не смогли подобрать для её сына Андрея нестационарное учреждение, где он мог бы получать помощь педагогов и дефектологов. Таких учреждений в городе просто нет. Впрочем, у Елены никогда не было претензий к интернату.

Женщина очень удивилась, когда в январе 2019 года интернат потребовал от неё выплачивать алименты на содержание сына. Формально средства взыскивались в пользу детей, и родители не имеют ничего против такого расклада. Однако, по словам юриста Евгения Копытова, часть денег учреждение может использовать на собственные нужды.

– Мне было непонятно, на каком основании интернат взыскивает с меня алименты, – говорит Елена Зандер. – Я никогда не отказывалась от сына. У него есть дом, есть семья, несмотря на то что мы вынуждены оставлять его в интернате. Более того, именно я остаюсь его законным представителем. Почему интернат вдруг начинает действовать против меня от имени моего ребёнка, хотя юридически не имеет права представлять его интересы?

Аналогичные требования интернат выдвинул и к другим родителям, хотя раньше алименты платили только те, кто отказался от своих детей. Выполнить их добровольно отказались только Елена Зандер и Ульяна Роданич.

«Нам что, подавать на вас в суд?» – спросили меня в интернате, – вспоминает Ульяна Роданич. – Я ответила: «Подавайте».

Не имел права действовать от имени ребёнка

Мировой суд не учёл, что интернат в принципе не имел права действовать от имени ребёнка, ведь учреждение никто не наделял обязанностями опекуна. «Суд должен был отказать в принятии искового заявления, – подчёркивается в решении апелляционной инстанции. – Принимая решение в пользу интерната, мировой суд неправильно истолковал закон». Алименты взыскиваются в пользу детей, оставшихся без попечения родителей. Андрей таким ребёнком считаться никак не может.

Елена Зандер доказала, что никогда не уклонялась от исполнения родительских обязанностей. В качестве «вещдоков» женщина представила чеки на покупку лекарств, продуктов и одежды для сына. Правда, мировой суд всё подсчитал и счёл сумму недостаточной, потребовав, чтобы мать доказала, что тратит на Андрея не меньше 25% всех доходов. Как это возможно, если у неё трое детей и вроде бы на всех нужно тратить поровну, судья не пояснила. К счастью, и в этом требовании суд первой инстанции оказался не прав. «Вывод о том, что в семье на ребёнка-инвалида положено ежемесячное содержание в размере 25% от доходов, не обоснован, – говорится в новом решении. – Данное положение распространяется только на размер алиментов».

Правовая коллизия произошла из-за статуса Андрея. Путёвка в интернат на него выписана органами опеки как на ребёнка, временно оставшегося без попечения родителей. По факту у Андрея есть родители, которые от него не отказывались и свои обязанности исполняют. Следом за Еленой решение мирового суда намерена опротестовать и Ульяна Роданич. Женщина почти не сомневается: суд учтёт созданный прецедент.

В региональном министерстве социальной защиты, опеки и попечительства неправомерную позицию интерната поддерживали изначально. Из ответа чиновников следует, что алименты на детей взыскивались согласно статье Семейного кодекса, в которой говорится, что «родители обязаны содержать своих несовершеннолетних детей». Именно эта позиция затем дословно была изложена и в решении мирового суда. Возникает смутное ощущение, что она написана едва ли не одной рукой.

Останавливаться на достигнутом не собираются

Теперь матери особенных детей уверены: алименты – не единственный повод для судебного разбирательства. С момента зачисления детей в учреждение и до января 2019 года родители перечисляли в его пользу 75% пенсии по инвалидности детей. Однако в 2015 году в федеральный закон были внесены поправки, стационарное размещение в подобных учреждениях стало бесплатным.

По какой-то неведомой причине новые соглашения между родителями, интернатом и министерством соцзащиты были подписаны только весной 2018 года. Но даже после этого пенсии продолжали поступать на счета интерната вплоть до самого декабря. Позже интернат признал, что это произошло в результате «ошибки», и вернул деньги тем родителям, которые написали заявления. Ульяне Роданич выплатили 87 тысяч рублей, Елене Зандер – 76 тысяч, Екатерине Васильевой – 117 тысяч рублей, Елене Гурчиной – 14 тысяч. Тем, кто заявления не написал, соответственно, не вернули ничего.

Ульяна и Елена намерены подать ещё один иск к ИДДИ – о взыскании всех сумм, уплаченных по старому договору. Женщины считают, что 75% пенсии с них взыскивали по ошибке, с самого начала неверно истрактовав норму закона. В частности, не было учтено, что дети-инвалиды попадают в категорию детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, а значит, имели право на бесплатное обслуживание и до 2015 года.

Интересно, что по этому вопросу нам удалось найти разные региональные практики. В Хабаровском крае никогда не отчисляли 75% с пенсий детей. В Красноярском крае также не отчисляли, но и родительских детей в интернаты не брали. А вот в Новосибирской области была заведена такая же практика, как у нас. Что касается алиментов, то их во всех этих регионах взимают через суд и только с тех родителей, которые отказались от своих детей.

Зандер и Роданич – это только две из двадцати женщин, оставляющих своих детей в ИДДИ в будние дни. Остальные родители по разным причинам идти в суд не хотят и заключили с интернатом соглашение о выплате алиментов в размере 3 тысяч рублей.

– С нас требовали 25% всех доходов, а с более лояльных родителей берут по 3 тысячи рублей, – подчёркивает Ульяна Роданич. – Такое ощущение, что нас просто пытались наказать за несговорчивость. Размер алиментов может установить только суд. На каком основании это делает интернат, нам непонятно.

Юрист Евгений Копытов, представляющий интересы Роданич и Зандер в суде, отмечает, что учреждение обязано было представить родителям финансовый отчёт о потраченных средствах, чего сделано не было. Вместо этого директор интерната выдала Роданич справку, в которой сообщается, что за 4 года мать перевела на счёт интерната 559 тысяч рублей из пенсии сына. В документе говорится, что стоимость содержания одного ребёнка в интернате в 2018 году составила более 82 тысяч рублей в месяц.

Уполномоченный по правам ребёнка в Иркутской области Светлана Семёнова поддержала новое решение суда. Однако отметила, что очень часто родители действительно отдают своих детей в интернат и забывают о них. Правда, это не даёт детским учреждениям права нарушать закон. Взыскание с родителей алиментов – это последний этап работы с семьёй. Сначала нужно доказать, что родители не исполняют свои обязанности, и лишить их родительских прав. Учреждение может действовать от имени ребёнка только в том случае, если является опекуном. И никак иначе.

Прецедент Зандер и Роданич показал ещё одну проблему. Многие родители рады оставить детей-инвалидов дома, но в этом случае должны бросить работу. Ведь особенного ребёнка зачастую не оставишь дома одного даже на пару часов. А нестационарных учреждений, в которые можно утром привести ребёнка, а вечером забрать, в регионе не хватает катастрофически. И если их нет в Иркутске, о других территориях и говорить не приходится. Вот и вынуждены родители сдавать детей в интернаты, хотят они того или нет.

Елена Зандер и Ульяна Роданич частично доказали свою правоту. Ни уполномоченный по правам ребёнка, ни уполномоченный по правам человека им в этом не помогли. Отстаивать свои интересы в суде женщинам пришлось самостоятельно. Настораживает при этом позиция министерства социальной защиты, опеки и попечительства. Очевидно, что ИДДИ согласовывал с министерством свои действия, которые выходили за рамки правового поля, что подтвердил суд. Можно предположить, что права детей-инвалидов и их родителей нарушаются буквально в массовом порядке. Но ни одна структура, призванная защищать права человека, не заявила, что нужно проверить, как начисляются алименты другим родителям.

– Я понимаю, что наши дети неполноценные, они государству никогда не принесут пользу, – говорит Ульяна Роданич. – Поэтому никто не стремится отстаивать их права. И в обществе далеко не все разделяют нашу позицию.

Но в каком-то смысле отношение общества к детям-инвалидам – это тест на гражданскую зрелость, как бы пафосно это ни звучало. Если можно нарушать права самых беззащитных, то уж тем более можно не церемониться с теми, кто может за себя постоять.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector