издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Задержка дыхания

Уровень загрязнения воздуха в Приангарье оценивается как очень высокий

В прошлом году население Иркутской области сократилось ещё на 6432 человека. В 2017-м количество жителей региона по сравнению с предыдущим годом тоже уменьшилось – на 4706 человек. А в 2016-м жителей Иркутской области стало меньше на 3899 человек по сравнению с 2015 г. Приведённые здесь данные Иркутскстата указывают, что темпы сокращения населения Иркутской области нарастают. В каждом последующем году (по крайней мере, с 2015-го) область теряет людей больше, чем в году предыдущем. На графике кривая численности населения региона берёт всё круче вниз, стремясь к шокирующей вертикали.

Но эти заметки не о демографии. Они «О состоянии и об охране окружающей среды Иркутской области в 2018 году». Так называется официальный ежегодный государственный доклад министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области, очередной том которого недавно вышел в свет в бумажном варианте. В нём опубликованы приведённые здесь цифры. Понятно, что не случайно. Состояние окружающей среды и демография – понятия тесно связанные, пересекающиеся во многих плоскостях, взаимно влияющие друг на друга.

Крепкое сибирское нездоровье

Когда-то давным-давно, в годы школьной и студенческой юности, поздравляя друзей и родственников с праздниками, я тоже, как и большинство сибиряков того времени, желал им в почтовых открытках «крепкого сибирского здоровья». Не столько потому, что это пожелание было общепринятым и одним из самых расхожих в эпистолярном жанре, сколько благодаря искреннему заблуждению о том, будто в экологическом отношении Сибирь была, есть и будет самой чистой, а значит, и самой здоровой территорией России. Миф об экологической чистоте Сибири и могучем здоровье сибиряков давно опровергнут фактическими данными. Очередной государственный доклад, переполненный цифровыми показателями состояния окружающей среды в Иркутской области в 2018 году, оптимизма не добавил.

Документ объёмом более 300 страниц формата А4, как указано в предисловии, «является 26-м ежегодным официальным изданием, подготовленным в целях обеспечения государственных и муниципальных органов управления, научных, проектных, общественных, других заинтересованных организаций и населения объективной систематизированной информацией о качестве окружающей среды, её экологическом состоянии, тенденциях их изменения под воздействием антропогенной нагрузки и природных факторов».

Несмотря на солидный объём, ориентироваться в документе несложно. Он разбит на 19 больших тематических разделов, поэтому отыскать интересующие данные особого труда не составляет. Открывается издание общей характеристикой Иркутской области. Завершается (если не считать приложений) разделом об экологическом образовании, просвещении и воспитании, общественной экологической деятельности. А между этими частями максимально сжато, но – подчеркну ещё раз – с богатым цифровым материалом рассматриваются состояние (где возможно – в динамике) атмосферного воздуха, радиационная обстановка в территориях, климатические особенности отчётного года, состояние недр, водных, почвенных, охотничьих и других природных ресурсов. Отдельные разделы посвящены особо охраняемым природным территориям и Байкалу, анализируется воздействие некоторых видов экономической деятельности на состояние окружающей среды… Нет смысла всё перечислять. Любой заинтересовавшийся изданием без труда сможет отыскать его в Интернете по запросу в поисковике или на сайте министерства природных ресурсов Иркутской области, под эгидой которого государственный доклад был издан. А в этих заметках я только о воздухе, которым мы дышим.

Не осмелюсь подтвердить абсолютную объективность и тем более фактическую истинность приведённых в докладе данных. Но не потому, что допускаю возможность их умышленного искажения. Нет. С этим, надеюсь, как раз всё честно. Неточности могут возникать из-за недостаточности данных. Контроль за загрязнением атмосферы, к примеру, на территории нашей области осуществлялся хоть и в самых проблемных, но только в 18 городах и посёлках региона, в то время как на территории области их около полутора тысяч. Понятно, что 18 выбранных для контроля – это те населённые пункты, на которые приходится львиная доля всех выбросов. И тем не менее мы можем только догадываться, каким воздухом дышат люди в остальных, не охваченных государственным контролем населённых пунктах. Можем на основании аналогий и анализа хозяйственной деятельности в каждой конкретной точке с высокой степенью вероятности предполагать и даже делать экспертные оценки, но без инструментального контроля, хотя бы периодического, не можем знать наверняка.

Главная ценность приведённых в докладе данных, на мой взгляд, в их официальности. Даже в судах они могут быть использованы в качестве доказательств, потому что доклад – государственный. В нём опубликовано только то, что принято и признано государством. И это опубликованное в разделе «Атмосферный воздух» (подготовлен Иркутским управлением по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды – УГМС) оптимизма и надежды на светлое будущее у меня, увы, не вызывает.

Красная черта

Читаем: «В десяти (из 18. – Авт.) промышленных городах области, что составляет 56% всех обследованных населённых пунктов, уровень загрязнения атмосферного воздуха (по индексу загрязнения атмосферы – ИЗА) оценивается как высокий и очень высокий. Это города: Ангарск, Братск, Зима, Иркутск, Свирск, Усолье-Сибирское, Черемхово, Шелехов – с очень высоким, и Саянск, Байкальск – с высоким уровнем загрязнения воздушного бассейна».

Плохого, как видим, больше, чем хотя бы удовлетворительного. Отсюда множество вопросов. Я дышу воздухом высокого и очень высокого уровня загрязнения, значит, мне не повезло. А чем будут дышать мои дети, внуки? Стоит ли им оставаться жить в Сибири, тем более в этой «чёрной десятке» городов, определённых государственным докладом по итогам прошлого года? Или ради здорового будущего надо немедля рвануть отсюда куда подальше за чистым воздухом? Для понимания ситуации нужны сравнения. И авторы раздела «Атмосферный воздух» их приводят.

«По сравнению с прошлым годом степень загрязнения возросла: в г. Ангарске – с высокого до очень высокого, – сообщает Иркутское УГМС. – В г. Байкальске – с низкого до высокого; в г. Саянске – с повышенного до высокого. Средние за год концентрации одной или более примесей превышают ПДК в 15 городах области (83% от контролируемых). В городах Ангарске, Братске, Иркутске, Шелехове – по трём–пяти примесям; в г. Байкальске, Тулуне, Черемхове, Усть-Илимске – по двум примесям; в городах Бирюсинске, Вихоревке, Зиме, Саянске, Свирске, Усолье-Сибирском и в посёлке Култук – по одной примеси».

Обратных примеров, когда воздух в городах и посёлках в 2018 году стал бы чище, чем был годом ранее, я не нашёл. В докладе, правда, отмечается, что в трёх из 18 контролируемых населённых пунктов (Листвянка, Мегет и Слюдянка) «средние за год концентрации вредных веществ не превышают ПДК». Хотел уж было обрадоваться этому факту, но тут же понял – утешение слабое. Слова «не превышают ПДК» вовсе не означают, что воздух здесь чист. Это не значит даже, что в течение всего года здесь ни разу не фиксировалось превышение предельно допустимых концентраций, поскольку речь-то идёт о среднегодовых концентрациях. А средние величины всегда лукавы. Помните: «Чиновники едят мясо, а мы капусту. Но в среднем мы с ними вместе едим голубцы».

Понимаю, что невозможно объять необъятное, и всё-таки жаль, что в докладе не указано, насколько близки выявленные в этих населённых пунктах концентрации загрязнения воздуха к предельно допустимым, а главное – здесь не показана динамика. Непонятно, повышается или понижается с течением времени уровень загрязнённости воздуха в этих трёх относительно благополучных населённых пунктах. А без такого сравнения цифры мертвы.

Приводимые в докладе определения уровней загрязнения («низкий», «высокий», «очень высокий» и прочие») – это не субъективные, не эмоциональные оценки авторов доклада, а официальные индексы загрязнения атмосферы, определяемые конкретными научно обоснованными и согласованными многими ведомствами показателями.

И аббревиатура ПДК, которая уже встречалась и ещё много раз встретится в этих заметках, вовсе не «норма», как иногда называют её не только «зелёные» активисты и мои коллеги журналисты, но нередко даже профессионалы, изучающие и контролирующие состояние окружающей среды. В действительности ПДК, предельно допустимая концентрация, – это, как следует уже из самого названия, предел. Та красная черта, за которой реальная опасность, реальная угроза человеческому здоровью. Для каждого загрязняющего вещества и для каждой природной среды разработаны собственные ПДК, превышение которых (в теории, по крайней мере) категорически недопустимо. Хотя на практике…

Концентрация пыли

«Средние за год концентрации (взвешенных веществ. – Авт.) превышают ПДК в гг. Иркутске, Вихоревке, Братске, Шелехове в 1,3–1,5 раза. Максимальные разовые концентрации превышают допустимую норму в 8 населённых пунктах в 1,2–7,4 раза, в гг. Байкальске, Зиме и посёлках Култук, Листвянка – достигают уровня ПДК. Самый высокий уровень запылённости воздуха наблюдается в гг. Вихоревке, Иркутске, Братске, Шелехове, где средняя за год концентрация составляет: в г. Вихоревке – 1,4 ПДК, в г. Иркутске – 1,5 ПДК, в г. Братске – 1,5 ПДК, в г. Шелехове – 1,3 ПДК».

Веществами, определяющими высокое и очень высокое загрязнение атмосферного воздуха в «чёрной десятке» городов нашей области, как указано в госдокладе, являются бензапирен (или бензпирен), взвешенные вещества, диоксид азота и формальдегид. Данные загрязнители присутствуют в атмосфере каждого города из этих десяти. Но безопасно дышать, увы, мешают не они одни. В Ангарске, к примеру, в дополнение к четырём перечисленным компонентам воздух существенно загрязнён ещё и озоном, а также взвешенными частицами РМ10. В Братске – сероуглеродом и фторидом водорода. В Зиме – хлоридом водорода и оксидом углерода. В Иркутске – озоном, взвешенными частицами РМ10 и диоксидом серы. В Усолье-Сибирском и Черемхове – диоксидом серы. В Свирске – диоксидом серы и оксидом углерода. В Саянске – хлоридом водорода и оксидом углерода. В Шелехове – озоном, фторидом водорода и взвешенными частицами РМ10. Чтобы рассказать о влиянии на человеческий организм каждого загрязнителя, никакой – даже самой толстой – газеты не хватит. Поэтому давайте здесь ограничимся только взвешенными веществами. Для простоты их наличие в воздухе иногда называют запылённостью. На первый взгляд, всё просто и понятно: пыль – она и есть пыль.

Всё так, да не так. Взвешенные вещества – они разные, поскольку включают в себя колоссальное количество очень разных компонентов. Частицы глины и разных почв, к примеру, поднимаемые в атмосферу потоками воздуха. Частицы растительности, цветочная пыльца и куча всего другого, попадающего в атмосферу по естественным причинам и даже без участия человека. А ещё зола, сажа, дым, сульфаты, нитраты, оксиды металлов, токсичные вещества – мышьяк, к примеру… Они могут быть не только твёрдыми, но и жидкими.

Полный состав взвешенных веществ, находящихся в воздухе конкретных городов, практически невозможно определить и перечислить не только потому, что он слишком велик, но ещё и потому, что, находясь в атмосфере, вещества взаимодействуют друг с другом, образуя новые трудно прогнозируемые химические соединения. Огромное количество взвешенных веществ (от почти безвредных до высокотоксичных) образуется в результате сгорания различных видов топлива на ТЭЦ, в двигателях внутреннего сгорания, в бытовых печах, от горящих мусорных свалок и природных пожаров.

На эмоциональном уровне мельчайшие частицы взвешенных веществ воспринимаются человеческим сознанием практически невесомыми. Но их суммарная масса в атмосфере промышленных городов исчисляется не какими-то граммами-килограммами, а многими тысячами тонн. Не различимые человеческим зрением частицы взвешенных веществ иногда накапливаются в столь больших количествах, что сокращают видимость, меняют цвет неба и даже солнца, позволяя на него смотреть невооружённым взглядом и фотографировать напрямую, в упор, без использования каких бы то ни было фильтров и не опасаясь за повреждение нежной фотографической электроники. Причём не только в крупных промышленных центрах, но и за многие сотни километров от них. Снимок на первой странице этого номера «Восточно-Сибирской правды», к примеру, сделан в 2012 году на Малом Море, куда я приезжал, чтобы «подышать недельку чистым воздухом». Но, увы, не сложилось. Не получилось. Позже региональные власти и надзорные структуры объяснили, что задымление было вызвано лесными пожарами на территории… Красноярского края.

Подальше за чистым воздухом

«Качество атмосферного воздуха в местах постоянного проживания населения Иркутской области в сравнении с 2017 г. ухудшилось, – говорится в разделе «Состояние атмосферного воздуха и его влияние на здоровье населения». – Удельный вес проб, превышающих ПДК, составил 3,9% в 2018 г. (2017 г. – 3,7%)… Выросла доля проб, превышающих ПДК, в сельских поселениях с 0,7% в 2017г. до 2,4% в 2018 г.».

Замечу, рост доли проб, превышающих ПДК, с 0,7% до 2,4 % означает, что количество выходов за ту красную линию, за которую теоретически выходить нельзя, поскольку это опасно для здоровья населения, в 2018 году по сравнению с предыдущим годом в нашей области увеличилось почти в три с половиной(!) раза. И произошло это не в душных городах, а в сельских поселениях, где воздух традиционно считается чистым, обеспечивающем то самое мифическое «сибирское здоровье».

«На уровень загрязнения атмосферного воздуха влияют в первую очередь концентрации общераспространённых загрязняющих веществ – серы диоксида, азота диоксида, взвешенных веществ и оксида углерода, превышения ПДК регистрируются также в отношении других веществ – гидрофторида, формальдегида, сероводорода, фенола», – детализируют ситуацию авторы доклада и подтверждают свои выводы конкретными цифровыми данными.

Но как конкретно влияет на здоровье населения нечистый (простите уж за недипломатическое определение) воздух Иркутской области? Доклад даёт лаконичный ответ и на этот вопрос. Причём не в общем и целом, а даже по конкретным муниципальным образованиям в зависимости от состава выявленных загрязнителей. Кому любопытно – могут найти и посмотреть. Таблица под номером 15.1.5 озаглавлена «Перечень муниципальных образований Иркутской области с повышенным риском развития заболеваемости населения, связанной с потенциальным воздействием загрязнения атмосферного воздуха, в среднем за период 2013–2017 гг.».

Указанные болезни органов дыхания и астма меня не удивили. Понятно и логично, что если много дышать загрязнённым воздухом, то и страдать будут в первую очередь органы дыхания. Но в таблице в числе распространённых заболеваний, риск возникновения которых повышает загрязнённый воздух, указаны ещё и болезни крови, включая анемии. И болезни глаза. И болезни нервной, костно-мышечной и эндокринной систем. Но особенно страшным (исключительно на эмоциональном уровне) мне показалась ссылка на «Врождённые пороки (аномалии развития)». Тут уж семье, задумавшей родить ребёнка – хоть первого, хоть десятого, полагаю, есть смысл серьёзно задуматься, рожать ли его в родном городе или посёлке или стоит поискать на просторах России место почище. Может быть, ещё и поэтому уезжают люди из Иркутской области. За последние три года, с 2015-го по 2018-й, судя по данным первого раздела государственного доклада, население Иркутской области сократилось на 15 037 человек. А как численность населения менялась раньше?

Поскольку в докладе нет ссылок на более ранние сроки, полез я за справкой в Интернет и легко нашёл нужные статистические данные. Исходная цифра – 514 267 человек. Такой была численность населения региона в 1897 году. И с той поры, как это и должно быть в условиях устойчивого развития территории, население хоть и разными темпами, но неуклонно росло, достигнув максимума к 1989 году – 2 830 641 человек. Затем рост численности не просто остановился – он рухнул вниз. За один год население сократилось сразу более чем на 35 с половиной тысяч человек. И пошло-поехало. С той поры население области, хоть и разными темпами в разные годы, неуклонно сокращается. К началу нынешнего года по сравнению с пиком 1989 года мы потеряли 432 878 своих земляков. В сложившихся условиях разговоры о развитии области – не более чем попытка выдать желаемое за действительное. Многолетнее и устойчивое сокращение численности населения указывает на деградацию региона.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector