издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Пропавший стимул

Почему врачи и медсёстры продолжают жаловаться на низкие зарплаты и высокую нагрузку

«После протестов медиков и публикаций в СМИ стимулирующие выплаты в прошлом году выросли», – говорит представитель Иркутского отделения Общероссийского профсоюза работников здравоохранения «Действие» Татьяна Шульга. Правда, неизвестно, надолго ли. Официальный минздрав признал: кардинально решить проблему недофинансирования и нехватки кадров в ближайшие годы не получится, несмотря на запуск программы реформирования первичного звена. Начинать нужно хотя бы с малого – включить младший медицинский персонал в действие указа губернатора о выплате премий к профессиональному празднику.

Татьяна Шульга, представитель регионального отделения Общероссийского профсоюза медработников «Действие», работает фельдшером в Ангарской больнице скорой медицинской помощи (БСМП). В прошлом году участники этого профсоюза активно поддерживали акции протеста медиков по всей стране. В некоторых городах врачи и медсёстры увольнялись целыми коллективами.

В Иркутской области тоже было неспокойно. Коллектив БСМП обращался с открытыми письмами к депутатам Законодательного Собрания и в СМИ. Например, водители «скорой помощи» отказались работать на полторы ставки, поскольку это запрещено нормативными правовыми актами. Чтобы получить среднюю по региону зарплату, водителям приходится работать в полтора-два раза больше, чем положено.

– Если отказаться от совместительства и работать на ставку, зарплата всё равно должна соответствовать средней по региону, – считает Татьяна Шульга. – То есть люди не должны перерабатывать, чтобы получать среднюю зарплату, гарантированную им указом президента.

С этим вопросом водители хотели обращаться в прокуратуру. Открытое письмо направляли главному врачу, губернатору и правительству региона. В ответ людям сообщили, что в регионе достигнуты все целевые показатели, указ президента выполнен. Ответ Татьяне Шульге пришёл за подписью заместителя министра здравоохранения. То есть именно из того ведомства, на работу которого люди жаловались.

Протест быстро сошёл на нет. Представители традиционного профсоюза БСМП объяснили водителям: если они откажутся работать на полторы ставки, зарабатывать станут меньше. И люди написали заявления о том, что желают работать на прежних условиях.

За счёт чего растут зарплаты

В 2012 году Владимир Путин издал так называемые майские указы – в том числе о повышении средней зарплаты врачей до 200% от средней заработной платы в регионе, а младшего медперсонала – до средней по региону. В прошлом году минздрав объявил, что в Иркутской области указ выполнен.

Но врачи и медсёстры продолжали жаловаться на низкие зарплаты и высокую нагрузку. У медсестёр сокращались выплаты за вредность и ночные дежурства. Санитарок переводили в уборщицы, снижали выплаты за вредность, уменьшая количество отпускных дней. При этом люди продолжали выполнять ту же самую работу, ухаживая за пациентами. Работать в палатах по 200–300 часов в месяц без оплаты сверхурочных стало нормой.

Недовольство медиков то и дело прорывалось в виде коллективных писем и жалоб, которые приходили в адрес депутатов Заксобрания, уполномоченного по правам человека, в трудовую инспекцию и СМИ. Этой теме был посвящён «правительственный час» в Законодательном Собрании, после которого зарплатами медиков занялась областная прокуратура.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры стратегического и финансового менеджмента БМБШ ИГУ, генеральный директор НПЦ ГОСУЧЁТ Роман Ерженин в прошлом году сам попал в областную клиническую больницу со сложным переломом. После этого он взял отчётность медицинских учреждений, проанализировал её и на конкретных цифрах показал, что не так радужно, как в официальной статистике. Во-первых, исполнение указа было достигнуто за счёт усреднения показателей медучреждений. Во-вторых, за счёт повышения уровня совместительства, а значит – интенсификации труда и роста нагрузки.

Кроме того, разные территории тоже дают разные показатели. Например, в Бодайбо указ выполнен на 127% за счёт северных надбавок, в Иркутске – на 105%. А вот в Нижнеудинске – только на 86%, в Чуне – на 85%, в Тулуне – на 81%. Поэтому врачи одной и той же специальности и категории могут получать по-разному. В глубинке зарплата – от 25 тысяч рублей, а в Иркутске – больше 100 тысяч. Всё зависит от величины фондов конкретной больницы.

Фактически в медицине произошло расслоение, начали формироваться «элита», «беднота» и «средний класс». При этом уровень зарплаты не всегда зависит от квалификации. Как правило, низкая зарплата – это удел первичного звена в глубинке. Низкие зарплаты в кожно-венерологических диспансерах, инфекционных больницах и домах ребёнка. Логично, что оттуда врачи бегут, персонала катастрофически не хватает.

Из-за этого появляется другой перекос. Удержать узких специалистов можно лишь за счёт высоких зарплат. В условиях финансового дефицита выкроить их можно только из стимулирующих фондов, то есть за счёт другого персонала.

Чиновники открыто признают: зарплата в медицине растёт за счёт того, что один врач работает за двоих. В итоге главные врачи просто не заинтересованы в повышении кадровой укомплектованности. Ведь любой новый сотрудник будет «съедать» кусок, который придётся отрезать от общего пирога. Не удивительно, что в этих условиях руководство больниц пытается сделать труд ещё более интенсивным, идёт на любые ухищрения, чтобы сократить количество кадров, вместо того чтобы их набирать.

Например, врач Областного онкологического диспансера рассказывает, что недавно здесь сократился норматив времени на одно исследование.

– Чем выше категория у врача, тем больше исследований он должен выполнить на ставку, – рассказывает врач ИООД. – Приказ об этом действует уже лет пять, если не больше. Но недавно были изменены ещё и нормативы времени на одно исследование. Если раньше на одно диагностическое исследование по внутреннему регламенту отводилось 20 минут, то теперь 15 минут.

«Стимулирующие» не стимулируют

Роман Ерженин проанализировал прошлогодние расчётные листки двух врачей поликлиники Областного онкологического диспансера и санитарки областного специализированного дома ребёнка. Из графиков видно, что выплаты стимулирующего характера носят переменный характер. Их объём не зависит ни от качества, ни от количества выполненной работы.

– Хаотичные скачки выплат стимулирующего характера указывают на их бессистемность, связанную с субъективными решениями администрации, – говорит Роман Ерженин. – Работник не знает, какую именно сумму стимулирующих он получит в текущем месяце. Судя по графику выплат, стимулирующих может не оказаться совсем. Всё зависит от того, сколько денег в этом месяце в зарплатном фонде учреждения.

 

При этом заработная плата, в том числе и стимулирующие выплаты, должна начисляться строго в соответствии с внутренними регламентами, которые прописываются в специальном документе – Положении о порядке, размерах и условиях выплат стимулирующего характера.

– Нас должны ознакомить с Положением при приёме на работу, – рассказывает Татьяна Шульга. – Но добиться этого мы не смогли даже после того, как пошли на открытый конфликт с администрацией БСМП. В итоге работники не понимают, по какому принципу начисляется зарплата. Стимулирующие могут быть за один месяц большие, за другой – совсем маленькие, и это никак не зависит от объёма и качества работы.

В доме ребёнка, откуда пришло обращение санитарки, сотрудники получили на руки Положение ценой конфронтации с руководством. Судя по дате регистрации, документ был составлен уже после начала конфликта с коллективом. При этом сотрудники просят не упоминать название дома ребёнка.

«Из расчётки санитарки дома ребёнка видно, что в декабре стимулирующие упали до нуля, – комментирует Роман Ерженин. – Это может быть связано с тем, что в учреждении не осталось соответствующего фонда, ведь дом ребёнка очень скудно финансируется из областного бюджета. А других источников финансирования такие учреждения не имеют».

– В Иркутской области в специализированных домах ребёнка разные отпуска, – говорят наши собеседники. – У нас 36 дней, а в Ангарске – 72 дня. На одну ставку у нас сделали 150 часов, в Ангарске – 91 час. Почему?

Но есть и хорошие новости. Из расчёток работников ряда других учреждений видно, что с сентября стимулирующая часть зарплат выросла по сравнению с предыдущими месяцами и оставалась стабильно высокой до конца года.

– После шумихи, которая поднялась в прошлом году по поводу зарплат медиков, стимулирующие выплаты выросли, – говорит Татьяна Шульга. – Мы напрямую связываем это с активностью медработников. Значит, имеет смысл отстаивать свои права. У администрации есть ресурсы для повышения зарплат.

Правда, есть учреждения, где повышение стимулирующих выплат не заметно.

В то же время крупные больницы располагают некоторым объёмом собственных средств, например за счёт оказания платных услуг. Им легче маневрировать, изыскивая деньги на кратковременное повышение зарплат для снятия социальной напряжённости.

Всё это означает одно: несмотря на то что в прошлом году министр здравоохранения Олег Ярошенко категорически отказывался признавать наличие проблемы с заработной платой, система всё-таки вынуждена была реагировать на столь громкие сигналы, идущие снизу – от людей, активно отстаивающих свои законные права. Это очень хороший знак.

Дефицит сохранится

Со сменой первого лица в минздраве произошла смена официальной риторики. На последней сессии Законодательного Собрания и.о. министра здравоохранения Наталья Ледяева признала: в медицине накоплен ряд проблем, связанных с хроническим недофинансированием.

Об этом говорят все показатели, характеризующие нынешнее состояние отрасли. Например, укомплектованность врачами в среднем по региону всего 59%, медсёстрами – 68%. Где-то ситуация лучше, а где-то хуже. Коэффициент совместительства примерно 1,6, а среди узких специалистов – 1,9.

При этом никто не пытается делать вид, что в ближайшем будущем проблема будет решена кардинально. Например, одна из целей национального проекта «Здравоохранение» заключается в том, чтобы к 2024 году коэффициент совместительства у медиков снизился до 1,2.

Наталья Ледяева отмечает: достичь её не получится. Если удастся снизить коэффициент совместительства до 1,3, этого уже будет достаточно.

В этом году в стране запускается реформа первичного звена – тех самых поликлиник, ФАПов и районных больниц. Она рассчитана до 2024 года. Региональную программу оценили в 98,9 млрд рублей (только 9 млрд из них – областные). Однако чиновники априори рассчитывают получить хотя бы половину суммы. «Если хотя бы 50% этого объёма получим, это будет наша большая заслуга», – подчеркнула Наталья Ледяева.

Всё это означает только одно – дефицит финансирования в медицине сохранится. Денег на всё не хватит, и распределять их придётся по возможности эффективно. Но для того, чтобы решить проблему, нужно хотя бы признать её наличие.

Премии не для всех

Есть надежда, что будет услышана ещё одна важная проблема, которую озвучивают медики. В прошлом году некоторым категориям бюджетников была выплачена так называемая «губернаторская» премия к профессиональным праздникам. Например, врачи и медсёстры получили в 2019 году ко Дню медика по 10 тысяч рублей.

Но к реализации указа возникло много вопросов. Прежде всего премии были выплачены «по-серому» – с признаками нарушения общепринятых регламентов.

– Нам ко Дню медика дали губернаторскую надбавку 10 тысяч рублей, – рассказывает старшая медсестра Казачинско-Ленской ЦРБ Ирина Храмко. – Пообещали, что налоги с неё платить не придётся. По факту же эту сумму соединили с зарплатой и вычли из неё 13% НДФЛ. У меня лично на руках осталось всего 28,8 тысячи рублей чистыми. Даже с надбавкой зарплата до среднего уровня не дотянула.

Такие жалобы поступали из многих учреждений образования и здравоохранения. Ещё больше недоумения у людей вызвало то, что некоторые категории работников вообще не вошли в губернаторский указ. Например, это касается санитарок, сиделок, завучей школ и так далее.

Младший медицинский персонал подготовил открытое письмо на имя врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева и собирает сейчас подписи под ним. Люди просят устранить несправедливость, заложенную в указе.

«Считаем, что указ губернатора содержит нормы, ущемляющие наши права на получение премии ко Дню медицинского работника, так как по всем нормам наша профессиональная деятельность связана с медициной и с оказанием медицинской помощи пациентам», – говорится в письме. Кроме того, именно младший медперсонал является самым низкооплачиваемым, заработки там не превышают 25 тысяч рублей на ставку. Так что любая помощь для людей будет важна. Согласно указу губернатора, в 2020 году премия составит уже 20 тысяч рублей. Если не откорректировать законодательный акт, для кого-то она станет поводом порадоваться, а для кого-то – причиной новых разочарований.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector