издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Генеральная очистка

Один из цехов «Усольехимпрома» официально признали объектом загрязнения природы

Шансы Иркутской области получить федеральные деньги на очистку цеха ртутного электролиза ООО «Усольехимпром» значительно повысились: производственный корпус включили в государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде. Теперь проект демеркуризации должен пройти конкурсный отбор, победителей которого Минприроды России включит в федеральный проект «Чистая страна». Однако проблема всей остальной промышленной площадки «Усольехимпрома», на которой помимо ртути накоплено немало других ядовитых веществ, никуда не делась. В региональном правительстве надеются на «отдельное решение президента по ней».

Цех ртутного электролиза «Усольехимпрома» наконец-то официально признали объектом накопленного вреда окружающей среде. Министерство природных ресурсов и экологии России включило его в соответствующий государственный реестр 28 апреля 2020 года. Как сообщил исполняющий обязанности заместителя председателя правительства Иркутской области Теймур Магомедов, этого удалось добиться с шестой попытки. «Пять раз были отказы, – рассказал он депутатам Законодательного Собрания во время правительственного часа. – Сначала в связи с тем, что объект находится в федеральной собственности, а не в областной. Перевели в областную, но Сбербанк (один из ключевых кредиторов «Усольехимпрома» и ООО «Усолье-Сибирский силикон», признанных банкротами. – Авт.) наложил запрет на распоряжение этим имуществом. Договорились со Сбербанком, сняли запрет, отправили заявку по новой. Четвёртый отказ был потому, что у нас земельный участок 12 тысяч квадратных метров, а объект накопленного вреда – 24 тысячи. Долго объясняли, что такое двухэтажное здание, по правилам математики».

Тысяча тонн тяжёлого металла

Согласно публичной кадастровой карте Росреестра, площадь цеха составляет 25 717 «квадратов». Данные о том, сколько ртути там накопилось почти за 40 лет работы, далеко не так точны. По расчётам учёных из Института геохимии имени А.П. Виноградова СО РАН, выполненным в начале века, только в конструкциях здания и грунте под ним содержится 338 тонн ртути. Её концентрация в земле и в воздухе внутри цеха превышает предельно допустимую в сотни раз. Загрязнена, пусть и в меньшей степени, и вся остальная промышленная площадка «Усольехимпрома». Ртутью дело не ограничивается: в пробах воды, которые не так давно отбирали специалисты Центра лабораторного анализа и технических измерений по Центральному федеральному округу и филиала учреждения по Восточно-Сибирскому округу, очень высокое содержание фосфатов, нефтепродуктов, железа и меди, в почве к ним примешиваются цинк и свинец.

Источниками ртутного загрязнения являются и другие объекты на промышленной площадке «Усольехимпрома», которая простирается на 620 га. В шламохранилище предприятия, по разным оценкам, накоплено от 600 до 900 тонн тяжёлого металла. В государственный реестр оно не внесено, однако не так давно у него появился официальный собственник – ООО «СТП-Промэко». Одним из основателей предприятия является Артём Мищенко – соучредитель ООО «РТ-НЭО Иркутск», регионального оператора по обращению с твёрдыми коммунальными отходами на юге Иркутской области. По словам Магомедова, «СТП-Промэко» приобрело шламохранилище специально для того, чтобы обезвредить накопленные в нём отходы. Технология, которую для этого предложила компания, сейчас находится на согласовании заинтересованных ведомств и экспертов.

Между тем угрозу ртутного загрязнения несёт и промышленно-ливневый коллектор на площадке «Усольехимпрома». По решению суда он должен быть закрыт. «Но, если коллектор данного типа закрыть, начнётся образование озера, которое будет затапливать всё в округе, – отметил заместитель председателя комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Степан Франтенко. – А там концентрация ртути в грунте превышает предельно допустимую в десятки тысяч раз». От коллектора уже отключали промышленных потребителей, которые сбрасывают в него стоки. На ТЭЦ-11, расположенной по соседству с площадкой «Усольехимпрома», модернизировали систему водоотведения, чтобы она шла в обход. Однако сток полностью не прекратился. Комиссия, в составе которой были чиновники из областного правительства, пришла к выводу, что грунтовые воды пробиваются в месте выхода коллектора к Ангаре. Однако полноценное исследование дренажной роли промышленно-ливневой канализации, на которое требуется 3,5 млн рублей, до сих пор не проведено в силу бюджетных ограничений. «Мэр Усолья-Сибирского выходил на комиссию по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций Иркутской области с предложением провести эту работу в рамках режима ЧС, введённого в городе, – объяснил Магомедов. – Но это мероприятие, исследовательское по своей сути, не может расцениваться как [мера по предупреждению] ЧС. Лучше вставить его в программу охраны окружающей среды. Понятно, что в этом году деньги в неё не заведены, но нам необходимо либо вносить их в ближайшей перспективе, либо просить федеральный центр взять промливневый коллектор бонусом [к цеху ртутного электролиза]».

«Как ребёнок, который копошится с игрушкой»

Тяжелый металл – лишь часть проблемы. На территории «Усольехимпрома» есть 18 скважин, которые были пробурены для добычи рассола, но затем использовались для захоронения отходов производства и были запечатаны. В одной из них – под номером Р2Х – находится 18 тыс. тонн эпихлоргидрина. Злоумышленники пытались срезать с оголовка законсервированной скважины краны, что привело к утечке рассола. После этого оголовок обнесли бетонным кольцом, прикрытым тяжёлой плитой, а этот участок включили в маршрут патрулирования охраны промплощадки. Тем не менее законсервированная до 2027 года скважина по-прежнему представляет немалую опасность. «Где-то в скважинах находится нефть, где-то – непонятные отходы, на которые нет никаких документов, никакой истории, – рассказал Магомедов. – Обезвреживать их должны профессионалы. Лучше решать проблему комплексно, а не бегать и брать отдельные скважины в собственность Иркутской области и разрывать их, не зная, что внутри, как ребёнок, который копошится с игрушкой и ломает её, чтобы посмотреть, что с ней будет».

Список подобных брошенных «игрушек» не исчерпывается скважинами. По всей промышленной площадке также разбросаны цистерны с ядовитыми отходами – наследство не только «Усольехимпрома», но и «Усолье-Сибирского силикона». Обнаружены 62 ёмкости, содержимое малой части из них – 11 тонн высоко- и чрезвычайно опасных веществ – исследовано и утилизировано в прошлом году. «Ровно два года назад, в июне 2018 года, на территории «Усольехимпрома» произошла крупная авария, связанная с тем, что «чёрные металлисты» уронили цистерну, которая в результате лопнула, – напомнил председатель комитета по законодательству о природопользовании, экологии и сельском хозяйстве ЗС Роман Габов. – Лишь по счастливому стечению обстоятельств это не привело к человеческим жертвам».

Если точнее, в ночь на 21 июня 2018 года, по сообщению пресс-службы Главного управления МЧС России по Иркутской области, произошла утечка 25 кубометров «неизвестного химического вещества». Предположительно, это был четырёххлористый кремний, пары которого при высокой концентрации вызывают отёк лёгких. В других цистернах, которые были обследованы, также находится эпихлоргидрин – не менее опасное вещество, обладающие тем же действием. «Часть цистерн обезвредили, но на территории предприятия есть как обнаруженные ёмкости, так и те, которые, по всей видимости, ещё не обнаружили, – констатировал Габов. – Они в первую очередь несут прямую угрозу не только окружающей среде, но и жизни и здоровью людей».

До 1 июня 2020 года планировали обезвредить содержимое 21 цистерны, однако полностью эта работа выполнена не была. «Позиция Контрольно-счётной палаты Иркутской области железобетонная: не ваше имущество – не вам на него деньги тратить, – объяснил Магомедов. – Цистерны – это либо частное движимое имущество, по которому до сих пор идёт конкурсное производство, либо федеральное, если оно находится на землях федеральной собственности. Из всех 620 гектаров промплощадки в областной собственности находится только 1,2 гектара, поэтому мы вынуждены подобные мероприятия смещать. Я более чем уверен, что обезвреживание цистерн – задача приоритетная, но нас прямо предупредили, что, если мы это сделаем, это будет в чистом виде нецелевое расходование бюджетных средств». На то, чтобы в судебном порядке признать ёмкости бесхозяйными, как предлагает Контрольно-счётная палата, и затем передать их в областную собственность, потребуется как минимум год. Немногим меньше понадобится на перевод цистерн в муниципальную собственность как выморочного имущества.

«Наша задача сейчас – дождаться, пока будет определён собственник, – заключил исполняющий обязанности зампреда регионального правительства. – Главное – дождаться завершения этих процедур, чтобы была юридическая возможность вступать во взаимоотношения с собственником объектов накопленного вреда». Пока он один: официально цех ртутного электролиза принадлежит области. Предполагается, что очищать его от ртути начнут в 2020 году. На это в областном бюджете заложено 159,6 млн рублей. Стоимость работ оценивается почти в 1,3 млрд рублей, но для получения субсидии из федерального бюджета нужно, чтобы региональный проект прошёл конкурсный отбор. Только после этого можно будет заключить соглашение с Минприроды России.

«Ждём решения президента»

Тем временем конкурсное производство на «Усольехимпроме» продлено как минимум до 20 октября. А на 16 июля назначены торги по банкротству предприятия, на которые выставлена часть его имущества. Среди прочего продаются здание заводоуправления, диспетчерская, склады, механические сооружения системы водоснабжения и железобетонные эстакады. Плюс производственные корпуса, в одном из которых получали трихлорэтилен, а в другом выпускали пеноплен и пластмассовые изделия. В связи с этим Франтенко предложил ограничить действия конкурсного управляющего на продажу объектов с накопленным химическим загрязнением.

Инициатива своевременная, поскольку пока Иркутская область может претендовать только на очистку цеха ртутного электролиза. Заявку региона на то, чтобы включить его демеркуризацию в федеральный проект «Чистая страна», в настоящее время рассматривают в Москве. При этом заместитель председателя правительства России Виктория Абрамченко по итогам рабочей поездки в Иркутскую область в марте 2020 года пришла к выводу, что необходимо очистить от загрязнения всю промышленную площадку «Усольехимпрома». «Виктория Валерьевна по просьбе временно исполняющего обязанности губернатора Игоря Ивановича Кобзева озвучила одно: будут доклад президенту и отдельное решение с его стороны по всей площадке, – рассказал Магомедов. – На прошлой неделе Игорь Иванович проводил совещание с министром природных ресурсов и экологии России Дмитрием Кобылкиным, и тот сообщил, что данный доклад состоялся, в ближайшее время мы ждём решения президента».

Однако помимо площадок Байкальского целлюлозно-бумажного комбината и «Усольехимпрома», включённых в государственный реестр объектов накопленного вреда окружающей среде, в Иркутской области остаётся немало экологических «горячих точек». Только в госреестр правительство региона пыталось внести больше десятка из них. Один из объектов – микрополигон отходов производственного объединения «Восток» – находится в Иркутске. В Братске расположены ещё три: склад топливной щепы бывшего завода «Стройдеталь», полигон промышленных отходов комбината «Братскжелезобетон» и склад топливных древесных отходов котельной «Телес». В Тайшете насчитали два объекта накопленного вреда природе – территорию бывшего мясокомбината и АООТ «Тайшетстройиндустрия». Помимо этого в Тайшетском районе необходимо утилизировать лигнин, накопившийся за время работы Бирюсинского гидролизного завода. В государственный реестр также пытались включить несанкционированные свалки промышленных отходов в Железногорске-Илимском и Игирминском участковом лесничестве.

Читайте также
Свежий номер
Актуально
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector