издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Живая атмосфера понятной науки»

Команда Иркутского государственного аграрного университета имени А.А. Ежевского стала финалистом первого открытого чемпионата Байкальской лиги научного слэма. Так завершились соревнования, которые проходили 28 ноября в «Харатс пабе» на улице Лермонтова. Аграрии опередили учёных из Иркутского национального исследовательского технического университета. Теперь им предстоит встреча со сборной Иркутского научного центра СО РАН, которая выиграла первый полуфинал чемпионата.

Сама концепция научных слэмов скоро отметит первый юбилей. Задумка немца Грегора Бьюнинга, который впервые провёл подобное состязание в 2010 году, проста: молодые учёные за десять минут стараются максимально понятным для неподготовленной публики языком изложить суть своих исследований. Это происходит в неформальной обстановке – слэмы, как правило, проводятся в барах или клубах. Победителей определяют по громкости аплодисментов – благо, сегодня на любой смартфон можно установить приложение, определяющее уровень шума.

У нас такие мероприятия проводятся с 2015 года по инициативе Иркутского Политеха и за прошедшее время успели перерасти в открытый чемпионат Байкальской лиги научного слэма. Первый его финалист уже определён. Им стала команда Иркутского научного центра СО РАН, обыгравшая учёных из Иркутского государственного университета. Во втором полуфинале соревновались Иркутский государственный аграрный университет имени А.А. Ежевского и Иркутский национальный исследовательский технический университет. Их представители сошлись 28 ноября в «Харатс пабе» на улице Лермонтова. «Здесь окунаешься в живую атмосферу понятной науки, юмора, очень положительных эмоций, – обратился к участникам почётный гость – председатель Законодательного Собрания Иркутской области Сергей Сокол. – Спасибо организаторам, спасибо прекрасным преподавателям, которые идут в ногу со временем и знают, как сделать всё правильно, чтобы это было интересно и полезно».

По стопам да Винчи

Первым довелось выступать заведующему кафедрой технического обеспечения агропромышленного комплекса инженерного факультета ИрГАУ Филиппу Васильеву. Тема – «Человек как биогазовая установка». «Еда для нас с вами – это энергия, – начал Васильев немного издалека. – Энергия представлена в виде органических веществ и их соединений – жиров, белков и углеводов. Если рассматривать человека, то большую часть его организма занимает система, которую мы называем пищеварительной. Она нужна для того, чтобы питать нас энергией. Так вот, работа биогазовой установки идентична работе пищеварительной системы».

Пища, как и субстрат для такого генератора, проходит механическую и химическую обработку. Кишечник, в котором она усваивается, играет ту же ключевую роль, что и реактор в биогазовой установке. Условия в нём поддерживаются те же самые – собственная микрофлора, постоянная температура, наличие свободной воды и отсутствие кислорода. Правда, человек усваивает примерно половину энергии, заключённой в органике, остальное уходит в отход. Последний, в свою очередь, может играть роль топлива для биогазовой установки, равно как и коровий или конский навоз. Это обстоятельство и предопределило тематику шуток, вокруг которых было построено десятиминутное выступление.

«Цирковое представление устраивать не буду», – сразу предупредил аспирант ИрНИТУ и сотрудник проектно-конструкторского бюро «Горняк» Николай Мурзин, сменивший Филиппова на сцене. Его разработка предполагает дражное извлечение золота из техногенных отвалов. То есть его разработку с помощью драг – по сути, многочерпаковых экскаваторов, принцип работы которых изложил ещё Леонардо да Винчи. «С их появлением пришли огромные объёмы золотодобычи, – рассказал Мурзин. – Но был один существенный недостаток – обогатительное оборудование драг было несовершенным, поэтому в отвалах переработанных пород остались большие запасы золота. Перерабатывать их снова никто, конечно же, не стал, потому что рядом лежали совершенно нетронутые площади».

Однако современные технологии и геологические условия сделали разработку отвалов экономически целесообразной. Но вот незадача – те подходы, которые были действенными в отношении природных месторождений, здесь попросту не работают. Свойства породы отличаются, к тому же есть неизбежная опасность сползания отвалов. Решая задачи, которые с этим связаны, в ИрНИТУ разработали новую формулу, позволяющую рассчитать дражную производительность в техногенном забое. «Однозначно точнее, чем прогноз погоды по телевизору, – заверил Мурзин. – Эта формула учитывает различные временные затраты и позволяет управлять потерями времени. Помимо этого нами была предложена технология, которая позволяет управлять именно формой забоя. Его обрушения никак не избежать, но теперь его хотя бы можно контролировать». Более того, оператор проекта может контролировать в принципе все процессы, происходящие в забое.

«Сибирская пуся» из семейства тюленей

Героиней выступления врача клиники при Иркутской городской станции по борьбе с болезнями животных, кандидата ветеринарных наук Екатерины Карповой стала байкальская нерпа. Она же Pusa sibirica, если по-научному.

– Что мы знаем о нерпе? – обратилась Карпова к аудитории.

– Она милая! – крикнул кто-то из зала.

– Да, она милая. Pusa sibirica – что это значит? Наверное, «пуся сибирская» – её так и хочется погладить.

Однако при всей умильности байкальский тюлень остаётся хищником – достаточно взглянуть на снимок внушительных зубов, напоминающих трезубцы. «Как ветеринарный врач, я предпочитаю быть укушенной собакой, – улыбнулась Карпова. – Собака с лёгкостью перегрызёт кость, а три-пять входных отверстий от зубов нерпы останутся и будут заживать очень долго». Как это бывает в природе, форма продиктована назначением. Значительную часть рациона нерпы составляет голомянка (за быстроходным омулем она предпочитает не гоняться, но подбирает его из рыбацких сетей), удержать её в зубах не так-то просто. А глаза байкальского тюленя устроены таким образом, что нивелируют разницу оптических свойств воздуха и воды. При этом он превосходный ныряльщик. Поэтому нерпа обладает ещё одной милой чертой – огромным носом, который занимает ровно половину длины черепа. С его помощью она делает настолько глубокий вдох, что способна продержаться под водой больше часа. Максимальная глубина погружения может достигать 400 метров. Выдерживать перегрузки, по всей видимости, позволяет толстый слой жира, сосредоточенный исключительно под кожей. А сердечно-сосудистая система нерпы устроена так, что ей не страшна кессонная болезнь – на то, чтобы подняться с такой глубины, ей достаточно двух минут, тогда как человеку понадобилась бы неделя.

«Вы знаете, когда мы стали обследовать нерп – их иногда ещё и приходится лечить, наши термометры были бесполезны, поскольку на них деления только до 35 градусов Цельсия, – продолжила ветеринар перечислять факты об эндемике Байкала. – Температура тела нерпы составляет от 32 до 35 градусов Цельсия. Доктор Хаус весьма удивился бы, увидев своего пациента с температурой 32 градуса живым, без бирочки на ноге, да ещё и способным покусать, когда ему ставишь градусник». Пришедших на слэм, будем надеяться, поразил тот факт, что нерпа спит «стоя» в воде, принимая нейтральную плавучесть в вертикальном положении. В каком-то смысле байкальскому тюленю можно позавидовать – морщины с возрастом приобретают только самцы. А самки могут приостанавливать беременность на срок до пяти месяцев, чтобы бельки рождались в тот период, когда лёд Байкала покрыт снегом, превосходно скрывающим детёнышей.

Пофилософствуй – ум вскружится

После этого выступления в компанию технарей и естественников вклинился гуманитарий – преподаватель философии из ИрНИТУ Алексей Васёнкин. Выпускник Иркутского государственного университета путей сообщения, инженер по образованию, он успел поработать в аграрном университете. И в конечном счёте стал учить философии студентов технического вуза. «Чтобы вы понимали всю трагичность моего существования, это примерно то же самое, что копчик в человеческом организме, – объяснил Васёнкин в манере стендап-комика. – Ты на хрен никому не нужен, но при этом ты там зачем-то есть. Можно также относиться к преподавателю философии как к богу: ты вроде бы существуешь, но при этом в тебя никто не верит».

Однако философия, по его словам, сама по себе способна внушить веру в себя и окружающих, спасая от уныния. А также заменить алкоголь и другие способы расширения сознания, научить критическому мышлению, способствовать укреплению семьи и даже повлиять на политику. Но, к сожалению, не всегда может принести успех – несмотря на то что выступление Алексея Васёнкина было ближе всего к духу научного слэма, он занял только четвёртое место. Третьим стал его коллега из ИрНИТУ Николай Мурзин. Громкие аплодисменты «выборщиков» – 125,6 децибела – принесли «серебро» Филиппу Васильеву. Победила во втором полуфинале открытого чемпионата Байкальской лиги по научном слэму Екатерина Карпова – голосовавшие за неё нахлопали на 126 децибел. Таким образом, в финал вышла команда ИрГАУ имени А.А. Ежевского. Ей предстоит встреча со сборной Иркутского научного центра СО РАН.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector