издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Я полагался на опыт слесарей»

Русское «авось» перевесило все правила техники безопасности и привело к трагедии

В январе 2018 года в отделении реанимации городской больницы скончались от термических ожогов два слесаря, которых «скорая помощь» накануне доставила в тяжёлом состоянии прямо с работы. Оказалось, что несовместимые с жизнью травмы каждый из работяг получил, устраняя аварию на перемёрзшем трубопроводе Ново-Иркутской ТЭЦ. В конце прошлого года Свердловский районный суд Иркутска признал виновными в их смерти исполнявшего на тот момент обязанности начальника района тепловых сетей – 1 Ново-Иркутской ТЭЦ Сергея Цветкова и мастера участка Дмитрия Банщикова. Суд пришёл к выводу, что эти руководители нарушили правила безопасности при ведении работ, что повлекло по неосторожности смерть двух человек.

Промерзание участка трубопровода в тепловом пункте на бульваре Рябикова было выявлено 21 января, а на следующий день и.о. начальника РТС и мастер участка, посовещавшись, приняли решение устранять аварию, отогревая трубу горячей водой. Оба руководителя имели большой опыт в обслуживании теплосетей, оба прекрасно знали, что без отключения трубопровода проводить подобные работы опасно. Но гипотетическая угроза, нависшая над жизнью ремонтников, показалась им, видимо, менее существенной, чем риск отключить от теплоснабжения в лютые морозы большое количество потребителей. «Я исходил при этом из собственного опыта, профессионального и жизненного», – пояснял позднее в судебном заседании 44-летний Сергей Цветков, на которого обязанности начальника РТС-1 были возложены буквально за несколько дней до несчастного случая. Но, с другой стороны, к этой карьерной отметке он шёл более полутора десятков лет, причём начинал свою трудовую деятельность на Ново-Иркутской ТЭЦ как раз слесарем по обслуживанию теплосетей. И этот факт говорит сам за себя: русское «авось» совсем не случайно перевесило в тот трагический день все правила техники безопасности, должностные инструкции, утверждённые регламенты и стандарты. Причём как для новоиспечённого начальника, так и для его подчинённого – мастера участка Банщикова, который успел отработать в этой должности 11 лет из своих 33-х.

Подсудимые полностью признали вину в совершении инкриминируемого преступления. Посыпая голову пеплом, начальник подтвердил, что наряд-допуск на отогрев трубопровода горячей водой он не выдавал. Да и не смог бы этого сделать, поскольку выполнение такого вида работ вообще не было в то время предусмотрено какими-либо правовыми актами. Лишь после несчастного случая со смертельным исходом на предприятии разработали необходимую технологическую карту. В соответствии с должностными и эксплуатационными инструкциями устранением подобной аварии должна была заниматься бригада оперативной службы. Трубопровод следовало отогревать не горячей водой, а с помощью газового оборудования. И Цветков даже пригласил нужных специалистов и оформил им допуск. Более того, в момент, когда произошёл «хлопок», унёсший две жизни, ремонтная бригада обособленного подразделения «Центральные тепловые сети» АО «Байкалэнерго» находилась в нужном месте – вот только к работе ей было велено приступить лишь в том случае, если не удастся отогреть трубопровод собственными силами, без отключения потребителей тепла. Подсудимые отправили своих слесарей выполнять отсутствующую в «перечне» наладку без составления пошаговой программы, даже не удосужившись осмотреть промёрзший трубопровод и хотя бы убедиться в том, что он цел и изоляция на нём отсутствует. «Я полагался на опыт слесарей», – пояснит потом и.о. начальника Цветков. А потому, не заморачиваясь отключением трубопровода и освобождением его от пара и воды, просто дал задание мастеру выбрать точку для присоединения шланга с «обратки», открыть дренаж и поливать горячей водой промёрзший участок. А сам отправился на очередное совещание.

Банщиков указания шефа выполнил. Только «забыл» провести со слесарями целевой инструктаж, не обеспечил их специальными средствами индивидуальной защиты и не счёл нужным хотя бы проконтролировать отключение избыточного давления на теплопроводе. Он был рядом со своими подчинёнными, когда случилась беда. Просто стоял и наблюдал, как один из слесарей поливает трубу горячей водой из шланга, а другой надевает «хомут» на опасное место, где имелась теплоизоляция. Тут-то и произошёл разрыв трубопровода, откуда хлынули обжигающий пар и кипяток. Мастера, получившего ожоги на 15 процентах тела, увезли на «скорой» в больницу вместе с подчинёнными, которые имели более тяжёлые повреждения. Только тогда приступили к работе приглашённые для устранения промерзания ремонтники из АО «Байкалэнерго». Вместо «возни» с трубой они оказывали помощь пострадавшим и устраняли последствия аварии: демонтировали повреждённый участок теплосети и заменяли его новым.

В приговоре суда целые страницы занимает перечень норм, которые были нарушены подсудимыми: многочисленные пункты должностных инструкций, Правил технической эксплуатации тепловых энергоустановок и техники безопасности при эксплуатации тепломеханического оборудования, Стандарта «Тепловые сети. Нормы и требования», Федеральных норм в области промышленной безопасности, Порядка проведения работ с персоналом и т.п. Суд нисколько не усомнился, что оба руководителя знали все пункты этих нормативных документов, как выражаются юристы, «достоверно». Они просто «не предвидели возможность наступления общественно-опасных последствий своего бездействия, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должны были и могли их предвидеть». Такое поведение суд назвал «проявлением преступной небрежности». На сей раз надежда на «авось пронесёт» подвела руководителей.

Случилось то, что они обязаны были предвидеть и не допустить: от воздействия горячей (более 115 градусов Цельсия) воды при отрицательной температуре окружающего воздуха произошёл разрыв трубы. Как было установлено в ходе служебной проверки, причиной гидроудара стало избыточное давление с двух сторон на трубопровод, в котором находился лёд. В результате рабочие получили термические ожоги 2 и 3 степеней. Бригадир слесарей – на площади 45% тела, у его коллеги, только что достигшего пенсионного возраста, вообще не осталось живого места: пострадали лицо, шея, грудная клетка, поясничная область, верхние и нижние конечности, дыхательные пути. 75% тела оказались поражены. В больницу пострадавших привезли в «угрожающем жизни состоянии», на следующий день оба скончались от ожогового шока. По результатам служебного расследования виновными в аварии на трубопроводе признаны, кроме подсудимых, также и другие должностные лица Ново-Иркутской ТЭЦ, не привлечённые к уголовной ответственности. Но в действиях погибших слесарей комиссия не обнаружила признаков собственной неосторожности. Выяснилось также, что перемёрзший трубопровод находился в эксплуатации 24 года, срок годности у него ещё не истёк, и в целом состояние металла эксперты признали удовлетворительным. Если бы не небрежность, допущенная должностными лицами, когда возникла необходимость проведения ремонтных работ, несчастья удалось бы избежать.

Жена одного погибшего и сын другого, признанные потерпевшими по уголовному делу, говорили в суде, что мастер участка, тоже находившийся на лечении в ожоговом центре, много раз искренне просил у них прощения и передал каждой семье, потерявшей близкого человека, по 15 тысяч рублей. Вообще, и потерпевшие, и свидетели характеризовали подсудимых с положительной стороны, особенно Банщикова, которого все называли грамотным и ответственным работником. Родственники погибших не настаивали на том, чтобы суд упёк виновных за колючую проволоку, они согласились с предложением государственного обвинителя назначить наказание, не связанное с реальным отбыванием в местах лишения свободы. Ведь преступление совершено по неосторожности, и у каждого из подсудимых в семье подрастают по двое малолетних детей. С учётом смягчающих обстоятельств суд приговорил виновных к условному лишению свободы с испытательным сроком: начальник РТС Сергей Цветков получил три года, мастер участка Дмитрий Банщиков – на полгода меньше. Дополнительное наказание в виде лишения права заниматься деятельностью, связанной с эксплуатацией тепловых энергоустановок, суд назначать не стал. Но осуждённые сами не остались на предприятии, где оставили после себя такую недобрую память. Сегодня они работают в других организациях и не забывают ежемесячно в установленные дни являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector