издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Отходное место

Концепция экологического развития Ольхона получила поддержку Совета по правам человека

Совет при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) поддержал Концепцию экологического развития острова Ольхон Игоря Огородникова из Института теплофизики СО РАН (Новосибирск). О научных идеях учёного, направленных в том числе и на полное избавление Байкала от жидких коммунальных отходов, и о первых шагах по их практической реализации на Ольхоне «Восточно-Сибирская правда» рассказывала в выпусках от 20 августа и 3 декабря 2019 года.

В концепции, рекомендованной к изданию учёным советом Института теплофизики СО РАН и заинтересовавшей СПЧ, сформулированы предложения по созданию цифровой модели «Умный Ольхон» для систематизации процессов на острове. По определению автора, она «является основой для формирования острова в качестве модели, которую можно будет рассматривать как натурную установку Mega Science для исследования устойчивого развития данной территории при условии, что на острове применяются природоподобные технологии. Отработка методов в натурных условиях необходима для последующего тиражирования в другие районы Байкальской природной территории».

Пилотный проект

На днях получил электронное письмо из Института теплофизики СО РАН от Игоря Огородникова, члена рабочей группы научного совета СО РАН по проблемам озера Байкал, президента Всероссийской ассоциации экспертов по экотехнологиям, альтернативной энергетике и экологическому домостроению.

– Почти год назад на Ольхоне я встречался с членами СПЧ и передал им свою Концепцию экологического развития Ольхона, работу над которой к тому времени я уже практически завершил, – пишет Игорь Александрович. – Уж и забыл про это, а тут мне прислали ссылку на их документ, в котором отдельный пункт и рекомендации взяты из концепции. Правда, моя фамилия не указана. Есть нейтральная ссылка на «авторов»…

Отдельным файлом к письму прикреплён и нужный фрагмент официальных «Рекомендаций» СПЧ в которых, в частности, констатируется, что «остров Ольхон может стать местом реализации пилотного проекта внедрения и разработки практик гармоничного развития туристической инфраструктуры, сохраняющей самобытность территории, хозяйственной деятельности местного населения на основе внедрения экологически чистых технологий». Отмечается, что «на острове уже реализованы некоторые локальные экологические проекты» и (пожалуй, главное) что, «по мнению Совета, эффективная реализация идей, положенных в основу предлагаемой концепции, может устранить наблюдающиеся противоречия между интересами населения, бизнес-сообщества и задачами сохранения Байкала как объекта Всемирного природного наследия ЮНЕСКО».

Несмотря на всеобщие стенания по поводу надвигающейся на Байкал экологической катастрофы и бесконечные призывы прекратить загрязнение озера бытовыми стоками, нет сегодня в России такого чиновника, который реально знает, что и как надо сделать, чтобы остановить вполне очевидную беду или болезнь, как определил сегодняшнее состояние озера Олег Тимошкин, доктор биологических наук, заведующий лабораторией биологии водных беспозвоночных Лимнологического института.

– Совершенно определённо хочу заявить: в настоящее время нет ни одного научно обоснованного факта, который бы свидетельствовал о том, что климатические изменения являются основной причиной массового развития спирогиры на Байкале, – рассказывает учёный информационному агентству «Иркутск Сегодня». – Я был бы просто счастлив прочесть хотя бы одну серьёзную (не электронный ресурс!) публикацию с убедительной научной аргументацией. Но пока их нет. С другой стороны, есть очень серьёзные публикации в ведущих мировых журналах по лимнологии, в которых показано, что единственной научно аргументированной причиной массового развития спирогиры в Байкале является сброс неочищенных сточных вод и последующая (пока ещё) «скрытая» эвтрофикация. Следовательно, если по-честному смотреть правде в глаза, то вопрос о причинах массового развития водоросли в Байкале можно считать закрытым. Единственный виновник этого явления – сброс в озеро продуктов человеческой деятельности.

Если бы спирогира оказалась единственной экологической проблемой Байкала, всё было бы не так страшно. Но в том-то и беда, что Олег Тимошкин приводит в пример ещё десять байкальских бед и оговаривается, что это «лишь основные негативные тенденции, наблюдаемые в экосистеме прибрежной зоны озера за последние 7–10 лет».

– На самом деле их больше, – утверждает он. – Неужели столь мощный перечень признаков деградации экологии прибрежной зоны и её антропогенного загрязнения всё ещё оставляет поводы для сомнений и надежды «на авось пронесёт»? Неужели этот список не заставляет серьёзно задуматься о том, чтобы принять срочные и неотложные меры по исправлению этой ситуации?

Кризис, вызванный неконтролируемым сбросом в озеро неочищенных и недостаточно очищенных жидких коммунальных отходов (ЖКО) от прибрежных населённых пунктов и объектов туристического бизнеса, набирает силу. Дело дошло до того, что Андрей Федотов, доктор геолого-минералогических наук, директор Лимнологического института СО РАН, выступая прошлым летом на Всероссийском водном конгрессе в Москве, произнёс фразу, тут же растиражированную многими десятками СМИ и многократно перепощенную диванными экспертами в социальных сетях Интернета: «Водичку такую пить уже нельзя по содержанию токсинов». Это он о байкальской воде, потому что концентрации бактерий, продуцирующих в озере токсины, по его словам, «за последние годы выросли до предельных значений».

Не все коллеги и чиновники согласны с учёными-лимнологами. Эмоциональных возражений относительно их точки зрения звучит немало, а вот аргументированных и уж тем более научно обоснованных опровержений мне услышать не довелось.

Житейская логика и материалы научных исследований подсказывают, что если не все, то многие беды последних лет навалились на Байкал как раз из-за отсутствия в прибрежных населённых пунктах и на объектах туристического бизнеса достойных уникального озера очистных сооружений. Хотя кое где они как бы есть и даже, если судить по финансовым затратам и характерному запаху, вроде работают. Но если проверить качество «очищенных» стоков, то получается скорее видимость работы, чем реальная очистка. Потому что технологии устарели до неприличия, а сами сооружения износились до ветхости.

Главное – красиво отчитаться

У профессионального чиновничества, у людей, «принимающих решения», и логика профессиональная, бюрократическая. К новинкам относятся настороженно: как бы чего не вышло. Для личного заработка и продвижения по службе им часто важнее не то, что происходит в реальной действительности, а то, что написано на бумаге, особенно на той, что «спущена сверху». Важнее правильно отчитаться, чем правильно исполнить. В ответ на вопрос, почему не исполнено поручение президента страны и продолжается загрязнение участка Всемирного природного наследия, они легко нашли «уважительную» причину, вполне пригодную для служебного отчёта. Через десять лет после принятия документа они вдруг выяснили, что научно обоснованные «нормативы предельно допустимых воздействий» на Байкал, перечисленные в 63-м приказе МПРиЭ и разработанные Сибирским отделением РАН ещё в 2010 году, на практике недостижимы. Даже так называемые НДТ – наилучшие доступные технологии очистки стоков – до безопасных для озера величин не дотянут. Как быть? Вопрос был решён «на раз» – подогнать (чиновники предпочитают говорить «откорректировать») нормативы под возможности существующих технологий. И не важно, что загрязнение Байкала при этом продолжится. Важно, что можно будет легко и красиво отчитаться. Государственным менеджерам (не государству в целом, а именно его менеджерам) проще незаконное загрязнение сделать законным и таким образом создать видимость решения проблемы. Чтобы с них никакого спроса за последствия.

Возникла, правда, небольшая закавыка. В проекте новых норм, подогнанных технологами под возможности существующих технологий очистки стоков, красивое и солидно звучащее определение – научно обоснованные – теряет смысл. Чтобы его сохранить хотя бы формально, чиновники вновь обратились к учёным СО РАН. Мол, тогда, давно, вы научно обосновали жёсткие показатели, а теперь так же убедительно и научно обоснуйте другие, помягче, увеличив допустимые к сбросу в озеро концентрации и объёмы конкретных загрязнителей от «на несколько процентов» до «в несколько десятков раз».

– Есть законы, и их мы обязаны не нарушать, – процитировала в прошлом апреле газета «Наука в Сибири» слова главы совета СО РАН по проблемам озера Байкал Валентина Пармона на расширенном заседании бюро совета. – Однако они (законы. – Авт.), в свою очередь, не должны препятствовать созданию тех водоочистных сооружений, строительство которых уже запланировано.

Не всем учёным понравилась идея корректировки. В кулуарных разговорах «не для печати» некоторые учёные называли поручение правительства циничным. Некоторые даже публично возмущались, но в итоге всё-таки… Не то чтобы совсем уж безоговорочно согласились с показателями, предложенными специалистами очистки, а компромиссно, серединка на половинку, чтобы и высоким чиновникам угодить, и собственные научные лица сохранить.

– Работали над нормативами в меньшей степени учёные, в большей – технологи, которые показали, каких показателей реально достичь с учётом известных сегодня технологий очистки бытовых стоков, – как бы слегка оправдывался в интервью агентству «Интерфакс-Сибирь» директор Лимнологического института СО РАН Андрей Федотов. – Нормативы получились, на наш взгляд, реалистичные в исполнении и приемлемые для Байкала – в отличие от проекта приказа № 63, предложенного Минприроды, где некоторые нормативы безо всякой аргументации увеличены в десятки раз по сравнению с действующими. (…) Много цифр говорить не буду. Что касается фосфатов, то для строящихся очистных в поселениях, где свыше 10 тысяч жителей, мы предлагаем норматив 0,1 миллиграмма на литр. Это, конечно, тоже много для Байкала, но больше снизить уже технологически трудоёмко. Для сравнения: в проекте приказа № 63 был заложен 1 миллиграмм на литр…

Для самоуспокоения и создания видимости победы объективной науки над субъективным чиновничеством можно, конечно, с пафосом воскликнуть, что, несмотря на давление исполнительной власти, благодаря гражданской стойкости и принципиальности учёных допустимая концентрация фосфатов в очищенных стоках была снижена аж в десять раз по сравнению с предложенным проектом. Это будет правдой. Но если, по признанию самого учёного, согласованная цифра – это всё равно, «конечно, тоже много для Байкала», то такой компромисс вряд ли можно назвать приемлемым и тем более научно обоснованным.

Стоки как ценный ресурс

Игорь Огородников в разговорах часто подчёркивает, что традиционные очистные сооружения убыточны по определению, поскольку затраты энергии на очистку стоков есть всегда, а товарного продукта, произведённого ими, нет никогда. И они всегда несовершенны, поскольку очистка воды подразумевает не ликвидацию загрязнителей, а всего лишь их отделение от воды. Очищенная вода сливается в природные водоёмы, а отделённые от неё загрязнители остаются и постепенно накапливаются. Что с ними делать? Хранить? Захоранивать? Или увозить с Байкала за многие десятки (если не сотни) километров и складывать на мусорных полигонах, если они стали твёрдыми, или сливать в какие-нибудь другие реки, не объявленные участками Всемирного природного наследия, если они остались жидкими? Например, в приток Иркута реку Быструю, как предлагал это сделать на прошлогодней майской выставке «Энергоэффективность ЖКХ» один из иркутских вузов.

– Подобные точки зрения будут существовать до тех пор, пока власть и общество не увидят в бытовых стоках ценный биологический ресурс, – считает Игорь Огородников.

«Первыми для реализации предлагаются проекты строительства системы компостирующих биотуалетов, создание биоботанического полигона для переработки различных органических отходов и бытовых стоков в экопочву и создания на этой основе питомника для разведения местных сортов растительности для последующей высадки на острове», – читаю в концепции Огородникова.

Для внедрения на острове предлагаются «умные компостирующие биотуалеты, использующие солнечную энергетику, вермифермы для производства экочернозёма из всех видов органических отходов, биоботанические площадки для переработки бытовых стоков с гидроизоляционной мембраной, исключающей попадание стоков в грунт, на которой с помощью почвенных биоценозов будут перерабатываться жидкие отходы, содержащие органику, в экопочву и другие органические продукты (природоподобная технология замкнутого цикла)», читаю в Рекомендациях СПЧ.

На первый взгляд, в этих словах ничего особо нового, неожиданного нет. Действительно, всё это, в принципе-то, давно известно. Всё это где-то делается. Достаточно зайти в любой магазин с товарами для дачников, и вы, если повезёт, сможете купить в качестве лучшего органического удобрения пакет биогумуса, произведённого дождевыми червями на чьей-то вермиферме. А если сильно повезёт, то купите ещё и флакон жидкого чудо-удобрения – «вермичая». Причём не нашего российского производства, а заморского, привезённого из Японии. Кому-то удобрения покажутся дороговатыми. Зато это чистая органика. Без химии. Опытные дачники утверждают, что они эффективнее навоза и самого качественного перегноя. И всё это уже с будущего лета с постепенным наращиванием объёмов начнёт производиться на Ольхоне, где плодородная земля всегда была и остаётся большим дефицитом. Только главная польза для острова, для экосистемы Байкала и населения будет заключаться не в производстве полезных продуктов, не в появлении новых рабочих мест и возможности дополнительного заработка для местного населения. Это, как и многое-многое другое, на перечисление которого в этих заметках попросту не хватает газетной площади, всего лишь приятный бонус, сопутствующий решению главной и глобальной проблемы – избавлению Байкала от жидких коммунальных отходов без дорогостоящих очистных сооружений.

– ЖКО – это не отходы, а ценный биологический ресурс, – повторяет собственную аксиому Игорь Огородников. – Уничтожать его в очистных сооружениях, да ещё и себе в убыток, это неправильно. Жидкую органику надо не очищать, а перерабатывать. Тогда и людям будет хорошо, и Байкал начнёт выздоравливать.

Читайте также
Свежий номер
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector