издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Экологический сапёр против «народного» минёра

Игорь Кобзев вынужден обезвреживать «бомбу» на Байкале, оставленную Сергеем Левченко

  • Автор: Олег Петренко

Проводить противопаводковые мероприятия и организовывать инженерную защиту Байкальска будут одновременно с ликвидацией отходов БЦБК. Положение обязывает: летний паводок 2019 года в Слюдянском районе показал, сколь велика опасность экологической катастрофы. Глава региона Игорь Кобзев, будучи профессиональным спасателем, прекрасно понимает, к чему может привести промедление. Тем более что псевдонародный губернатор Сергей Левченко уже потратил три года впустую: именно столько времени ушло на создание новых прожектов и планирование планов. Байкал мало интересовал Левченко и его окружение. Их привлекали миллиарды из федерального бюджета. Теперь с наследием предстоит разбираться Игорю Кобзеву и новому подрядчику. Ликвидацией отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината будет заниматься компания «ГазЭнергоСтрой – Экологические Технологии».

Глубочайшее озеро Земли, содержащее пятую часть пресной воды на планете, объект Всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Эти факты о Байкале знает едва ли не каждый, без преувеличения, российский школьник. Город Байкальск, которому озеро дало имя, известен меньше: вряд ли кто-то с ходу покажет его на карте или назовёт численность населения с точностью до тысячи человек. Но градообразующее предприятие точно у всех на слуху.

Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат остановился почти семь лет назад, а за ликвидацию 4,9 млн кубометров шлам-лигнина, 729 тысяч «кубов» надшламовой воды и 173 тысяч «кубов» щёлокосодержащей жидкости, накопленных за все годы работы, ни один предыдущий губернатор так и не взялся. Сколь опасно такое положение, показал июльский паводок 2019 года. Для того, чтобы разбушевавшиеся реки, на пути которых находится бывший полигон предприятия, смыли отходы в Байкал, не хватило считанных сантиметров. В оценке того, что не произошло лишь по счастливой случайности, учёные тогда сошлись практически единогласно: экологическая катастрофа.

Лишь бы деньги получить

Предпринимались ли попытки её избежать? Ещё в 2012 году Министерство природных ресурсов РФ провело конкурс на подготовку проекта утилизации отходов, накопленных предприятием. Два года спустя, когда Иркутскую область возглавлял Сергей Ерощенко, на суд общественности выставили технологию, предполагавшую обезвоживание и связывание шлам-лигнина, который содержит множество опасных веществ, в монолит. Карты на полигонах БЦБК, где он содержится, при этом должны были закрыть слоем щебня и плодородной почвы, чтобы через 70–100 лет отходы превратились в безвредный для природы материал. Учёные, приехавшие на общественные слушания в Байкальск в мае 2014 года, эту идею раскритиковали, впоследствии было доказано, что её технически невозможно претворить в жизнь.

В сентябре 2015 года губернатором Иркутской области стал Сергей Левченко, во время избирательной кампании обещавший «услышать голос каждого».

– Думаю, что в текущем году нам удастся сделать перелом в решении этих проблем, – говорил он о рекультивации площадки Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и реконструкции ТЭЦ предприятия 25 января 2016-го.

Эти слова можно без проблем найти в официальном сообщении пресс-службы губернатора и правительства Иркутской области. В нём же приводилась фраза о том, что у региональных властей под руководством Левченко «есть серьёзные претензии к проекту по ликвидации отходов, накопленных за десятилетия работы комбината, как по стоимости, так и по такому вопросу, как селевая безопасность».

Вопрос действительно не праздный. Через площадки, где расположены два полигона отходов БЦБК, протекает несколько рек. Любой паводок может спровоцировать сход селя, который обрушится на территорию полигонов. Именно это произошло в июле 1971 года. Поток грязи и камней прошёл в непосредственной близости от девяти из десяти карт Солзанского полигона. К счастью, в то время они не были заполнены отходами производства. Но по руслу Малой Осиновки поток хлынул в один из водоотстойников комбината. Только экстренные меры, которые предприняли работники БЦБК, помогли предотвратить его прорыв в отстойники для промышленных стоков.

О том, что подобное может повториться и вызвать куда более страшные последствия, ещё в 2011 году предупреждал «Сибгипробум» – институт, который проектировал комбинат и сопровождал его работу. В 2014-м об этом напомнил Институт земной коры СО РАН, исследовавший динамику схода селей в Слюдянском районе по контракту с министерством природных ресурсов и экологии Иркутской области. Выводы его экспертов подтвердили и сотрудники Высокогорного геофизического института из Нальчика, проводившие такое же исследование уже при Левченко.

– Казалось бы, можно было ещё в 2016 году взять готовую работу, заказать проект и летом 2017 года приступить к мероприятиям по селезащите, – отмечал прошлым летом председатель правления Байкальского центра гражданской экспертизы Юрий Фалейчик. – Но зачем-то в 2018 году правительство Иркутской области заказало очередное исследование селеопасности Слюдянского района.

Складывается ощущение, что чиновники под руководством Левченко надеялись: теперь-то эксперты придут к нужному им успокаивающему выводу о том, что Байкальск в инженерной защите не нуждается. Когда этого не произошло, пришлось всё же браться за работу.

Селезащитные мероприятия, начатые при Левченко, продолжаются при новом главе региона – Игоре Кобзеве. Исполняющий обязанности заместителя председателя областного правительства Теймур Магомедов уверяет, что они позволят «защитить жителей Слюдянского района от селей и паводков на три-пять лет».

Правда, заведующий лабораторией биогеохимии Лимнологического института СО РАН и научный руководитель ассоциации «Альянс Байкальский» Александр Сутурин указывает на просчёты при проведении работ. Там, где нужно было спрямить русло Большой Осиновки, просто углубили дно. На берегу реки неподалёку от шламонакопителей БЦБК не вырубили деревья. А нагорные канавы, предназначенные для отвода потока от карт с отходами, только расчистили, но не стали углублять.

– С наиболее опасным участком ничего не сделали, – подчёркивает Сутурин. – Но, если первый этап сделать правильно, если грамотно проложить отводные канавы и обустроить селеловушку в седьмой карте БЦБК, можно приступать к ликвидации отходов, пусть для начала и не во всех накопителях.

Президенту вопреки

До того, как в регион вернулась «большая вода», был возможен и другой вариант: взяться за рекультивацию полигонов отходов и очистку промышленной площадки БЦБК. У команды Левченко на это было как минимум три года. Начали вроде за здравие: в середине 2016 года правительство Иркутской области попросило Москву передать ему федеральные полномочия по ликвидации загрязнения, накопленного за время работы комбината. На следующий год Министерство природных ресурсов и экологии России предоставило региону субсидию в размере 193 млн рублей (софинансирование со стороны областного бюджета при этом составило 95,1 млн рублей). А в ноябре 2017-го на общественные слушания в Байкальске вынесли проект ликвидации отходов БЦБК.

К удивлению учёных, он не слишком отличался от проекта 2014 года, положительное заключение на который Генеральная прокуратура России отменила, поскольку предложенная технология превращения шлам-лигнина в монолит оказалась неработоспособной. Тем не менее в 2017-м правительство Иркутской области настаивало: перелицованный проект необходимо одобрить. А вице-премьер Виктор Кондрашов уверял общественность, что его обязательно доработают.

Причины такой спешки понятны: на кону стояли 5,9 млрд рублей. Сумма перекочевала из предыдущего проекта. В конце 2017 года региональное министерство природных ресурсов и экологии включило её в государственный контракт с АО «Росгеология», которое правительство России назначило единственным исполнителем работ по ликвидации накопленного загрязнения БЦБК. Счётная палата РФ впоследствии пришла к выводу: в региональном ведомстве заведомо знали о том, что контракт не может быть выполнен, поскольку отсутствует скорректированный проект утилизации отходов.

«Указанный факт содержит признаки мнимой сделки, которая в соответствии со статьёй 170 Гражданского кодекса РФ может быть признана ничтожной, – написано в отчёте Счётной палаты о проверке использования средств федерального бюджета на реализацию целевой программы «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории» в 2015–2017 годах. – Цена государственного контракта является необоснованной в связи с тем, что она сформирована на основании проектной стоимости работ, которые не будут выполняться по причине отсутствия технологии ликвидации отходов».

Но кого из подчинённых Левченко заботили такие мелочи, когда можно было без особенных затрат урвать несколько сотен миллионов из 5,9 миллиарда рублей? А Байкал, по их мнению, всё стерпит. «Альянс Байкальский», к слову, предлагал вполне работоспособные технологии за куда меньшую сумму, в которую не были включены никакие откаты.

К лету 2019 года стало очевидно, что Росгеология не справляется с поставленной задачей. Причём это происходило на фоне поручения президента провести полную проверку деятельности всех структур, причастных к разработке плана утилизации отходов. Глава государства особо подчеркнул, что нужно провести прозрачный конкурс для выбора лучших мировых технологий по утилизации отходов Байкальского комбината. К разбору полётов подключились силовики.

В такой обстановке «народный» губернатор начал действовать по привычному сценарию: попытался свалить всю вину на других. По его словам, Росгеология не справилась с поставленной задачей. О том, что правительство области ставило перед исполнителем заведомо нереалистичные сроки, не исполняло собственные обязательства, перечисляло авансы за неисполненные работы, «красный» губернатор, конечно же, умолчал. Очевидно, его всё устраивало до тех пор, пока в дело не вмешались силовики.

«За этим делом будут пристально наблюдать»

Исправлять ошибки Левченко придётся совсем другим людям. В конце февраля в Иркутской области побывала с официальным визитом заместитель председателя правительства России Виктория Абрамченко. Основной фокус внимания был направлен именно на Байкальск.

А 18 марта во время послания о положении дел в 2019 году и основных направлениях областной государственной политики в 2020 году Игорь Кобзев заметил, что ликвидировать отходы БЦБК необходимо одновременно с предупреждением паводков, строительством объектов для защиты от селей и развитием прибайкальской территории. «Утверждён план работы по этим направлениям, есть понимание со стороны федерального центра, – подчеркнул он, говоря о «наследии» комбината в Байкальске и химического производства в Усолье-Сибирском. – К решению накопленных проблем подключены общественность, научные организации и экологическое сообщество. Пора «разминировать» эти экологические «бомбы»!»

Уверенность в том, что это – в отличие от громких заявлений Левченко – не пустые слова, дают несколько сухих фактов. Во-первых, профессиональный спасатель Кобзев прекрасно понимает, сколь разрушительными последствиями оборачивается пренебрежение стихией. Во-вторых, сама ситуация, близкая к чрезвычайной, вынуждает его действовать быстро и максимально результативно. Обнадёживает ещё одно обстоятельство: федеральное правительство активно подключилось к решению проблемы.

23 марта председатель правительства Российской Федерации Михаил Мишустин подписал распоряжение, согласно которому ликвидацией отходов Байкальского целлюлозно-бумажного комбината будет заниматься компания «ГазЭнергоСтрой – Экологические Технологии». До 31 января 2022 года она должна подготовить проект работ по ликвидации накопленного вреда окружающей среде, образовавшегося в процессе деятельности БЦБК. Предельный срок проведения работ по ликвидации накопленного вреда – 31 января 2024 года.

– За этим делом будут пристально наблюдать с пяти сторон: те, кто не сумел украсть, те, кто украсть пытался, «зелёные», федеральные власти и силовики, а также те, кто хочет и умеет работать, – предупреждает Сутурин. – Тут нельзя оступиться.

Надо сказать, первые шаги Кобзева, сделанные в столь непростых условиях, доказали, что он действительно намерен «разминировать» медленно тикающую экологическую «бомбу» на побережье одного из красивейших озёр планеты. Значит, на этот раз угроза экологической катастрофы будет, наконец, ликвидирована.

Читайте также
Свежий номер
События
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector