издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«А я кто? Дядя чужой, что ли?»

Полицейские нашли мальчика, которого разыскивал отец

Три недели назад наша газета написала о 12-летнем Никите Петрове. Мальчика в неизвестном направлении увезла его мать, хотя по определению суда он должен был проживать с отцом. Ребёнок пропал в июле. Первого сентября он должен был пойти в школу в Ангарске. Каникулы давно закончились, а ребёнок так и не появился. Игорь Петров, папа мальчика, обратился за помощью к СМИ. Он даже примерно не знал, с какого места начинать поиски. Бывшая супруга не сообщила, далеко ли повезла сына и как долго намерена его держать.

На прошлой неделе журналистам нашей газеты позвонил Игорь Петров. Мужчина сообщил, что полиция нашла его сына. Он находится в Самаре с матерью. Голос мужчины не был радостным. Игорь уже побывал в полиции и у судебных приставов и узнал, что, несмотря на определение суда, никто не будет отбирать ребёнка у матери.

Напомним, Игорь и Надежда разошлись десять лет назад. 1,5-годовалый Никита остался с матерью и несколько лет жил с ней. Игорь часто забирал сына к себе, проводил с ним много времени. Надежда и сама частенько просила бывшего супруга взять Никиту к себе. В новой семье у неё родились сын и дочь, времени и сил на старшего ребёнка не хватало.

Игорь забрал Никиту к себе после того, как новый муж Надежды, Евгений Фёдоров, стал поднимать руку на пасынка. Побои были зафиксированы, Игорь стал инициатором судебного процесса. Наказать отчима за рукоприкладство не получилось. Но суд вынес определение: ребёнок должен проживать с отцом. Были предписаны часы, в которые мать может видеться с Никитой.

В одно из посещений мать увезла ребёнка, не сообщив ничего отцу. Два с половиной месяца Игорь не знал, где находится его сын. Закончились каникулы, начался новый учебный год. Вестей о сыне не было. Игорь обратился в полицию, Следственный комитет, прокуратуру и к уполномоченному по правам человека.

Поиски увенчались успехом. Но в Иркутск к отцу возвращать мальчика никто не собирается. Полицейские разыскали его, убедились, что он жив-здоров, находится с матерью, которая не лишена родительских прав. Оснований реагировать правоохранители не нашли.

Игорь принёс исполнительный лист в Службу судебных приставов в Ангарске. Оттуда документ отправили по месту нахождения ребёнка – в Самару. Игоря заранее предупредили, что механизма, как вернуть ребёнка обратно, в службе нет. Есть определение суда о том, что ребёнок должен проживать с отцом. При этом ничего не говорится, как его должны забрать у матери, кто сопровождает несовершеннолетнего и оплачивает ему билет домой.

Как сообщили нашей газете в Управлении Службы судебных приставов по Иркутской области, если нарушено определение суда, в суде необходимо оформить исполнительный лист об отобрании ребёнка. Только этот документ даёт право судебным приставам принудительно забрать мальчика у матери. Поскольку у Игоря нет такого исполнительного листа, приставы не могут отобрать ребёнка у одного родителя и привезти его другому.

Игорь рассказал, что полицейские из Самары связывались с Надеждой, беседовали с Никитой. Им он сказал, что хочет жить с мамой. Хотя на суде, который вынес определение о месте проживания ребёнка, говорил, что желает жить с отцом.

«Есть судебный документ, который определяет, что ребёнок должен жить с отцом. В цивилизованных странах давно бы уже вернули ребёнка. А у нас говорят: «Она же мать!» А я кто? Дядя чужой, что ли?!» – возмущается отец ребёнка. Сейчас Игорь лишён даже возможности общаться со своим сыном.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector