издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Маресьевская порода

Среди обманутых дольщиков в Иркутске оказалась родная племянница Героя Советского Союза Алексея Маресьева

Профессии мужчин семейства Маресьевых не отличаются разнообразием. Лётчиками стали один из сыновей героя, а также его племянник. Военным лётчиком был и муж племянницы Алексея Маресьева Альвины. Всю жизнь она следовала за супругом из одного гарнизона в другой. В солидном возрасте Альвина Николаевна рассчитывала поселиться в уютной квартире в Иркутске – рядом со старшей дочерью (оба зятя тоже выбрали военную карьеру) и внуками. Семь лет назад родственница легендарного лётчика отдала деньги за квартиру, но так и не получила ключи от собственного жилья. После завершения лётной карьеры Алексей Маресьев занимался материальным обеспечением ветеранов, многим выхлопотал квартиры. По злой иронии судьбы его племянница на старости лет осталась без квартиры.

Альвина Маресьева родилась в 1936 году в городе Камышине. Необычным именем девочку назвали в честь соседки-немки, с которой семья была дружна. Альвина Николаевна говорит, что это имя принесло ей в жизни много хлопот из-за того, что в документах часто путали его с именем Альбина.

Альвина – дочь среднего брата из семьи Маресьевых, Николая. Он был рождён в 1904 году. Старшим был Пётр 1901 года рождения. Алексей родился в 1916 году. Когда младшему сыну было три года, от ран, полученных во время первой мировой войны, глава семьи скончался. Мать растила сыновей одна.

Альвина вспоминает рассказы родных. Сначала её отец и мать жили вместе со всей семьёй Маресьевых в одной квартире. Когда девочке было два года, Николай с женой и дочкой переехали в Саратов. К этому времени его брат, будущий герой, участвовал в строительстве авиационного завода в Космомольске-на-Амуре. Одновременно занимался в аэроклубе.

Людям нужны герои

Лёня, так Алексея называли дома, с детства мечтал стать лётчиком, дважды подавал документы в лётное училище, но его не принимали. В детстве мальчик перенёс тяжёлую форму малярии, осложнения после болезни подорвали здоровье, развилось заболевание ног. Родственники рассказывают, что год он не мог встать с постели. Парень не сдавался: занимался закаливанием, спортом, в итоге смог укрепить своё здоровье. Тяжёлый труд на стройке, частое переохлаждение дали о себе знать. На Дальнем Востоке болезнь вернулась, Алексею снова пришлось восстанавливать здоровье, преодолевая боль. Поэтому родные говорят, что подвиг Алексея Маресьева получился не сам собой. С детства Алексей знал, что такое боль, и умел превозмогать недуг.

Альвина Николаевна вспоминает первую встречу с дядей. В начале 1942 года эскадрилья молодых лётчиков приехала в Саратов получать новые самолёты. Технику пришлось ждать около месяца, в первую неделю военные остановились в квартире родителей Альвины. «Мы жили у самого завода, где делали моторы для танков, поэтому бомбёжки были часто. Жили на третьем этаже. Мы с мамой постоянно бегали в бомбоубежище. Когда-то удавалось одеться, когда-то нет. Однажды, я помню, мама выскочила на улицу раздетая, в чём спала. Было очень страшно… Наготове у нас всегда был небольшой саквояж с необходимыми вещами. К счастью, в наш дом ни разу не попала бомба, – вспоминает Альвина Николаевна. – Как раз в это время к нам приехал дядя Лёня со своей эскадрильей. Кроватей на всех не хватало, спали, где придётся, кто-то даже размещался на полу. Помню, меня отправили к соседке на время». После этого Альвина встречалась с дядей, уже когда он стал героем. В московской квартире Маресьевых, по её словам, частым гостем был писатель Борис Полевой. Известно, что с Алексеем Маресьевым его познакомил Василий Сталин.

«Иосиф Сталин очень хорошо разбирался в пиар-технологиях. Он понимал, что людям нужны герои, на которых надо равняться, – говорит Лариса Миронова, дочь Альвины. – Наверное, он дал такое задание: найти героя, написать о нём книгу и снять фильм. Таких людей, которые на войне потеряли руки, ноги, было много. Но Алексею Маресьеву звание героя дали не за то, что он выжил, после того как его самолёт сбили немцы. Не за то, что он полз 18 суток и остался жив. Подвиг его заключается в том, что, потеряв ноги, он смог вновь подняться в небо и продолжил сбивать самолёты. И его мужество стало примером для многих отчаявшихся людей. Я считаю, что эта история преодоления актуальна во все времена. Мне жаль, что сейчас об этом стали забывать, а книгу «Повесть о настоящем человеке» убрали из школьной программы». Не только школьники, но и многие студенты сейчас не знают, кто такой Алексей Маресьев». Лариса считает, что фильм и книга прошли проверку временем. В целом авторы художественных произведений точно передали реальные события. Впрочем, кое-что Полевой добавил от себя: в то время не было у Алексея любимой девушки Ольги.

Альвина Николаевна также считает, что в книге и в фильме образ главного героя был передан достаточно точно. Хотя, некоторые расхождения с прототипом она улавливает. По её мнению, дядя был более крепкий и кряжистый. Различия видны даже на фотографиях.

После того как Алексей Маресьев стал народным героем, его стали беречь от опасностей, сначала перевели работать инструктором, потом направили в Москву. Он был основателем ветеранского движения, занимался материальным обеспечением ветеранов. Люди часто к нему обращались за помощью. Многим он выхлопотал квартиры, поскольку был вхож во властные кабинеты. «А его племянница не может дождаться законно приобретённой квартиры, – говорит Лариса. – Если он это видит, наверное, в гробу переворачивается».

В Москве Альвина много раз была у дяди Лёни в гостях. С женой Галиной он познакомился сразу после войны. Поженились, в 1946 году родился их старший сын Виктор. «Семье дали квартиру на улице Горького. Но до этого им приходилось ютиться по углам. В 1948 году моего отца отправили в Австрию, он был финансовым инспектором, нужно было заниматься учётом трофейных ценностей, – вспоминает Альвина Николаевна. – На время поездки меня хотели оставить у дяди Лёни и тёти Гали. Но гостиничный номер был тесен, места было мало. В итоге родители взяли меня с собой, в четвёртом классе я училась в Вене, в школе при посольстве. Когда мы вернулись, на обратном пути заехали к дяде Лёне. Им уже дали какую-то комнату».

В семье Маресьевых не было принято добиваться привилегий для родственников. Близкие старались не беспокоить просьбами своего героя. Несмотря на то что просители ехали к Алексею Петровичу со всей страны, родственники стеснялись обращаться к нему за помощью. «Мы знали, что дядя Лёня был принципиальным человеком, очень твёрдым. Не грубый, но справедливый», – вспоминает Альвина Николаевна.

С двоюродным братом Витей разница в возрасте у неё была 10 лет. Школьницей нередко гостила в доме дяди, приходилось нянчить малыша. Бывала в гостях у родственников, и когда повзрослела и вышла замуж. Привозила дочку Ларису, с которой мы сейчас сидим за одним столом.

«Дядя Лёня всегда много работал. Вечером он приезжал, проходил в спальню, освобождался от протезов. В доме меня считали своей, я могла видеть дядю в обычной обстановке. Я видела, насколько было мучительно для него снимать протезы после рабочего дня, – говорит племянница Маресьева. – Всё было кровавое, болезненное. Тётя Галя начинала обмывать, смазывать, массировать. Я была стеснительная девушка, старалась меньше попадаться на глаза. Когда все процедуры заканчивались, он звал меня к себе, беседовал, спрашивал, какие билеты в театр для меня достать, куда я хочу пойти. Равнодушным ко мне он не был».

Над родословной Маресьевых активно работает краевед из Камышина Вячеслав Шамаев. О своём земляке и его семье историк написал книгу. К 100-летнему юбилею Алексея Маресьева материалы были переизданы. К сожалению, краеведу до сих пор не удалось отыскать следы старшего из трёх братьев Маресьевых – Петра. Во время войны немцы угнали его в Германию. Как сложилась его судьба – для семьи осталось загадкой. Зато два года назад Вячеслав Шамаев нашёл старшего, никому не известного сына героя – Валерия. Мальчик родился перед самой войной в Комсомольске-на-Амуре. В этом городе будущий лётчик влюбился в девушку Елизавету. Война разлучила молодую пару. У Елизаветы родился ребёнок. Но жизнь сложилась так, что Алексей не смог вернуться к своей возлюбленной. Позже он встречался с ней и сыном, но у каждого в это время уже были свои семьи.

Ныне здравствующие сыновья Алексея Маресьева Виктор и Валерий впервые встретились два года назад, спустя 16 лет после смерти отца. Родственники удивляются, насколько похож Валерий на своего отца. Сходство заметно даже на фотографиях. Примечательно, что Валерий, как и отец, стал лётчиком, только гражданским.

Альвина Николаевна вспоминает, что известная фамилия в детстве и юности принесла ей много неудобств. «Всегда мне был укор, – досадует наша собеседница. – Говорили, что мне всё даётся, потому что я Маресьева. Я страдала, конечно!» На самом деле везде в жизни она привыкла пробиваться сама, своим умом и старанием. В школе была отличницей, учебное заведение закончила с золотой медалью. У неё была единственная золотая медаль в школе в 1954 году – время было тяжёлое, люди жили плохо. О школьных успехах думали не в первую очередь. Как лучшую ученицу Альвину снимали на обложку журнала «Смена».

Про Ларису тоже говорили, что успехов она достигла благодаря легендарному родственнику. В семье Альвины Николаевны вообще много золотых медалистов: она сама, обе дочери, зять и внуки были удостоены этой награды.

Альвина Николаевна по профессии химик. До замужества работала на химкомбинате в Саратове, потом заведовала лабораторией на военном заводе в Тамбове. В мужья себе племянница героя выбрала военного лётчика, поэтому не смогла построить карьеру. Вместе с супругом кочевала по военным гарнизонам. Служили в разных местах: в Германии, Украине, Азербайджане, России и даже Египте (муж участвовал в военных вылетах во время арабо-израильского конфликта в 1970-х годах). «Я привыкла ко всему. По первому требованию собирала чемоданы и была готова к переезду. Я и до сих пор складываю детям и внукам чемоданы. Лучше меня никто в семье это не делает, – улыбается Альвина Николаевна. – Вот думала, хоть сейчас поживу спокойно в квартире… А оно, видите, как повернулось».

Котлован надежд

Семь лет назад Альвина Николаевна, оставшись одна после смерти мужа, переехала к старшей дочери в Иркутск. Один миллион рублей, вырученный от продажи дома в Тамбове, она вложила в строительство квартиры в Иркутске. Ещё миллион семья выплатила в течение последующих двух лет после заключения договора долевого участия в строительстве дома. Все годы после переезда в Иркутск племянница Маресьева вынуждена тесниться в однокомнатной квартире вместе со взрослым внуком Романом.

Альвине Николаевне 83 года. В этом возрасте особенно обидно тратить годы на бесплодное ожидание. «Мама никак не рассчитывала жить вместе с нами. Она привыкла быть хозяйкой в своём доме, и я её понимаю, – говорит Лариса. – Мы планировали, что с Ромой она поживёт, пока строится дом. Он должен был стоять неподалёку, всегда можно забежать, помочь по хозяйству, принести продукты. Предыдущие дома этот застройщик возводил быстро и качественно. Строительство того, за который заплатили деньги, не продвинулось дальше котлована».

«Восточка» не в первый раз пишет об обманутых дольщиках, которые отдали деньги, но не получили свои квартиры. Речь идёт о домах в районе ИВАТУ – по улице Ядринцева. История трёх проблемных домов тянется с 2006 года. Первую многоэтажку ООО «Торговый дом ИЗКВ» начало строить в 2006 году, спустя десять лет стройка была завершена. Дом достраивался в несколько этапов, в конце концов квартиры должны были передать собственникам. Но вместо этого фирма-подрядчик оформила жильё на себя и открыла продажи. Итогом махинации стало то, что 17 квартир из 50 были проданы не по одному разу. Квартиры реализовывали на второй, третий и даже четвёртый ряд.

Соседний – 37-й – дом и вовсе до сих пор не завершён. Стройка закончилась на уровне восьмого этажа, хотя застройщик обещал передать ключи собственникам в конце 2013 года. 30 семей заплатили деньги и до сих пор ждут квартир. Семья Альвины Николаевны в числе 14 пострадавших, отдавших деньги за третий многострадальный дом, который в документах идёт без номера, условно его называют «котлован». Фактически он и является котлованом.

Обманутые дольщики активно отстаивают свои права. Два года продолжалось расследование уголовного дела по статье «Мошенничество». Однако добиться наказания для тех, по вине кого люди остались без крыши над головой, не удалось. Сейчас дело, насчитывающее восемь томов, передано в архив.

Пострадавшие прошли все инстанции. Обращались в полицию, прокуратуру, дважды к губернатору, в приёмную «Единой России», к президенту. В июне нынешнего года выходили на митинг. Но акции по времени совпали с наводнениями в Иркутской области. Областная власть отмахнулась от дольщиков, мотивируя своё бездействие необходимостью помогать жертвам наводнения. «Нам сказали, что мы со своими проблемами выступаем не вовремя. Вот в Тулуне и Нижнеудинске действительно люди пострадали. А мы тут отвлекаем власть от более важных проблем», – возмущается Лариса.

Пострадавшие настаивают: их проблема возникла не сейчас. Некоторые дольщики ждут квартир по 10 и более лет. За это время власть могла обратить на них внимание и способствовать разрешению вопроса.

Напротив, областная власть всячески затягивает конструктивные процессы. Мировое соглашение между дольщиками, застройщиком и новым инвестором готовилось несколько месяцев. В окончательном виде оно было утверждено 30 апреля нынешнего года в арбитражном суде. Несмотря на то что представители минимущества участвовали в судебном процессе, после утверждения важного для людей документа министр имущественных отношений попытался оспорить мировое соглашение в вышестоящей инстанции. Чиновник мотивировал это необходимостью соблюдения некоторых формальных процедур. Однако суд оставил жалобу без удовлетворения. Соглашение осталось в силе.

Дольщики узнали, что нездоровая активность областной власти не ослабевает. На днях минимущества подало новый иск. На этот раз областные чиновники просят суд признать недействительными результаты межевания земли под проблемными домами. Если требования областных властей будут удовлетворены, это на неопределённое время затянет решение проблемы. Обманутым дольщикам придётся дольше ждать свои квартиры. Альвину Николаевну, как и других пострадавших, такая перспектива не радует.

Не меньше, чем плохие новости, дольщиков гнетёт отсутствие всяких новостей. «Мировое соглашение заключено 30 апреля. После этого инвестор обратился к дольщикам, попросил всех предоставить документы. Мы подали бумаги, – рассказывает Лариса. – После этого с нами никто не встречался, не беседовал. Мы хотели бы понимать, что сейчас происходит, какие шаги предпринимаются. Хотя бы чтобы знать, что нас не бросили. Сейчас мы пребываем в неизвестности».

Мать и дочь уверены: не падать духом в сложной ситуации им помогает крепкая маресьевская порода. Когда люди поняли, что их обманули, многие не смогли справиться с переживаниями. У кого-то на нервной почве открылись серьёзные заболевания, кто-то и вовсе ушёл из жизни. «Твёрдость духа – это общая наша семейная черта. Я пообещала себе, что не дам обстоятельствам испортить нашу жизнь, – говорит Лариса. – Мы будем больше работать, но сохраним прежний стиль жизни. Мы держимся. Наша семья крепкая».

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector