издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Следующая остановка – планета Земля»

«Мягкой посадки, земляк!» – на куполе Большого иркутского планетария огромный портрет космонавта Анатолия Иванишина. 22 октября иркутяне в прямом эфире наблюдали, как космический корабль «Союз МС-16» возвращается на Землю. Космонавты провели на борту Международной космической станции 196 дней, и теперь близился финал экспедиции – посадка. В зале планетария было совсем немного людей, все в масках – коронавирус внёс свои печальные поправки. Но все, кому было интересно, смогли увидеть трансляцию и услышать голос комментатора, профессора ИГУ Сергея Язева, в социальных сетях. До самого последнего момента все волновались: почему так долго Роскосмос тянет с «картинкой» с места посадки в Казахстане, что случилось?

«Бахилы обязательно. Маски у всех? Температуру померим, стоп… Ещё антисептик», – вход в Большой иркутский планетарий регламентирует коронавирус. Встречать Анатолия Иванишина из экспедиции в звёздном зале 19-й школы разрешили немногим. Кресла в зале разнесены на полтора метра… Гаснет свет. Звучит голос Сергея Язева: «Заключительные операции по возвращению уже начаты…» Пока мы завтракали, шли по улице, ехали в автобусе, спешили к планетарию, где-то высоко над Землёй спускаемый космический корабль «Союз МС-16» отстыковался от МКС, пролетел вокруг Земли, развернулся и начал торможение.

«В 10 часов 53 секунды по иркутскому времени тормозной двигатель корабля был запущен, – произносит Сергей Язев. – На протяжении примерно 800 секунд двигатель работал, чтобы погасить скорость и уменьшить её до значения меньше первой космической. В 10 часов 28 минут 57 секунд, то есть буквально минуту тому назад, должно было произойти разделение корабля на отсеки. Их три. Посерединке сам спускаемый аппарат, где находятся космонавты. Бытовой и приборно-агрегатный отсеки не возвращаются на Землю, они сгорают в верхних слоях атмосферы. Через минуту с высоты 100 км начнётся вход в атмосферу корабля, на борту которого возвращаются на землю космонавты Роскосмоса Анатолий Иванишин, Иван Вагнер и астронавт NASA Кристофер Джон Кесседи». Мы не слышим Анатолия Иванишина, Роскосмос не даёт пока трансляцию. Но нам дают послушать запись других космонавтов, когда-то летавших. «Включил секундомер… Принято. Следующая остановка – планета Земля», – звучит по радиосвязи…

Экспедиция была начата более полугода назад. 9 апреля 2020 года ракета «Союз 2.1а» унесла в космос «Союз МС-16» с экипажем, командиром которого стал Анатолий Иванишин. На самом деле лететь в космос должны были Николай Тихонов и Андрей Бабкин, но их заменили на дублёров, Анатолия Иванишина и Ивана Вагнера, по медицинским показаниям. Так наш земляк Анатолий Иванишин оказался на орбите в третий раз. На экране планетария смешной мишка. «Мишка подвешен под потолком спускаемого аппарата, эту игрушку Анатолий Иванишин взял из дома, медвежонок показывает, есть на корабле невесомость или нет, – слышим мы голос Сергея Язева. – А теперь мы видим Международную космическую станцию. МКС содержит и российские, и американские сегменты. Сейчас на борту этой станции остались три человека, прилетевших неделю назад на космическом корабле «Союз МС-17». Это Сергей Рыжиков, Сергей Кудь-Сверчков и астронавт NASA Кэтлин Рубинс. Вместе четыре космонавта и два астронавта провели семь дней, после чего экипаж Анатолия Иванишина отправился на Землю… Стоит вспомнить, чем была уникальна эта экспедиция.

«Есть ли жизнь на станции?»

– Во время полёта нашего земляка состоялась уникальная операция, когда впервые в истории к МКС пристыковался новый американский космический корабль Crew Dragon, на борту которого находились астронавты NASA Роберт Бенкен и Даглас Хёрли, – рассказывает Сергей Язев. – Они перешли на борт станции и в течение почти двух месяцев работали на МКС. После двух месяцев полёта Crew Dragon благополучно вернулся на Землю, приводнившись недалеко от побережья США.

Космонавты на этот раз даже стали учителями. Иван Вагнер и Анатолий Иванишин прямо с орбиты вели уроки для детей. Анатолий Иванишин рассказывал о героях-сибиряках школьникам из Иркутска, это был первый в истории города урок из космоса. Иван Вагнер завёл орбитальный дневник, в котором описывал эксперименты, которые проводились на борту. Когда в середине апреля мы все сидели дома, запертые во время первой волны коронавируса, Иван Вагнер тоже был заперт. Но на МКС. И занимался опытами. Например, замерял, какие грибы и микроорганизмы живут в российском модуле «Звезда». Прогонял воздух через пробоотборник с чашкой Петри, на питательной среде оседали микроорганизмы, вырастали в колонии. «Я бы назвал это так: «Есть ли жизнь на станции? Кроме космонавтов», или «В поисках жизни на станции», – написал Вагнер. На другом снимке Вагнер в каком-то странном шлеме со множеством датчиков. Оказывается, он участвовал в эксперименте «Пилот-Т». Космонавт работает, датчики считывают активность его мозга. Для этого на станцию был привезён комплекс «Нейролаб-2010+». Учёные пытаются понять, как меняется работоспособность мозга космонавтов при длительном воздействии микрогравитации.

Иногда космонавтам приходилось даже бить себя по пальцам во имя науки. При помощи прибора «Альгометр» и термощупа они измеряли, как изменяется порог болевой чувствительности в невесомости. Они ударяли штырём по пальцу и прикладывали к руке горячий термощуп. А ещё космонавты участвовали в комплексном эксперименте «Нейроиммунитет», в котором изучается, как различные стрессы могут повлиять на работу иммунной системы. Пять месяцев Иванишин и Вагнер пытались запустить и отладить работу эксперимента «Сепарация». В итоге заработала установка для переработки урины в дистиллированную воду. «Сегодня поставили ведро с дистиллированной водой из системы регенерации воды из урины в систему регенерации воды из конденсата, которая уже эту воду переработает в питьевую. И вечером мы уже будем пить эту воду», – написал Вагнер.

7 июня Иван Вагнер поздравил всех иркутян. «Иркутск! С Днём рождения тебя! В эти выходные он празднует своё 359-летие. C искренними поздравлениями также присоединяется мой коллега Анатолий Иванишин, поскольку для него это родной город. «Наш город имеет богатое историческое прошлое, славные традиции, заметно меняется в лучшую сторону. Желаю нашему любимому городу дальнейшего развития и процветания, а всем его жителям – крепкого здоровья, счастья, славных дел и новых свершений», – передаю слова Анатолия».

В журнале Ивана появлялись космические снимки Байкала и Иркутска. Все материалы орбитальных экспериментов упакованы и летят сейчас вместе с космонавтами к Земле…

«Корабль на Земле!»

– Итак, два отсека корабля сгорели, – произносит Сергей Язев. – Остался центральный отсек с космонавтами, который покрыт специальным теплозащитным покрытием, на его днище – теплозащитный экран, и этим днищем вперёд корабль движется сейчас сквозь верхние слои атмосферы. Как раз сейчас корабль прошёл ситуацию, когда перегрузки на борту достигали 4-5 g, то есть вес каждого из космонавтов увеличился в 4-5 раз. Сейчас нет связи с кораблём, потому что стремительно спускающийся аппарат окружён облаком плазмы, которая не пропускает радиоволны. И тянутся томительные минуты ожидания в Центре управления полётами… Плотные слои атмосферы постепенно гасят скорость, нагрев на лобовой поверхности теплозащитного экрана достигает 1,5–3 тысяч градусов. Но скорость падает. Сейчас на часах 10 часов 40 минут, и должен выйти вытяжной парашют, а следом – огромный купол основного парашюта, площадь его – 1 тысяча квадратных метров. Это произойдёт примерно на высоте 10,5 километра. На парашюте корабль спускается со скоростью примерно 10-11 метров в секунду. Вы увидите, как сработают двигатели мягкой посадки, это нужно, чтобы погасить скорость при касании, поскольку удар бывает достаточно сильным. Далее корабль коснётся земли… Но нам остаётся ждать, пока Роскосмос не даёт трансляцию.

Проходят долгие минуты… «Итак, мы попытаемся включить прямую трансляцию Роскосмоса, – наконец объявляет Сергей Язев. – В Казахстане сейчас ранее утро. Сейчас 10.47, касание земли космическим аппаратом ожидается в 10.54. Сейчас на высоте примерно 5,5 километра должен быть отброшен теплозащитный экран под днищем спускаемого аппарата. Одновременно отключается блокировка двигателей мягкой посадки. Шесть двигателей устроены в днище спускаемого аппарата. Иногда гаммо-лучевой высотомер показывает буквально метр от поверхности Земли, и тогда срабатывают двигатели и дают импульс вертикально вверх, чтобы погасить посадочную скорость, которая достаточно велика – более 10 метров в секунду. Самый напряжённый момент – ожидание удара о поверхность…»

Мы видим на куполе планетария улыбающегося человека. Из студии Роскосмоса посадку комментирует лётчик-космонавт Олег Артемьев, участник двух экспедиций на МКС. Он трижды выходил в космос. Роскосмос запускает ролик об Артемьеве… Через несколько секунд ролик прерывается – пошла трансляция с места… Жёлтое утреннее небо в казахстанской степи, купол огромного парашюта… Крошечная точка под ним – спускаемый аппарат.

– Вы видите последние секунды полёта комического корабля «Союз МС-16», – включается Сергей Язев. – Рядом с куполом парашюта вертолёты… Всё идёт штатно.

Голос Язева всё равно выдаёт волнение. Проходит несколько тяжёлых, длинных секунд в молчании, и мы снова слышим комментатора: «Сейчас, вот сейчас… Мы должны увидеть, как сработают двигатели мягкой посадки возле самой земли». Мы замираем, кто-то пытается фотографировать, кто-то всматривается в крошечную точку на экране. Видно парашют, а её почти не видно. Трудно представить, что вот в этой точке – живые люди.

Космонавты уже получили команду «Приготовиться к посадке», зафиксировали себя жёстко, прекратили разговоры, чтобы не прикусить язык, не сломать зубы или не порвать лёгкое… Вспышка, облако пыли. «Всё!» – тихо говорит Сергей Язев. И через секунду уже уверенно и громко: «Корабль на земле!» Купол парашюта медленно опускается. Мы видим, как к месту начинают подлетать тёмные точки с вытянутыми хвостами, похожие на каких-то стрекоз. Это слетаются вертолёты. Они вместе с самолётами «вели» аппарат ещё в небе. Теперь и автомобили стремительно мчатся к месту посадки. К встрече космонавтов привлечено более 200 специалистов поисково-спасательных групп Центрального военного округа. В воздухе 12 вертолётов Ми-8, два самолёта А-26 и два самолёта Ан-12. На земле – более 20 единиц наземной автомобильной техники, в том числе шесть модернизированных поисково-эвакуационных машин ПМ-1 и ПМ-2 «Синяя птица». Спускается один вертолёт, второй, третий, каждый из 12 займёт строго своё место в 150–300 метрах от места посадки, окружив его. Первым сядет вертолёт с начальником команды технического обслуживания. В каждом вертолёте своя команда – техники, те, кто будет ограждать аппарат, медики, дозиметристы. После посадки включается 8-минутный таймер, и через 8 минут отстреливается крышка морской антенны, отлетающая на 25 метров (антенна необходима для передачи сигналов при приводнении). В это время опасно быть рядом с кораблем.

Камера, снимающая посадку, далеко, парашют погас, и мы уже не видим аппарат. В это время в студии Роскосмоса Олег Артемьев произносит: «Пока непонятно, как он стоит – вертикально или на боку. Это уже как повезёт, никогда нельзя угадать, как корабль сядет. У меня было два полёта, и я садился и вертикально, и на бок».

Первое лицо, которое увидит начальник службы техобслуживания, – лицо Иванишина, он сидит посередине. «Сегодня там Иван Терехов, начальник службы технического обслуживания. Вот Иван Терехов первым увидит лицо Толика», – говорит Олег Артемьев. Когда-то Иван встречал Анатолия во время парашютных тренировок, а теперь вот из космоса. Мы ждём много-много минут… И наконец видим лицо Кесседи. И я вспоминаю вопрос журналиста, прозвучавший 10 минутами ранее: «А что делают командир, бортинженер, когда приземляются?» «Радуются!» – ответил тогда Олег Артемьев. И правда, Кесседи улыбается, он счастлив. Мы пока не видим Вагнера и Иванишина… Корабль стоит прямо, теперь это видно хорошо. И мы понимаем, что Анатолий Иванишин и Иван Вагнер уже извлечены из аппарата.

«Первым эвакуируют командира, Толя уже снаружи», – говорит Артемьев. И наконец мы видим Ивана Вагнера, он в кресле-качалке – завёрнут в плед с надписью «Роскосмос». И вот камера на Анатолии Иванишине, он тоже в кресле-качалке, тоже в пледе и в шапочке. «Отлично выглядят, как будто и не летали никуда», – говорит Олег Артемьев. В креслах удобно переносить космонавтов в медицинскую палатку. У Анатолия Иванишина в руках спутниковый телефон – он звонит начальству с докладом, а потом может позвонить жене, сказать, что уже на земле. Вокруг космонавтов быстро работают врачи. Все, кто сейчас допущен к космонавтам, протестированы на коронавирус и обязательно в масках. Космонавтов переносят в надувную медицинскую палатку. «На самом деле целый конкурс устраивается, кто же понесёт космонавта», – говорит Артемьев. В палатке снимают скафандр, бельё, переодевают космонавтов, медики тестируют их и делают часть медицинских экспериментов прямо на посадке. А в это время техники достают из аппарата срочные грузы, нужные учёным.

Полёт окончен, космонавтов немедленно эвакуируют на вертолётах в казахстанский город Жезказган. А затем – спецбортом на аэродром Чкаловский. «Теперь им предстоит долгая реабилитация, – говорит Сергей Язев. – Для Анатолия Иванишина это был третья и самая длинная экспедиция в космос. В общей сложности он налетал 476 суток 2 часа 20 минут. Конечно, мы ждём его в Иркутске, чтобы он сам рассказал о третьем полёте».

Фото

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector