издательская группа
Восточно-Сибирская правда

«Нагрузки не пиковые, а запредельные»

Депутаты Законодательного Собрания назвали «очень тяжёлой» ситуацию с COVID-19

«Мне, как доктору и как педиатру, страшно: если мы сейчас школы откроем, где мы через две недели найдём койки для лечения бабушек, дедушек», – эти слова заместителя министра здравоохранения региона Елены Голенецкой прозвучали 13 ноября на оперативном штабе Законодательного Собрания по ковиду. Такое эмоциональное выступление было вызвано тем, что город Иркутск по-своему воспользовался предоставленным губернатором правом определять режимы учёбы школ. В столице Приангарья, где заболеваемость самая высокая по региону, решили открыть школы очно с 16 ноября. «Вам дали право решать, а вы подвергаете риску всю медицинскую систему», – заявил депутат Александр Гаськов. В результате руководство Иркутска пересмотрело своё решение и продлило дистанционное обучение в школах до 23 ноября. Депутаты настаивают: если очное обучение для 1-4 и выпускных классов начнётся со следующей недели, в каждом кабинете должен стоять рециркулятор, иначе мы получим новую волну заболевания.

Снова в первой десятке

– У нас в области зарегистрировано свыше 27 тысяч заболевших. И по этому показателю пока наш регион в первой десятке по стране, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – За последние сутки выявляется в районе 250–260 случаев инфицирования. По поручению президента Владимира Путина больные коронавирусом, лечащиеся амбулаторно, должны быть обеспечены бесплатными лекарствами. Неделю назад региональное правительство подписало соответствующие постановления, утверждены перечень лекарственных препаратов, а также положение о порядке предоставления медикаментов. Мы попросим, чтобы нам подробнее рассказали, как будет организован этот процесс в Иркутской области, чтобы через депутатов мы могли донести до наших территорий.

Александр Ведерников напомнил, что 5 ноября СПЭК рекомендовала учебным заведениям перейти на дистанционный формат. При этом муниципалитеты получили право самостоятельно выбирать форму обучения, исходя из эпидобстановки. На момент подготовки доклада на временное дистанционное обучение перешли школы в 12 муниципалитетах, в том числе в таких крупных городах, как Иркутск, Ангарск, Братск. «В наш адрес поступают вопросы от родителей со всей области, которые столкнулись с проблемами дистанционного обучения, – сказал Александр Ведерников. – И вопросы касаются не только среднего, но и дополнительного образования. Конечно, без дистанционного обучения сейчас не обойтись, когда среди педагогов так много заболевших и тех, кто находится на самоизоляции».

Губернатор Игорь Кобзев заявил о своём желании поучаствовать в оперштабе и лично обсудить те вопросы, которые возникли в связи с коронавирусом. «Резкий рост заболеваемости коронавирусной инфекцией привёл к беспрецедентной нагрузке на все звенья здравоохранения. Я даже скажу так: нагрузки не пиковые, а запредельные, – заявил губернатор. – К сожалению, всё это продолжает расти. Более 300 пациентов ежесуточно диагностируется с внебольничной пневмонией. Рекордное количество тяжёлых больных, которые требуют кислородной поддержки».

Количество больных уже перевалило за 10 тысяч, из них почти половина госпитализированы. Коечного фонда для ковидных остро не хватает. В середине марта 2020 года в Иркутской области была поставлена задача развернуть 1195 ковидных коек, потом их число увеличили до 2445. Сегодня в области 5354 ковидные койки. В ближайшее время появится ещё около 200 коек. В Ангарске на базе медсанчасти Федерального медико-биологического агентства будет открыт ковидный госпиталь на 100 койко-мест. К 200 уже готовящимся можно открыть ещё около 500 коек. Итого в области будет более 6 тысяч коек. До 15 декабря в сутки в Иркутской области будет делаться 16,5 тысячи тестов.

Губернатор признал, что, несмотря на привлечение студентов-медиков на работу в «скорой», проблемы остаются, и сейчас правительство работает над созданием телемедицинского центра, в котором врачи в возрасте 65+, находящиеся на самоизоляции, смогут консультировать. Эта работа также будет организована при активном участии волонтёров. Глава области настаивал на принятии регионального закона об обязательном масочном режиме. Он сослался на опыт Бурятии, где был введён масочный режим везде – на объектах экономики, площадках, участках. «Пожалуйста, вносите законопроект, Законодательное Собрание его рассмотрит», – сказал спикер ЗС Александр Ведерников.

«Официальная статистика – это надводная часть айсберга, это те пациенты, которые обратились к врачу, на которых было заполнено экстренное извещение, и оно ушло в Роспотребнадзор, – отметила заместитель председателя правительства Иркутской области Валентина Вобликова. – Мы прекрасно понимаем, что далеко не все пришли и протестировались. Для нас главное сейчас – сохранить жизни представителей старшего поколения и не обрушить систему здравоохранения. Нагрузка на персонал колоссальная. За три дня у нас 1099 внебольничных пневмоний». По словам Вобликовой, решением СПЭК каникулы в школах были начаты на неделю раньше, что обеспечило разрыв связей на один инкубационный период. Затем было решено рекомендовать оставить школьников на дистанте ещё на две недели, чтобы пройти второй инкубационный период. Вобликова пояснила, что, когда принималось решение отдать вопрос о дистанте в муниципалитеты, преследовалась цель дать возможность мэрам, у которых эпидобстановка нормальная, не вводить дистанционное обучение. «Я присутствовала в режиме видеоконференцсвязи на совещании минздрава. И я слышала крик души главных врачей, вы не представляете, они все говорили: «Как вы можете выпускать детей в школы?!» Они знают реальную ситуацию, знают, насколько она тяжела. И, вы знаете, у меня до сих пор вот тут ком стоит. Одномоментно вся область в режиме ВКС кричала. Это люди, которые знают реальную ситуацию, которые стоят у постели больного. И они уже на пределе».

– Мы понимаем, что во время эпидемиологических режимов санитарные власти являются определяющими, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – Но мы много раз говорили о том, что необходимо включить в работу СПЭК двух наших депутатов – Александра Гаськова и Артёма Лобкова, председателя комитета по здравоохранению и его заместителя. Мы не дождались этого в течение нескольких месяцев. И теперь будет подписано письмо губернатору о включении наших коллег, чтобы мы понимали эту боль от первоисточника. И тогда наши коллеги более подробно будут доносить и нам эту информацию, потому что мы за рамками этого обсуждения остаёмся.

Нет теста – нет бесплатного лекарства

Депутатов волновало, каким образом амбулаторные больные будут получать бесплатные лекарства, обещанные президентом Путиным. Как оказалось, нет визита врача, нет теста – нет никаких лекарств. «На обеспечение бесплатными лекарствами амбулаторных больных выделено Федерацией 89,9 миллиона рублей», – сообщила заместитель министра здравоохранения Анна Данилова. Препараты в регион должны прийти с 16 по 20 ноября, однако больные их получат только после того, как врач выпишет рецепт. Не секрет, что дождаться врача на дом и получить тесты могут немногие. Развозить лекарства планируют в течение суток после выписки рецепта, но тоже силами волонтёров. «Как я понимаю, для обеспечения лекарствами необходимо будет иметь положительный тест на ковид, – сказала вице-спикер ЗС Ольга Носенко. – Как это будет организовано, кто будет брать тест, куда идти больному, как он будет знать, болеет он или нет?» «Это как в присказке: «Ты где живешь?» – «Нигде». – «А ты?» – «А я у него на квартире», – заметил спикер ЗС Александр Ведерников. – То есть получается, что долгий срок получения этого теста оттягивает право на получение амбулаторного лечения по этой бесплатной схеме. Как синхронизировать эти события?» Анна Данилова выразила надежду, что проблема «постепенно должна уйти», как только увеличится количество тестов.

«89,9 миллиона рублей – этого достаточно для Иркутской области?» – спросил вице-спикер Кузьма Алдаров. «Конечно, недостаточно», – сказала Данилова и сообщила, что в Минздрав РФ подготовлены от области какие-то «письма». Кузьма Алдаров был обеспокоен, как эта помощь будет организована на селе, где нет волонтёрского движения, не везде есть аптеки. Как пояснили в минздраве, схему каждая территория «определяет сама». Депутат Евгений Сарсенбаев предложил рассмотреть возможность организации схемы в «одно окно»: там, где люди получили положительный тест на ковид, сделать кабинет врача, который это лекарство сможет оперативно выписать и выдать. Он считает, что в отдалённые территории необходимо направлять мобильные группы по забору мазков на ковид и выдаче бесплатных препаратов для лечения.

Депутат Александр Гаськов предложил перед тем, как увеличивать количество тестов до 16,5 тысячи, рассчитаться за тесты с пятью лабораториями. По его сведениям, долги областного бюджета за тестирования превышают 62 млн рублей. На расширение тестирования будет необходимо не менее 150 млн рублей, а вот есть ли они в областном бюджете – вопрос. Гаськов считает, что не надо строить наполеоновские планы насчёт бесплатных лекарств для всех, а хотя бы обеспечить лекарствами тех, кто выписывается из стационаров без второго теста на ковид и идёт на амбулаторное лечение. Других людей лекарствами «закрыть» просто не получится. Он спросил, просчитана ли в областном бюджете сумма на логистику по доставке лекарств пациентам, лечащимся на дому. Чиновники объяснили, что контракт заключён на 1,5 млн рублей пока на те лекарства, что дала Федерация.

Замершая беременность подождёт

Депутаты рассказали, как выглядит ситуация со стороны пациентов. Это было просто: люди лично не могли вызвать «скорую», а если вызвали – дождаться. «Человеку нужна помощь, он звонит на «горячую линию» и просит, чтобы срочно приехала «скорая», с той стороны отвечают: «Извините, вы ждёте ещё очень мало и подождёте ещё. Люди ждут сутками, а вы всего лишь сорок минут, час», – рассказала депутат Галина Кудрявцева. – Наверное, вот этот человеческий фактор тоже имеет очень большое значение. Как занята сегодня «скорая помощь»? Многие «скорые» просто перевозят больных и часами ждут, когда этого больного либо примут, либо проведут КТ. Может, эту «скорую помощь» использовать в другом назначении? А не просто так – перевезти в виде такси? Мы сегодня говорим о коечном фонде по коронавирусу, при этом совершенно забываем о тех людях, у которых есть узкие заболевания. Куда сегодня больным этого уровня обращаться? Буквально перед тем, как я поехала на штаб, мне позвонили из Максимовщины, Иркутский район. Девушка – 33 года, замершая беременность, 10 дней она уже ждёт помощи, и этой помощи нет. Восьмой стационар в Ново-Ленино отказывает, потому что у неё нет результатов теста на ковид».

Александр Гаськов рассказал, что в Братске, к примеру, в третьей городской больнице, где сосредоточены больные пневмонией, нет МСКТ, во второй больнице с сентября КТ не работает. Пациенты ездят за 60 км на КТ, сидят в автобусе, в коридоре целый день, пока всех не обследуют. Заммнистра здравоохранения Елена Голенецкая заявила, что маршрутизация в Братске изменена, чтобы не было таких больших переездов, с введением госпиталя РУСАЛа будут действовать пять томографов на город, поэтому в третьей больнице он не планируется. Однако депутат от Братска Георгий Любенков напомнил, насколько велики расстояния в Братске от одного конца города до другого, и назвал вопрос установки КТ в поликлинике № 3 «архиважным».

Александр Гаськов напомнил о своём заявлении на прошлом оперштабе. Тогда он сказал о необходимости открытия военного ковидного госпиталя в Сибэкспоцентре. Губернатор Игорь Кобзев, отвечая на это предложение, призвал просчитать все риски и заявил о дефиците кадров и оборудования. Гаськов напомнил, что предлагал пригласить в Иркутск именно военных медиков со своим персоналом и оборудованием. «У нас всего 19,5 тысячи коек в области, сегодня заняли почти 6 тысяч, а надо было создавать плюсом, – сказал депутат. – Отсюда все проблемы будут с онкологией, со всем остальным».

Галина Кудрявцева призвала обратить внимание на студентов, которые живут в переполненных общежитиях. Когда дети заболевают ковидом, их перемещают в изолятор, но возможности изоляторов не бесконечны. «Скорые» не приезжают. На звонки не реагируют. Она рассказала, что часто к ней обращаются семьи, где мать и отец болеют коронавирусом, а у них годовалые дети. «Во все времена говорили, что особое внимание маленьким деткам и беременным женщинам. И что сегодня? Извините за эмоциональность, но, когда я вижу всё это, у меня всё внутри кипит», – сказала Кудрявцева. Валентина Вобликова признала, что работа «скорой» была парализована, и самая тяжёлая ситуация – в Иркутске. По девушке с замершей беременностью она пообещала разрешить ситуацию, однако признала, что работа в «ручном режиме» – совершенно неправильная.

«Количество койко-мест у нас выросло в 5 раз, а насколько госпитали обеспечены сейчас санитарками, которые ухаживают за больными? – спросил депутат Евгений Сарсенбаев. – Может быть, объявить мобилизацию граждан, отработать этот вопрос с минтруда?» Анна Данилова не смогла ответить на вопрос о дефиците санитаров. «Я надеюсь, что на следующем оперативном штабе мы услышим, как начал работать проект телемедицины, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – Никто не должен идти за результатом анализа на ковид. Мы должны 80% лёгкой и средней формы увести на дистанцию, в телемедицину. И сейчас на этом нужно сосредоточиться, потому что в противном случае простое увеличение тестирования перегрузит уже и без того перегруженную систему здравоохранения.

Там «скорая помощь» вены себе вскрывать скоро начнёт. Здесь нужен комплекс мер, в том числе с единым централизованным колл-центром, телемедициной. И мы на следующем депутатском штабе обязательно заслушаем этот вопрос. И очень хотелось бы заслушать не минздрав. Это не он должен координировать проект телемедицины».

Как сообщила депутат Ольга Безродных, больницы некрупных муниципалитетов могут принимать больных средней тяжести, но вынуждены лечить и тяжёлых больных, поскольку больницы Ангарска и Иркутска переполнены. Пациенты попадают в реанимацию, и нужно как-то включать их в структуру ковидных госпиталей. Депутат предложила развернуть в отдалённых территориях центры ПЦР-диагностики. Анна Данилова ответила, что все вопросы «отрабатываются» минздравом. Как заявляли и представители районов, и областные депутаты, большие затраты несут поликлиники на ГСМ, когда нужно доставлять пробы в Иркутск. Заместитель министра здравоохранения Елена Голенецкая парировала: значительного увеличения затрат на проезд между территориями не произошло, по мнению минздрава. А вот открытие центров ПЦР-диагностики в отдалённых территориях затруднительно, потому что такие лаборатории требуют спецпомещений и допуска на работу с патогенными микроорганизмами. Пока новые лаборатории откроются только в Братске и Иркутском районе.

Депутат Наталья Дикусарова вернулась к проблеме нехватки медиков в отдалённых территориях. В Чунском районе нет фельдшеров в трёх ФАПах. В Червянку, что в 400 км от районного центра, всё-таки направлен врач, который будет работать там несколько недель. «Но через несколько недель он оттуда уедет, и я не уверена, что к этому времени у нас закончится ситуация с ковидом и не будет необходимости оказывать помощь», – заявила депутат. В шести ФАПах Тайшетского района нет медработников, работают привлечённые медики наездами. «Я прошу вас вернуться системно к этому вопросу и обеспечить любыми механизмами наличие там фельдшеров хотя бы несколько дней в неделю», – сказала депутат. В Тайшетском районе есть специальное медучилище, есть студенты старших курсов, которые могли бы работать. Но нужны управленческие решения для запуска «пилота», заявила депутат.

«Мы обезглавим медицину вообще»

Вопрос дистанционного обучения был самым тяжёлым. Решение губернатора отдать муниципалитетам право определять, как дети ходят в школу, встретило непонимание депутатов-медиков. Однако были и сомневающиеся: зачем закрывать детей там, где не болеют серьёзно?

«Какова всё-таки заболеваемость детей до 18 лет в разрезе летних каникул и первой четверти учебного года? – спросил председатель Думы Слюдянки Александр Тимофеев. – Мы же не скрываем, что дети, находясь на удалёнке, всё равно общаются и встречаются». Как ответила Елена Голенецкая, 75% детей, у которых был обнаружен ковид летом, болели бессимптомно. Сейчас детей с симптомами стало больше. «Что мы увидели, когда дети пошли в школу? У нас появилось колоссальное количество семейных очагов инфекции. И те доктора, которые не болели летом, пока дети были дома, не в коллективе, сейчас болеют, – сказала Голенецкая. – 50% фактически медицинского состава. И они болеют, не заразившись в больнице, они болеют в семейных очагах контакта. В школе вы явно не видите, что дети болеют, но они несут инфекцию своему старшему поколению домой». Как сообщила Голенецкая, в регионе зафиксирован первый случай смерти ребёнка от тяжёлой коронавирусной инфекции. 16-летняя девочка, несмотря на поддерживающую терапию, имела тяжёлое хроническое заболевание, которое осложнил ковид. Спасти её не удалось.

«Я прошу очень взвешенно относиться к открытию школ, – заявила Голенецкая. – Мне, как доктору и как педиатру, страшно: если мы сейчас всё откроем, где мы через две недели найдём койки для лечения бабушек, дедушек и старшего поколения? А для старшего поколения вирус смертельно опасен». «Откроем школы, у нас будет очередное массовое заболевание, – добавила Анна Данилова. – Уже сегодня все поликлиники атакованы пациентами, потому что требуют справки как от детей, так и от педагогов. По накопленным тестам. У нас просто произойдёт с 16 ноября коллапс по всей области, и в городе Иркутске в частности. Давайте всеобщими силами примем какие-то решения, потому что мы обезглавим медицину вообще».

«Извините меня, но давать мэрам добро открывать или не открывать школы – это просто фантастика. Есть Роспотребнадзор, есть медицинские учреждения. Так мы всю медицину кончим, – сказал председатель комитета по здравоохранению Александр Гаськов. – Никаких школ не должно быть открытых! Единственное, 1–4 классы, где питание и где можно изолировать детей. И 9–11. Иркутск горит! Отмените решение. Это полномочия СПЭК». Однако у руководства Иркутска были иные взгляды на ситуацию. Выступавший на оперативном штабе заместитель мэра города Виталий Барышников привёл развёрнутую аргументацию за то, что школьники Иркутска могут с 16 ноября выйти на очную учёбу.

«Чистота эксперимента будет налицо, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – Сегодня нам Валентина Вобликова, руководитель СПЭК, сказала, что есть лёгкие, очень незначительные пока признаки стабилизации роста числа выявленных инфицированных. И вот мы проведём этот эксперимент. Ничего не меняется, но с 16 ноября вы открываете школы. Нам всем легко будет понять 2-3 декабря по статистике обследованных в Иркутске стоимость этого решения в человеческих заболеваниях».

– Вы хорошо говорили про школьные классы, а вы знаете, сколько по каждой больнице в Иркутске коечный фонд? – спросил Александр Гаськов. – Вам дали права решать, а вы подвергаете риску всю систему. Вся область работает на Иркутск, потому что самая серьёзная ситуация здесь, в Иркутске.

«Не только из-за пайков»

Ситуация с Иркутском разрешилась поздно вечером. Мэр Руслан Болотов согласился с доводами медиков и СПЭК и продлил режим дистанционного обучения до 23 ноября. Как сообщила на оперштабе заместитель министра образования региона Наталья Черных, сегодня из 885 школ области 276 работают очно, 387 дистанционно, 213 смешанно. На 12 ноября ковид был подтверждён у 116 школьников и 12 учителей, контактные – 436 школьников и 58 учителей. Сейчас в 8 муниципалитетах школы принимают учеников очно. Такое решение принято в Балаганском, Киренском, Мамско-Чуйском, Катангском, Тайшетском, Тулунском, Усть-Удинском районах и в Свирске. 12 муниципалитетов приняли решение о дистанционке, в 22-х – смешанные формы. Дистант вводят крупные города, где серьёзная эпидситуация, например Иркутск, Ангарск, Братск. Однако уже к 23 ноября придётся принимать ещё одно решение. А болеть учителя и дети не перестали.

– У меня очень большие сомнения по статистике, которую вы представили: 12 педагогов и 116 детей болеют ковидом, – сказала депутат Ольга Безродных. – По детям не скажу, по педагогам очень большие сомнения. Я не верю, что на 12 ноября у нас болеют только 12 педагогов. Я разговаривала сегодня с Зимой, у них 8 с ковидом, 40 болеют. По Саянску – 67 на больничном. Зима занимается дистанционно полностью, а Саянск на смешанном обучении. Прошу навести порядок в статистике. И ещё одно – педагоги просто уже вопят от смешанного обучения, потому что они работают в круглосуточном режиме. Обратите на это внимание!

Несмотря на огромный ком проблем, по мнению минобразования, в 1–4 классах с 23 ноября возможно очное обучение. Точно такой же формат можно применить в 9, 11 классах. Замминистра образования Наталья Черных объяснила это заботой о детях «началки» и выпускных классов и их родителях. В отличие от весны, когда родители были вместе с детьми на карантине, помогали им учиться, готовили еду, сейчас все находятся на работе. «Мы говорим о том, что рекомендуем, чтобы 1–4 классы обучались очно, получали полноценное горячее питание, были под присмотром», – сказала чиновница. Главное слово тут – питание. Вероятно, именно освоение денег на горячее питание занимает сейчас умы чиновников больше всего. По федеральному закону нельзя выдать это питание в виде сухпайков, поэтому, пока дети «началки» не ходят в школы, деньги не осваиваются, что будет означать их возврат в федеральный бюджет. А губернатор 10 ноября заявил, что чиновники будут наказаны за неосвоение денег по нацпроектам. Как заявил депутат Артём Лобков, не решён пока вопрос, как будут в случае дистанта получать питание малообеспеченные и многодетные семьи. Ведь дети 1–4 классов все полностью лишены питания на дистанте, даже те, кто из многодетных семей или семей с низким доходом. А это нарушает региональный закон в отношении данных детей. Этот клубок противоречий вокруг тарелки с сосиской, похоже, вынуждает чиновников говорить о том, что легче выпустить «началку» на очное обучение, чем думать, куда девать деньги на питание и как не обойти пайками нуждающихся. «Когда мы говорим о рассмотрении возможности, чтобы 1–4 классы учились очно, это не только из-за пайков, но ещё и из-за качества образования», – попыталась сгладить ситуацию Наталья Черных.

Если дети выйдут на учёбу 23 ноября, учителей, похоже, ждёт ужесточение санитарных мер. Минобразования предлагает заставить их носить маски везде в школе. Однако это касается только «началки» и выпускных классов, остальных ждёт дистант. И тут минобразования заявило, что с весны отработаны «лучшие методики» и процесс пойдёт отлично. «Наша задача как депутатов, в том числе и местных Дум, – проследить, все ли эти прекрасные наработки реализуются, – сказал спикер ЗС Александр Ведерников. – Чтобы у нас в министерстве образования не распространился новый вирус – «рапортовит-20», когда триумфальные рапорты будут жить только на бумаге. Идеи действительно интересные. Если от нас нужна помощь в осуществлении этих идей, вносите инициативы, мы будем поддерживать».

Депутат Ирина Синцова заявила, что депутаты готовы поддержать начинания минобразования по повышению качества дистанта, чтобы «ограничения стали точками роста». Однако она напомнила, что не во всех классах школ есть рециркуляторы, а если мы готовимся часть детей выпустить очно, то они должны быть везде. «Меня поразил Бодайбинский район: все классы во всех школах имеют рециркуляторы, – сказала депутат. – Я обзванивала другие северные территории, есть школы, где вообще нет таких приборов». Синцова напомнила, что уже с первой волны нужно было выработать норматив учебной нагрузки, поскольку дети не должны целый день проводить или за компьютером, или за домашним заданием. Кроме того, на дистанте в разы увеличивается нагрузка на учителей, а вот их зарплаты не растут. Наталья Черных сообщила, что по нормам, выпущенным Роспотребнадзором 30 июня 2020 года, нет требования об обязательном наличии рециркулятора в каждом классе. А по области не хватает в целом 2183 рециркуляторов.

«Мы для того и проводим депутатский штаб, чтобы использовать всю нашу большую депутатскую армию, 4,5 тысячи человек, чтобы разъяснить жителям, что происходит, – резюмировал спикер ЗС Александр Ведерников. – Скажу честно, ничего не понял про пайки. У вас хорошая мысль была, чтобы включить депутатов в свою работу, тогда и наши парламентарии смогут донести до нас, что же происходит с пайками и горячим питанием. И ещё – там, где собираются открывать 1–4 классы, нужно изыскать средства и открывать классы только при наличии рециркулятора. Это должно быть какой-то рекомендацией СПЭК, в противном случае у нас будет очередной всплеск заболеваемости».

Читайте также
Фоторепортажи
Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector