издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Альтернативная студия в эфире

30 лет назад в Иркутске появилось негосударственное телевидение

  • Автор: Иван Иванов, Фото: из архива автора

Как ни банально это звучит, но часы действительно идут, дни бегут, а годы летят. 30 лет назад, 6 августа 1990 года, в телеэфире Иркутска появилось первое, как тогда говорили, негосударственное телевидение. Событие, ставшее, как представляется, знаковым в истории города.

Существовавшие тогда ещё в Советском Союзе два государственных телеканала словно не замечали, что происходит в обществе. Многие уже забыли, что жили мы тогда по талонам, но если люди получали талоны на колбасу, сигареты, мыло и так далее, то телередакции получали талоны другого рода. Пятиминутный талон на новости о сельском хозяйстве, двухминутный на культуру. Новости могли попасть в эфир только на следующий день после проявки и монтажа киноплёнки, которой выделялось на 5-6 минут на 30-минутный выпуск тогдашней новостной программы «Приангарье».

Большая часть выпуска была устной. Единственное отличие от радио состояло в том, что люди видели дикторов, читающих тексты.

Перемены назревали. В области шла борьба за лидерство между командой Юрия Ножикова, возглавлявшего областной исполнительный комитет, и обкомом КПСС.

Редакции областных газет под руководством Геннадия Бутакова и Олега Желтовского не боялись полноценно и объективно освещать события иркутской жизни. А на телевидении даже сюжеты в защиту Байкала появлялись после долгих раздумий и тщательной правки «острых углов».

Не помогали и обращения депутатов Верховного Совета СССР, избранных от Иркутска и области. Даже мнение писателя Валентина Распутина, в то время члена Президентского совета СССР, подписавшего обращение к руководству Иркутского комитета по телевидению и радиовещанию (так тогда называлась государственная структура), было оставлено без внимания. Журналистам не разрешили даже готовить передачу «Депутатский час», в которой предполагалось участие народных депутатов, избранных в Прибайкалье.

Руководство журналистского коллектива, носившего громкое название Главной редакции информации, приняло решение об уходе с государственного телевидения, и через два месяца появился прообраз АИСТа, то есть Альтернативной Иркутской Студии Телевидения. Попытаться выйти в эфир под этим названием в 1990 году было бы верхом наивности. До путча 1991 года последнее слово было за обкомом КПСС.

Позже выяснится, что опасения, возможно, были преувеличены, но, когда в день объявления о создании ГК ЧП, 19 августа 1991 года, я отправился с утра к Ножикову, чтобы оценить и понять происходящее в стране, многие повстречавшиеся в иркутском «Сером доме» явно оживившиеся работники обкома КПСС ехидно интересовались, имеется ли у нас запас сухарей. Впрочем, назавтра такие люди нашлись и в окружении Ножикова.

До путча, который сейчас стараются забыть, нам удалось не только выйти в эфир, но и приобрести аппаратуру, пригласить журналистов, видеооператоров, создать творческий коллектив, в большинстве своём состоящий из молодых, амбициозных и, безусловно, талантливых специалистов.

Появление АИСТа в эфире было для иркутян приятным, может быть, самым неожиданным подтверждением изменений в жизни Иркутска.

Хотя изменения далеко не всем нравились. Ближе к концу декабря 1990 года нам позвонили женщины из организации, которую называли Госстандартом, и, отказавшись представиться из-за боязни быть уволенными, сообщили, что дана команда закрыть канал под любым предлогом. До полуночи в тот день пришлось ждать возвращения Ножикова из Усолья-Сибирского. Выслушав информацию, Юрий Абрамович уверенно сказал, что закрыть АИСТ никто не даст. Именно новая студия, созданная без копейки бюджетных средств, стала зримым моментом начавшейся перестройки, но не горбачёвской экономики, а сознания людей, нового восприятия действительности.

Бывший в командировке в Москве руководитель обкома КПСС Владимир Потапов заверил, что со стороны партийных органов давления не будет. Но борьба за сохранение студии только начиналась.

Если сказать, что мы в одиночку сделали АИСТ, то это будет принижением роли людей, которые, будучи вполне благополучными, решились вместе с нами пройти довольно тернистый путь, рискуя карьерой.

Сейчас многое воспринимается с юмором, с усмешкой, но тогда каждый день можно было ждать неожиданностей.

Тогдашний мэр города Борис Говорин, любивший иронично использовать фразу из произведения Аркадия Гайдара «Мальчиш-Кибальчиш», сказал знакомые с детства слова: «Пришла беда, откуда не ждали».

Довольно неожиданно активизировались городские депутаты во главе с председателем Иркутского горсовета Игорем Шевчуком, которые стали требовать предоставления им бесплатного эфирного времени и даже направления для утверждения плана работы студии. Никакие возражения не принимались. Когда стало ясно, что компромисс найти не удастся, в адрес студии зазвучали угрозы об уголовном преследовании. Действовать некоторые депутаты стали по хорошо известной схеме: «Был бы человек, а статья найдётся».

Но время для атаки было упущено. Если сначала из чувства уважения к депутатскому корпусу мы откликались на вызовы на различные депутатские комиссии, то вскоре, видя бесполезность этих «сидений» с бесконечными требованиями, руководители студии прекратили посещение многочасовых посиделок.

Зарождавшаяся власть, гордо именовавшая себя демократичной, не знала элементарных вещей. Например, в Иркутске в 1990 году проходили переговоры министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварнадзе и Госсекретаря США Дж. Бейкера, на проводы которого руководство Городского Совета прибыло без переводчика, полностью уверенное в том, что переводчика обязана предоставить американская сторона. В итоге переводить слова благодарности американской стороны в адрес Городского Совета пришлось журналисту нашей студии Юрию Широкову, выполнявшему редакционное задание и одетому явно не по протоколу. Кстати, чтобы закончить этот несколько анекдотический эпизод: виновато в этом оказалось руководство студии, которое отправило снимать сюжет журналиста без галстука.

Депутатов в то время было много. Пройдя первые в истории города альтернативные выборы, они поняли роль средств массовой информации.

Но «мышление» многих из них состояло из убеждения, что издание газет стоит денег, а телевизор нужно просто включить – и всё, смотри сколько хочешь. Какие затраты, какие деньги? Правда, и программ в то время было всего две.

В октябре 1990 года студия начала регулярно выпускать в эфир собственные передачи. Огромной популярностью пользовалась передача «Пять плюс фильм», в которой обладавший необыкновенной популярностью Михаил Денискин рассказывал иркутянам историю мирового кинематографа, знакомил с артистами, режиссёрами.

Но главными были в то время передачи на общественно-политические темы и ежедневные выпуски новостей, которые вёл задиристый Сергей Филипчук, оставивший ради нового дела высокую должность на государственном телевидении. Среди журналистов информационной программы, работавших под руководством Андрея Амосова, заблистали Владимир Голубевский и перешедший из городского пресс-центра Валерий Почекунин, жизнь которого, к сожалению, рано оборвалась.

Вскоре заблистал на экране приглашённый из газеты «Советская молодёжь» Алексей Елизарьев. Почти поголовно, судя по телефонным звонкам и письмам, мужское население Иркутска было влюблено в журналистов Ирину Антипину и Татьяну Горбачевскую, она до сих пор является ведущей одной из программ.

Много сплетен и небылиц ходило о том, на чьи деньги существовала студия, об огромном вливании бюджетных средств. Многочисленные проверки контролирующих органов доказали, что студия жила и работала за счёт коммерческой – точнее говоря, рекламной – деятельности. Не всегда просто складывающиеся взаимоотношения со связистами умело помогал налаживать директор радиотелецентра Виктор Витушенко.

Молодые ребята Юрий Дорохин, Андрей Закаблуковский, Николай Марфин, снимая и монтируя рекламные материалы, практически жили в студии. Оборудования, конечно, не хватало, но оно было профессиональным.

Неоценимую, а может быть, и решающую помощь в становлении студии оказал будущий депутат Государственной Думы, а тогда руководитель городской комсомольской организации Сергей Дубровин. Именно он на первом этапе посодействовал в выделении помещения, разместив новый журналистский коллектив рядом с секретарём горкома Александром Гимельштейном, который впоследствии стал известным журналистом.

Большинство молодых предпринимателей того времени входили в созданное горкомом комсомола объединение «Молодёжная инициатива Иркутска», где начинал в 1988 году трудовую деятельность Олег Сиенко, которого в Иркутске помнят и как создателя первого передвижного кафе в областном центре.

Олег вместе с молодыми предпринимателями старался постоянно заинтересовать коммерческие структуры в создании телестудии. Поддержавшие материально на первом этапе студию коммерсанты получили в дальнейшем право бесплатно и вне очереди размещать свою рекламу.

Сейчас Олег Викторович крупный российский бизнесмен, топ-менеджер, который руководил научно-производственной корпорацией «Уралвагонзавод», выпускающей военную технику. Возглавлял Российско-Алжирский деловой совет, вошёл в совет объединённой судостроительной корпорации. С 2018 года – первый вице-президент «Русской медной компании».

Несмотря на то что собственные программы телекомпания начала производить в октябре 1990 года, выйти под задуманным названием – АИСТ, Альтернативная Иркутская Студия Телевидения, – удалось лишь в 1991 году, когда после сорвавшегося путча исчезло много различных контролирующих организаций, руководители которых до этого пытались, видя успешную деятельность студии, пристроить на работу жён и подружек.

Гости из одной из советских республик и вовсе пытались не совсем мирными методами «устроить на работу в бухгалтерию» своих представительниц.

Провалившийся путч едва не привёл к ликвидации государственного телерадиовещания. Опытные творческие коллективы, из-за боязни своих руководителей не вышедшие в эфир в дни путча, оказались едва ли не в стадии самоликвидации.

Государственные структуры стали подбирать специалистов, способных вывести из кризиса творческие коллективы, в которых было немало талантливых журналистов и инженеров. АИСТу пришлось поделиться специалистами из своего коллектива, в котором было, кстати, 10–15 сотрудников. В государственном комитете работало свыше 500 человек, которые не понимали или не хотели понять, что государственное финансирование резко сократилось.

АИСТ, научившийся жить и работать в условиях самофинансирования, стремился увеличить объём вещания. Если до путча у коллектива был временной отрезок с 21 часа, то полученная лицензия вскоре позволила студии вещать круглосуточно и думать о расширении зоны вещания, увеличении мощности передатчика.

Наверное, в этот момент перестала болеть голова о ремонте поломанных крыш у руководства соседнего Ангарска, даже писавшего жалобы в областную администрацию о том, что население самовольно устанавливает антенны для приёма АИСТа и, естественно, ломает крыши, которые должен отремонтировать журналистский коллектив. Администрация города вскоре поняла, что нужно помочь местным журналистам открыть свою телекомпанию. Вскоре во весь голос заговорили и телекомпании в других городах Приангарья.

Своеобразный пример о популярности АИСТа приводил самый молодой в тот момент журналист Евгений Старновский: «Я в то время работал журналистом криминальной хроники. Однажды мы с оператором поехали на дебош. Поднялись по лестнице, зашли в квартиру. До сих пор не знаю, куда пропал милиционер, но оказалось так, что в квартиру мы вошли вдвоём: я первый, оператор за мной. Оператор включил камеру и начал работать. Я вижу перед собой разрушенную мебель и здоровенного мужика с топором в руках. Он спрашивает: «Вы кто?» Я говорю: «АИСТ». И вы не поверите. Он бросает топор и с криком: «АИСТ!» – начинает обниматься. Вот такая была популярность у АИСТа и новостей «Сей Час».

В воспоминаниях журналистов есть много интересных фактов. В 1991 году в Иркутск с визитом прибыл Михаил Горбачёв. Первый и единственный президент СССР посетил, в частности, областную больницу. Местным СМИ почему-то запретили заходить в палаты и снимать беседу президента с простыми людьми. Съёмочная группа АИСТа во главе с Валерием Почекуниным легко вышла из положения. Телевизионщики раздобыли белые медицинские халаты, зашли в отделение с другого конца коридора. Когда отворились двери и делегация во главе с Горбачёвым вошла в отделение, их уже встречал Почекунин в медицинском облачении. Он поприветствовал гостей и пригласил войти в ближайшую палату, где их уже ждал оператор с включённой камерой. Запретить съёмку в присутствии главы государства никто не решился.

В 1996 году Горбачёв, в очередной раз претендовавший на пост главы государства, сразу заявил, что выступать в Иркутске будет только на АИСТе.

АИСТ того времени тонко чувствовал настроение в обществе. Именно поэтому в 1994 году при технической помощи телецентра был организован первый прямой репортаж с празднования главного праздника православия – Пасхи.

В этом же году был организован кинофестиваль, приуроченный к столетию мирового кино, с участием Виталия Соломина и Натальи Варлей.

Нельзя сказать, что работать стало проще, свободнее, но появление региональных студий в Барнауле, Улан-Удэ, Томске, Екатеринбурге и других российских городах свидетельствовало о том, что у государственного телевидения появился достойный конкурент, привлекавший огромное количество зрителей достоверной оперативной информацией.

В 21 веке государственные региональные структуры не выдержали конкуренции, сумев сохранить лишь выпуски новостей.

Новые негосударственные студии телевидения в 1990-х годах не испытывали конкуренции, но постепенное появление СМИ в Интернете, создание сайтов самой различной тематики приводит к появлению новых источников информации, ставших серьёзным конкурентом телестудиям.

Телевидение – пока ещё один из главных источников информации, но если газеты, используя тот же Интернет, нашли свою нишу в медийном пространстве, то коллективам телевизионщиков предстоит многое изменить в своей работе.

Творческий коллектив АИСТа создавался непросто. Каждый журналист, оператор, инженер имел свой взгляд, своё восприятие происходящих непростых событий. Один из губернаторов области, член Союза журналистов России Дмитрий Мезенцев, поздравляя в своё время студию с очередным юбилеем, сказал о том, что нужно было быть очень мужественными людьми, чтобы в нестабильные 1990-е годы создать независимый журналистский коллектив.

Читайте также
Свежий номер
Фоторепортажи
Мнение
Пресс-релизы
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector