издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сожжение заживо как способ мести

Иркутский областной суд вынес приговор наркоману, который поджёг дом, чтобы отомстить подруге

Деревянный двухэтажный дом по улице Франк-Каменецкого в Иркутске загорелся в ночь на 7 ноября 2018 года. Когда подъехали пожарные, огонь подбирался уже к кровле. Аварийный барак полыхал, словно факел, и эту завораживающую картину в потрясении наблюдали девять жильцов, выскочивших из тёплых постелей кто в чём был. Вовремя покинуть задымлённые помещения смогли не все. Одна девушка лежала на земле со сломанной ногой. Чтобы спастись, ей пришлось прыгать из окна второго этажа, потому что дверь в квартиру была заперта снаружи. Её соседку по площадке сотрудники пожарно-спасательного гарнизона нашли уже мёртвой – пожилая женщина тоже пыталась добраться до окна, но не успела. Позднее эксперты дали заключение: смерть пенсионерки наступила от термических ожогов 1-2 степеней, покрывших 25% тела, и острого отравления угарным газом.

На скамье подсудимых Иркутского областного суда оказался 34-летний житель города Шелехова Сергей Карнаков. Он признался, что «решил поджечь барак, чтобы отомстить своей подруге Кристине за то, что она выгнала его ночью». Конечно, он «понимал, что могут сгореть другие жильцы», но ему «было всё равно, потому что очень хотел отомстить, хотел смерти Кристины». Способ мести подсудимый избрал изуверский – сожжение заживо. Для исполнения своего «приговора» Карнаков заблокировал входную дверь квартиры, где он гостил два дня: накинул накладку навесного замка на скобу и вставил в петельку крепкий гвоздь, поднятый в подъезде. Потом поджёг кучу мусора, громоздившегося у входа в аварийное здание. Лишь после того, как загорелись старые газеты и тряпьё, обиженный гость покинул дом своей подруги.

Рассказ подсудимого о том, чем провинилась перед ним девушка, вышел каким-то невнятным – причина ссоры и последовавшая за ней месть казались совершенно несопоставимыми. Накануне трагедии Кристина возвратилась домой поздно, в 22 часа, и попросила Карнакова заплатить за такси. Он, ясное дело, отказался: откуда у безработного «лишние» деньги? Тогда подруга вышла из себя и выгнала из квартиры, которую снимала, всех «прихлебателей». На арендуемой ею жилплощади проживала кроме Карнакова ещё знакомая семья из трёх человек – женщина с двумя взрослыми детьми. Они легко нашли общий язык с новым гостем. В тот вечер «постояльцы» Кристины «хорошо посидели и выпили». Когда явилась рассерженная хозяйка, семейство вышло «подышать свежим воздухом», предоставив «молодым» возможность выяснять отношения без свидетелей. Примирения не получилось: сначала Карнаков не впускал хозяйку в её же квартиру, потом был сам решительно выставлен за дверь. Со злости он пригрозил, что сожжёт барак, но исполнять обещание не спешил. Попытался уехать в Шелехов, однако транспорт уже не ходил. В час ночи вернулся к Кристине, чтобы помириться. Но и здесь его ждала неудача: девчонка даже на порог его не пустила. Вот тогда-то сожжение заживо показалось Карнакову вполне подходящим способом отомстить подруге. Ему действительно, как прозвучало в приговоре областного суда, захотелось не просто убить её, но и при этом «причинить ей особые мучения и страдания». Однако смерть «провинившейся» не наступила «по независящим от него обстоятельствам»: девушка спаслась, выпрыгнув из окна полыхавшего огнём дома.

Сама Кристина в суде рассказала, что угрозе Карнакова поначалу не придала никакого значения. «Ты пожалеешь об этом!» – бесновался он за дверью, когда она укладывалась спать. Девушка успела даже заснуть под эти вопли, а вскоре проснулась от дыма и огня. За стенкой, в соседней квартире, страшно кричала баба Тома, звала на помощь. Но входная дверь оказалась заблокированной, Кристина еле успела разбить оконное стекло и выпрыгнуть, повредив ноги. Почти все соседи к тому времени уже стояли внизу, но помочь ни ей, ни бабушке ничем не могли – дом сгорел очень быстро, за считаные минуты. Сгорел вместе с пенсионеркой Тамарой Кузьминичной, которая проживала там нелегально. А также имуществом собственников.

Дом № 26а по улице Франк-Каменецкого был признан аварийным и подлежащим сносу ещё в 2008 году. За пару лет из восьми семей, зарегистрированных в качестве собственников, семь были уже расселены. Но хозяева одной из квартир освобождать жилплощадь не пожелали – ни добровольно, ни после того, как Куйбышевским судом Иркутска в 2015 году было принято решение об изъятии у них жилого помещения. В 2018 году всё ещё продолжалось исполнительное производство по выселению супругов-пенсионеров из «родного гнезда». Как показали дальнейшие трагические события, зря они так упирались. Пожар, учинённый «мстителем», уничтожил всё имущество несговорчивых собственников: мебель, одежду, бытовую технику, инструменты и т.д. Огонь сожрал семейного добра как минимум на 72,5 тысячи рублей. Такую сумму материального ущерба признал суд, хотя хозяева и уверяли, что их потери гораздо больше. Но суд сделал вывод: «Достоверно определить стоимость сгоревших изделий не представляется возможным». Специалисты затруднились определить цену бывших в употреблении сковородок, рубашек, простыней и прочего житейского скарба, нажитого десятилетиями. Расходы на обои, недавно поклеенные на стены, тоже не были зачтены – ведь за квартиру семье, которой предстояло выселение, в своё время была начислена компенсация. Поскольку вина Сергея Карнакова в умышленном уничтожении чужого имущества была доказана в ходе судебного следствия, собственники жилого помещения, оставшиеся «без кола и без двора», смогут взыскать с него ущерб в порядке гражданского судопроизводства. Подсудимый признал денежный долг перед ними.

А вот по поводу убийства бабушки он заявил, что «причинять ей смерть не хотел», это «получилось по неосторожности», ведь объектом его мести была только подруга. «Однако Карнаков знал, что в доме проживают также другие люди и поджог в ночное время представляет опасность и для них. Он, безусловно, понимал, насколько сложно быстро выбраться из горящего здания человеку в преклонных годах, – говорит государственный обвинитель Валентина Жертакова, прокурор апелляционного отдела областной прокуратуры. – Мало того, Карнаков был знаком с пожилой соседкой. Когда он поджигал в подъезде мусор, перекрывая единственный выход, ему было доподлинно известно, что она находится дома. В тот самый вечер, непосредственно перед пожаром, он даже разговаривал с бабушкой. Она вышла из своей квартиры на лестничную площадку и уговаривала его не ссориться с девушкой. Но к тому, что его действия могут привести к печальным для пенсионерки последствиям, подсудимый относился безразлично».

Тамара Кузьминична находилась в преклонных годах, но, по словам её дочери, «передвигалась самостоятельно и была в состоянии проживать одна». Ответ на вопрос, почему дети позволили старухе-матери жить не только одной, но и в аварийном бараке, без прописки, словно бомжу, остался за рамками уголовного дела. Дочь Тамары Кузьминичны по делу проходила в качестве потерпевшей и гражданской истицы. Суд удовлетворил её исковые требования в полном объёме: взыскал с виновного потраченные на погребение сгоревшей женщины 15 тысяч рублей и компенсировал близкой родственнице погибшей моральный вред, причинённый преступлением. Свои нравственные страдания по поводу убийства матери, совершённого с особой жестокостью, её дочка оценила в 100 тысяч рублей.

По словам государственного обвинителя, в ходе амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы у Сергея Карнакова обнаружены расстройство личности, синдром зависимости от алкоголя и каннабиноидов средней стадии. «Но специалисты пришли к выводу, что по своему психическому состоянию он мог осознавать свои действия и руководить ими, в принудительном лечении он не нуждается. Суд признал Карнакова вменяемым и обязанным нести уголовную ответственность за содеянное», – говорит прокурор. 14 лет колонии строгого режима и ограничение свободы на 1 год 8 месяцев после выхода из исправительного учреждения – таким был приговор поджигателю и убийце, который признал свою вину и заверил суд в том, что раскаивается.

В заключение замечу: жертв этого преступления могло быть гораздо больше. Недаром в Уголовном кодексе РФ избранный Карнаковым способ мести называется «общеопасным». Виновник трагедии наказан судом по справедливости, но детали уголовного дела явно требуют анализа причин, которые способствовали тяжким последствиям. Ведь в течение целого десятилетия в самом центре Иркутска стоял бесхозный ветхий барак, в котором практически все квартиры были заселены нелегалами. И ни участковому инспектору полиции, ни представителям администрации округа не было никакого дела до деревянной гнилушки, грозившей в любой момент сгореть или обвалиться на головы нарушителей паспортного режима.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector