издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Каникулы Никиты

Отец разыскивает ребёнка, которого мать тайно увезла в неизвестном направлении

В первые сентябрьские дни для Никиты Петрова, как и для всех учеников, должен был начаться новый учебный год. Мальчик готовился пойти в шестой класс. Однако ребёнок до сих пор не вернулся из внезапной поездки, в которую в начале июля он отправился с мамой. Родительница тайно от отца увезла ребёнка в неизвестном направлении, хотя по определению суда Никита должен проживать с папой. Отец ребёнка, Игорь Петров, обратился за помощью к СМИ. Он ничего не знает о том, где сейчас может находиться его ребёнок, здоров ли он, пойдёт ли в школу. Игорь просит помочь вернуть сына домой.

Игорь и Надежда разошлись десять лет назад. 1,5-годовалый Никита остался с матерью. Игорь часто забирал сына к себе, проводил с ним время. Надежда и сама частенько просила бывшего супруга взять Никиту к себе. В новой семье у неё родились сын и дочь, появились свои заботы и планы.

Отношения между супругами окончательно расстроились после того, как отчим стал поднимать руку на Никиту. Игорь передал в редакцию заключение судебно-медицинской экспертизы, датированное декабрём 2015 года. Эксперт констатирует у восьмилетнего мальчика повреждения – шишку с синяком на лбу и рану на нижней губе. По мнению специалиста, эти повреждения «могли образоваться 16.12.2015 года от воздействия тупых твёрдых предметов, чем могла быть рука, сжатая в кулак, и т.п.»

Родной отец Никиты пытался добиться того, чтобы отчим был наказан за рукоприкладство. По заявлению Игоря полиция возбудила уголовное дело. Мальчик дал пояснение полицейским, что «дядя Женя» ударил его за то, что Никита поздно вечером выполнял домашнее задание, не лёг спать вовремя. Мужчина нанёс мальчику удар по затылку так, что он отлетел и ударился о лестницу двухярусной кровати. Кроме того, ребёнок говорит о том, что «с мамой отношения у него серьёзные, но ему кажется, что мама больше любит брата и сестру, чем его».

Как следует из пояснения ребёнка, мама после того, как дядя Женя его ударил, зашла в комнату и сказала: «Не надо злить дядю Женю». Мама видела шишку и разбитую губу, но даже не пожалела его. К нему дядя Женя применял наказания, например ставил его в угол за то, что он что-нибудь уронил. Мальчик рассказал отцу, что после случившегося мама просила его никому не рассказывать о том, что «дядя Женя» его ударил, говорить всем, что он сам упал.

Евгений Фёдоров в полиции оправдался тем, что «задел ребёнка по затылку в целях воспитания». А повреждения на лбу Никита якобы получил в школе – упал или с кем-то столкнулся. И вообще, по высказыванию отчима, «в последнее время мальчик склонен к фантазированию».

Расследование было прекращено на том основании, что избиение ребёнка не носило систематический характер. Хотя Игорь настаивал, что отчим неоднократно применял насилие к ребёнку. Отец мальчика подал заявление в суд о возбуждении уголовного дела частного обвинения. Но и в суде спустя несколько заседаний дело было закрыто. Игорь несколько раз пытался оспорить решение, требовал продолжить рассмотрение. Но это не помогло, Евгений Фёдоров избежал наказания.

Главное, чего смог добиться Игорь, – чтобы сын жил с ним. В сентябре 2016 года суд определил место проживания ребёнка, а также назначил часы, в которые матери Никиты разрешено видеться с ребёнком. Правда, Игорь никак не ограничивал общение сына с матерью. Надежда в любое время забирала Никиту, и Никита сам мог находиться с ней.

Родные говорят, что Надежда своими родительскими правами пользовалась не слишком активно. Например, когда Никита получил на тренировке травму, у него был сложный перелом руки, ребёнок много времени провёл в больнице, его мать целый год не навещала сына.

Как любой ребёнок, Никита стремился к матери. Игорь не возражал против их общения. Вот и первого июля, когда Никита в очередной раз отправился к матери, Игорь не заподозрил ничего плохого. Ребёнок ушёл налегке, без документов. Новость о том, что Надежда забрала Никиту в поездку, стала сюрпризом для отца. Как сообщил сам Никита деду, отцу Игоря, Надежда повезла сына, чтобы показать ему Самару. Бывшая супруга не посчитала нужным известить отца ребёнка о том, куда именно и на какое время она повезла сына. Так и раньше бывало. Обычно спустя пару недель Никита возвращался домой.

На этот раз ребёнок не появился ни через месяц, ни через два. Когда стало понятно, что мальчик может пропустить начало учебного года, Игорь забеспокоился всерьёз. Мужчина обратился в полицию, Следственный комитет, прокуратуру и к уполномоченному по правам человека. Дельный совет дали в отделе опеки. Там посоветовали узнать в школе, возможно, Надежда тайно от отца забрала документы сына.

Действительно, в школе ещё первого июля выдали личное дело Никиты. В заявлении Надежда указала, что просит отчислить Никиту из учебного заведения в связи с переездом. Надежда явно запутывала следы. Сыну сказала, что вместе они поедут на отдых в Самару. В те же дни в школе сообщила о переезде в Краснодар на постоянное место жительства. Как узнал позже Игорь, Надежда уволилась с работы и выехала из квартиры. Это подтверждает мысль, что женщина изначально не планировала возвращаться в Ангарск.

Спросить о том, куда она на самом деле увезла ребёнка, невозможно. Надежда не берёт трубку, телефон Никиты тоже не отвечает. По словам Игоря, дозвониться до его бывшей жены всё-таки смогли полицейские. Ничего, кроме нецензурной брани, правоохранители от неё не услышали. Надежда отказалась назвать место, где она находится вместе с Никитой.

Однажды, это было в августе, мальчик сам вышел на связь с отцом. «Меня разбудил телефонный звонок. Я нехотя взял трубку и очень удивился, когда услышал голос Никиты, – рассказывает Игорь. – Звонок был очень коротким. Я спросил, всё ли у него хорошо, он ответил: «Да». Спросил: «Ты с матерью?» – он ответил утвердительно. Он спросил у меня, сколько у нас времени. На часах было полвторого ночи». По громким звукам в трубке Игорь понял, что на другом конце провода люди не спят. Никита сказал, что у них ещё вечер. Из этого Игорь сделал вывод, что сын находился в западных регионах страны. Дальше мальчик сказал, что говорить больше не может, и положил трубку. Игорь считает, что звонить отцу Никите запрещает мама. Тогда мальчик, видимо, нарушил запрет: всё-таки дал о себе знать, чтобы папа не волновался.

Ещё одна весточка о ребёнке пришла через отца Игоря, деда Никиты. В конце июля мальчик сделал короткий звонок дедушке. Сказал ему, что не может долго разговаривать, находится он в Екатеринбурге. Противоречивая информация мешает близким разобраться, где именно нужно искать ребёнка.

«Я думаю, Никита воспринял эту поездку как отдых на каникулах. А когда лето закончилось, Надежда Фёдорова уговорила его, что нет ничего страшного в том, что они не вернутся обратно в Ангарск, – говорит Игорь. – Я могу только предполагать, поскольку не знаю, где сейчас находится мой ребёнок, пошёл ли он в школу, здоров ли, грозит ли ему опасность». Исходя из опыта общения Никиты с его отчимом, вопрос безопасности ребёнка особенно актуален.

Органы власти не спешат помогать отцу в поисках. Надежда не лишена родительских прав. Поэтому о грубом нарушении закона – с позиции силовиков – речь не идёт. Мы попросили прокомментировать ситуацию адвоката – специалиста по семейному праву Евгения Копытова. «Поскольку существует определение суда, по которому ребёнок должен проживать с отцом, это определение должно быть выполнено. Отцу необходимо в ближайшее время обратиться в суд и получить исполнительный лист, затем передать этот документ судебным приставам, – объясняет эксперт. – После того, как будет определено местонахождение ребёнка, отец сможет вылететь в этот населённый пункт и забрать сына».

Специалист также отметил, что у матери и отца равные родительские права. Но, если суд определил место проживания ребёнка вместе с одним из родителей, никто не имеет права препятствовать исполнению судебного решения. В противном случае предусмотрено наказание вплоть до уголовной ответственности. Закон также даёт чёткий ответ на вопрос, как поступить, если несовершеннолетний не согласен с судебным решением. По словам Евгения Копытова, определение суда подлежит исполнению вне зависимости от чьего-либо желания. Специалист говорит, что ситуации, когда именно отцы обращаются за защитой своих родительских прав, в его практике не редки.

Люди встречаются, создают семьи, появляются дети. Всё может в нашей жизни произойти. Проходит любовь, супруги могут разойтись. И самое страшное, что когда-то близкие люди могут сделать для своего ребёнка, – превратить его в инструмент мести.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector