издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как Приангарье четыре года потеряло

Когда Сергей Левченко пришёл к власти, в наследство ему достался серьёзный задел на будущее. Чужие достижения стали основой профицитного бюджета, которым так гордится нынешнее правительство региона. Губернатору оставалось только снимать сливки и пожинать плоды чужих трудов. Удивительно, что даже при таком благоприятном раскладе он не смог справиться с ситуацией, завалив работу по всем фронтам. Не наблюдается даже роста уровня жизни населения, который должен был стать естественным следствием хорошей бюджетной обеспеченности. Деньги, которые зарабатывает регион, уходят как вода сквозь пальцы. И никто не может сказать, куда.

К моменту появления в губернаторском кресле Сергея Левченко в регионе была проделана колоссальная работа. Её итогом стал рост ВРП, который с 2012-го по 2015 год составил 25%. Регион вошёл в лидеры по объёму НДФЛ, начал строить беспрецедентное количество социальных объектов.

Но самое главное – в это время были запущены механизмы, которые и сегодня позволяют нам иметь профицитный бюджет. В частности, была разработана политика по предоставлению льгот по налогу на имущество и прибыль для крупных предприятий, создающих на территории региона новые производственные мощности в обрабатывающей промышленности и добывающем секторе экономики.

Это привело к быстрому росту нефтегазовых проектов на севере области, позволило Группе «Илим» построить фактически новый лесоперерабатывающий завод. Кстати, именно тут кроется причина роста налоговой отдачи от лесного сектора. Об этом нужно твёрдо помнить, слушая, как губернатор пытается поставить его в заслугу сидящему за решёткой министру лесного комплекса Сергею Шеверде.

На самом деле рост скачкообразный – с 3 до 10 млрд, однако 7 из них – как раз отчисления Группы «Илим», которая завершила модернизацию производства и реструктуризацию налоговых платежей. Это наглядный пример того, как нынешняя команда виртуозно снимает сливки с чужих достижений. Зато точно известно, что в 2015 году в регионе было пройдено огнём 500 га леса, а в 2019-м – уже 1,5 млн га. Это тоже результат эффективной работы Сергея Шеверды.

Налоговые льготы получила Иркутская нефтяная компания, а уже через три года заплатила в бюджеты всех уровней 34 млрд рублей. Только в 2018 г ИНК заплатила в бюджеты всех уровней 108,5 млрд рублей, в том числе 20,5 млрд руб – в консолидированный бюджет Иркутской области. Эта компания без поддержки не развивалась бы, потому что на старте требуются огромные вложения, они сразу не принесут отдачу. Но тут сыграл свою роль ещё один фактор – резко вырос курс доллара и показатели предприятия увеличились в разы. Кстати, политику льготирования пришлось серьёзно отстаивать перед федеральным центром. Как показала жизнь, она оказалась правильной.

«Ну не летает»

В долевченковский период Иркутская область одной из первых сумела использовать в своих интересах федеральную политику по поддержке моногородов. Усолье, Саянск и Черемхово получили статусы ТОРов. Однако нынешний глава региона сразу очень скептически отнёсся к энтузиазму моногородов, заявив, что все эти зоны опережающего развития «ну не летают». Наверное, забыл добавить: сами не летают. Федеральный центр готов был вложить в развитие инфраструктуры особых зон около 5 млрд рублей. Но получить их можно было лишь под конкретные предложения, которые наш регион не смог подготовить. Полученное преимущество было упущено.

Между тем ТОРы были лишь частью большого плана по развитию инфраструктуры. Формировался нефтегазохимический кластер. В качестве базовых при этом рассматривались предприятия Усть-Кутской, Ангарской, Саянской и Усольской промышленных площадок. На севере опорным является проект Иркутской нефтяной компании по созданию газохимических производств в Усть-Куте. Планировалось, что потребление природного газа на территории Иркутской области возрастёт с 1,5 млрд кубометров в 2016 году до 8 млрд кубометров в 2030 году.

По инициативе правительства Иркутской области АНХК и госкорпорация «Роснефть» проработали предварительную принципиальную схему газохимического комплекса на базе Ангарска. Были выполнены предварительные технико-экономические проработки, определён ряд новых, востребованных на рынке продуктов с высокой добавленной стоимостью. Общий срок реализации проекта был назначен на 2015–2020 годы. Вклад в ВРП должен был составить почти 24 млрд рублей.

За три года рост бюджета составил больше 40 млрд рублей. При этом регион нёс колоссальную социальную нагрузку, исполняя майские указы президента по увеличению зарплаты бюджетников, ликвидации огромных очередей в детские сады и так далее. Так, в 2012 году средняя зарплата учителей в Иркутской области составляла 25,4 тыс. рублей, в 2015-м – уже 35 тыс. То есть рост на 10 тыс. рублей. Средняя зарплата врачей выросла с 38, 4 тыс. до 48,4 тыс. рублей за период с 2012-го по 2015 год.

Несостоявшийся прорыв

В 2013 году удалось добиться закрытия БЦБК, решив тем самым многолетнюю застарелую проблему. При этом моногород остался без градообразующего предприятия, и это было очень болезненно для жителей. Сергей Левченко пришёл, когда страсти улеглись и началась разработка проекта рекультивации территории. В федеральную программу по охране озера Байкал для региона были заложены колоссальные средства.

За время правления Левченко не сделано ничего, не разработан даже проект рекультивации. Буквально на днях стало известно, что президент поручил Генпрокуратуре совместно с МВД и ФСБ дать правовую оценку деятельности лиц и организаций по исполнению природоохранного законодательства на Байкале. Региональная власть вряд ли радуется такому повороту дела. Итогом проверки вполне могут стать новые уголовные дела.

Однако главное наследство, которое получил от своего предшественника Сергей Левченко, – иркутский аэропорт. За три года прежний губернатор сумел добиться передачи акций авиаузла в собственность региона. Более того, была разработана реальная концепция его модернизации. Регион вошёл в федеральную программу, в рамках которой на строительство нового аэропорта было выделено 23 млрд рублей.

Для того, чтобы остаться в истории в качестве эффективного губернатора, Левченко достаточно было начать реализацию этого проекта или, по крайней мере, не загубить его. Однако распорядиться «золотым» активом он не сумел. Соглашение о строительстве нового терминала отменено по требованию ФАС как незаконное. Указ президента сорван. Какие санкции за это будут предъявлены – пока непонятно. Однако делом заинтересовались транспортная прокуратура и Следственный комитет.

Есть либо развитие, либо деградация

Сергей Левченко, в общем, пришёл на всё готовое. Бюджет показывает стабильный рост до сих пор. За три года доходы выросли с 97 до 142 млрд рублей. Более того, профицит в этом году превысил 13 млрд рублей.

Казалось бы, на таком ресурсе можно безбедно прожить весь губернаторский срок. Достаточно вкладывать деньги в социальную сферу и жить спокойно, разъезжая по загранкомандировкам. Звёзд с неба хватать не будешь, зато и вероятность наступить на чьи-то бизнес-интересы ничтожно мала. Как известно, предыдущего губернатора сгубил конфликт с местным строительным сообществом. Стратегия понятная, тем более что регион давно устал от чехарды губернаторов и бесконечных конфликтов местных элит. Да и сам Левченко устал. Всё-таки возраст даёт о себе знать.

Однако даже это ровное существование губернатор обеспечить не смог. На самом деле стабильность – это фикция. В экономике может быть либо деградация, либо развитие. А пресловутой стабильности здесь не существует. Это субъективное ощущение, которое появляется, если экономика развивается ровно, не сбавляя темпа. Сергей Левченко так и не предложил программы развития. А полученный в наследство ресурс подходит к концу. Наследник Левченко ощутит это уже в полной мере.

Об этом свидетельствует статистика. Например, валовый региональный продукт вроде бы потихоньку растёт. Но доля заработной платы в его составе даже по сравнению с 2010-м годом снизилась с 44,3% до 42,0%. Тревожные тенденции демонстрирует промышленность.

Например, в прошлом году нефтегазовый сектор вырос на 5,4%. Но промышленное производство упало на 0,6%. Обрабатывающая промышленность демонстрирует падение с ускорением. По итогам прошлого года оно составило 8,1%, а в первом квартале 2019 года – уже минус 11%. При этом внешнеторговый оборот вырос до 9,7 миллиарда долларов против 7,5 миллиарда годом ранее. Основной прирост обеспечил экспорт углеводородов, целлюлозы и продукции лесопереработки. Мы продаём всё больше сырья – нефти, газа, леса, но деградируем как промышленный регион.  Это модель развития сырьевой экономики в чистом виде.

На протяжении последних лет снижается число занятых в экономике. В государственной Службе занятости на учёте стоят 17,5 тысячи незанятых трудоспособных жителей – на 2% больше, чем годом раньше. Зато квоты на иностранную рабочую силу наш регион запрашивает самые большие – около 5 тысяч человек. Хотя многие регионы совсем отказываются от гастарбайтеров, предпочитая давать рабочие места собственному населению. По данным Иркутскстата, в 2018 году число средних предприятий уменьшилось сразу на 17%.

Интересно, что уровень жизни населения тоже не растёт, как и реальные денежные доходы. В этом году в рейтинге регионов по доходам населения Иркутская область заняла 58 место и вошла в список 30 регионов с самым низким уровнем жизни. 18,1% жителей области находятся за чертой бедности, 2,3% человек оказались за чертой крайней бедности.

Всего с 2015 года по настоящее время численность населения сократилась на 16 296 человек. По данным службы ЗАГС, на 1 января 2019 года численность населения составила 2 млн 397 тыс. человек. Это исторический минимум за последние 30 лет. Можно сказать, что примерно так обстоит дело по всей стране, кроме некоторых регионов. Однако у нас демографическая ситуация хуже, чем в целом по СФО. По данным Иркутскстата, в прошлом году убыль составила – 2,5 человека на 1000 жителей при средней по округу – 1,6. Люди голосуют ногами, как ни банально это звучит.

Региональная власть так и не обеспечила регион необходимым количеством школ, детских садов и поликлиник. Дети в крупных городах по-прежнему учатся в переполненных классах, в поликлиниках и больницах чудовищные очереди, в детсады берут детей младше трёх лет, но лучше бы не брали. Хотелось бы понять, куда же идут баснословные доходы регионального бюджета? Какие группы населения почувствовали на себе профицит регионального бюджета, непонятно.

Уже сейчас почти определённо можно сказать, чем закончится эпоха Левченко в Иркутской области. Вместо запланированного инфраструктурного прорыва регион получил энное количество уголовных дел в отношении чиновников. Сколько ещё их будет возбуждено по результатам проверок исполнения поручений президента и федеральных программ, остаётся только догадываться. Баснословные доходы бюджета даже не проедены, а просто пущены на ветер. Но, судя по отчётам, губернатор уже живёт в светлом будущем – строго в рамках своего «пятилетнего плана». Вот только в этом будущем, кажется, не всем хватает места.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector