издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Создается компания "Бастующий нефтяник"

Создается
компания "Бастующий нефтяник"

Игорь Лаптев,
Москва

Рекогносцировка

Осенью
прошлого года правительство
объявило о разработке планов
укрупнения нефтяных компаний. В
качестве варианта было объявлено о
возможном объединении тех
компаний, в которых государство
имело контрольный пакет акций.
Кандидатами на вхождение в состав
новой Национальной нефтяной
компании (ННК) были названы —
"Роснефть", "Славнефть" и
"Онако". Тот факт, что в
свойственной себе манере
правительство объявило не о
готовом проработанном решении, а
лишь о намерениях рассмотреть
планы создания ННК, стал сигналом
для многих заинтересованных
структур и персон к началу
масштабной лоббистской
деятельности по продвижению своих
интересов. При этом сразу
развернулось несколько
"фронтов" борьбы за принятие
нужных решений.

Первый фронт
развернулся в самом правительстве:
возникли трения между главой
Минтопэнерго С.Генераловым и
вице-премьером Булгаком за
авторство идеи (а следовательно, и
за окончательное определение
механизмов ее осуществления).

Второй фронт
был открыт частными нефтяными
компаниями, которые попытались
использовать ситуацию для нового
передела рынка. "ЛУКойл" и
"Юкос" сразу объявили о
целесообразности укрупнения
нефтяной отрасли, но лишь в виде
присоединения к частным нефтяным
холдингам некоторых
государственных компаний в
качестве "довеска". Так,
"ЛУКойл" заявил о своей
заинтересованности в
"Славнефти", а "Юкос"
сразу положил глаз на "Онако".
Не осталась в стороне и
"Тюменская нефтяная компания",
которая также заявила о своих
претензиях на "Славнефть", и
уже получила в ответ предложение
правительства (озвученное тем же
Булгаком) о вхождении в состав ННК
на равных с "Роснефтью",
"Славнефтью" и "Онако"
основаниях.

Третий фронт
еще только начинает формироваться
— губернаторы, пытавшиеся
установить собственный контроль за
нефтяными предприятиями на своей
территории, справедливо усмотрели
в планах интеграции угрозу своим
интересам. Так, оренбургский
губернатор вполне может утратить
контроль за "Онако", все до
единого предприятия которой
расположены на территории его
области. Власти Тюменской области
имеют также основания для
беспокойства, так как отдельные
предприятия "Роснефти" и
"Славнефти" добывают нефть на
"их" территории. К тому же
регионы, в которых созданы огромные
мощности по нефтепереработке, но
отсутствует своя нефть (Иркутская
область) или ее недостаточно для
полной загрузки (Ярославская
область) начали активную борьбу за
гарантии своих интересов в будущей
ННК.

Несмотря на
то, что "Роснефть",
"Славнефть" и "Онако"
контролируются государством, все
они (за исключением "Роснефти")
имеют и сторонних акционеров. В
случае объединения компаний
возникнет практически
неразрешимая проблема определения
коэффициентов обмена акций, и
правительство получит сполна всю
головную боль с протестами
акционерных меньшинств.

Очевидно,
что, озвучив планы создания ННК до
момента точного определения
механизмов объединения,
правительство создало ситуацию,
чреватую многочисленными
конфликтами между всеми
заинтересованными сторонами.
Осознав это, правительство затеяло
"перестройку на марше",
предлагая все новые
экстравагантные решения. Так, для
удовлетворения претензий
губернатора Иркутской области было
объявлено о возможном включении в
состав ННК "Ангарской
нефтехимической компании"
(входит в "Сиданко") при
сохранении акционерного контроля
за ней со стороны "Сиданко". С
целью успокоить акционеров
"Сибнефти" (Березовский) было
объявлено о возможном вхождении в
состав ННК компании
"Востсибнефтегаз" (дочернее
предприятие "Сибнефть").
Однако правительство, решая одни
проблемы, порождает новые. Причины
не только в том, что рабочему
процессу обсуждения планов
интеграции нефтяной отрасли была
придана неуместная публичность.
Главное — в самом правительстве нет
единства по поводу того, а зачем все
это надо?

Концепция:
продразверстка

До кризиса
правительство не замечало проблем
нефтяной отрасли: слабая
техническая оснащенность, большая
доля социальных расходов, налоги,
порой превышающие 100-процентную
прибыль, недостаток внутренних
инвестиций — все это проходило мимо
внимания всех кабинетов от Гайдара
до Кириенко. Компании платили
налоги, занимая кредиты на Западе,
применяя различные зачетные и
вексельные схемы. Правительство же
порой забывало оплатить поставки
нефтепродуктов по "Северному
завозу" и бюджетникам (в первую
очередь Минобороны). А зачетные,
вексельные, бартерные схемы
расчетов постепенно порождали
проблемы с поставками
нефтепродуктов в регионы (главным
образом удаленные — типа Приморье,
Камчатка и Хабаровский край).
Следует подчеркнуть: нехватка
топлива в энергосистемах этих
регионов представляла собой не
дефицит нефтепродуктов, а
отсутствие платежеспособного
спроса. Правительство
"нагибало" нефтяные компании и
заставляло их отгружать
нефтепродукты, обещая расплатиться
потом.

Пока цена на
нефть на мировом рынке была
высокой, компании могли
компенсировать убытки от такого
общения с государством за счет
экспорта. Однако после
катастрофического падения цен у
компаний не осталось иного способа
привлечения денег, кроме как
кредитные заимствования. Оплата по
кредитам осуществлялась
поставками нефти, и в результате —
большая часть российской
экспортной нефти оказалась уже в
залоге. После 17 августа нефтяные
компании фактически утратили и
возможность привлечения кредитов.

Таким
образом, нефтяные компании
утратили способность
компенсировать убытки от поставок
нефти для государственных нужд. Но
потребность государства в
обеспечении отраслей и регионов
необходимыми поставками нефти
осталась. Именно стремление
государства и впредь обеспечивать
нефтепродуктами регионы и
бюджетные организации сподвигла
представителей власти заявить о
том, что налоговые и прочие сборы с
ННК будут осуществляться в
натуральной форме, то есть
поставками нефти. По сути речь идет
о введении продразверстки.

Минус
налицо, плюс — неочевиден

Кроме того,
правительство заявило о том, что
ННК будет реализовывать
невостребованную государством
нефть по ценам ниже среднерыночных.
Если учесть то, что частные
нефтяные компании продают нефть на
внутреннем рынке фактически с
нулевой рентабельностью, следует
предположить, что ННК будет
торговать себе в убыток. Вольно или
невольно, правительство создает в
нефтяной отрасли механизмы
регулирования, присущие заведомо
убыточной отрасли. Уже сейчас можно
с уверенностью говорить о том, что
правительство, реализуя план
создания госкомпании, которая
будет платить налоги нефтью, не
сможет решить ни одной из проблем.
Угольная отрасль как раз
функционирует по этим принципам:
есть концерн "Росуголь",
государственное регулирование цен,
минимум расчетов в денежной форме,
бартер и, как следствие — воровство,
социальное напряжение и прочие
прелести.

Минусы
создания "Национальной нефтяной
компании" налицо, плюсы —
неочевидны. Правительство не может
не замечать этого, однако с
упорством продолжает настаивать на
необходимости создания ННК.
Возникает вопрос — почему? Есть
несколько объяснений:

правительство
последовательно реализует свой
план внедрения элементов дирижизма
в экономику, решив начать с
нефтяной отрасли;

правительство
опасаясь, что частные нефтяные
компании физически не смогут
удовлетворить запросы государства
без риска ликвидации их бизнеса,
пытается таким образом
подготовиться к новому
отопительному сезону;

правительство
хочет как лучше, а получается как
всегда.

Существуют и
банальные версии: отдельные члены
правительства не уверены в своем
будущем и пытаются создать
"запасной аэродром" на случай
отставки; отдельные члены
правительства созданием ННК
лоббируют интересы коммерческих
структур, заинтересованных в
обслуживании товарно-денежных
потоков ННК.

Оппоненты
созданию ННК полагают, что лучшим
способом укрупнения нефтяной
отрасли стала бы последовательная
реструктуризация подконтрольных
государству нефтяных компаний с
тем, чтобы, придав им мало-мальски
товарный вид, можно было попытаться
продать их подороже. С ними трудно
спорить — кризис 17 августа
окончательно похоронил все надежды
на внутренние инвестиции, и теперь
у ТЭКа (как впрочем и большинства
отраслей экономики) есть
единственный выход — поиск
стратегических зарубежных
инвесторов. Но пока оппоненты в
меньшинстве, и идея создания ННК
"овладевает массами". Так что у
страны появилась реальная
перспектива в будущем
познакомиться с новым
социально-политическим явлением —
в добавление к бастующим шахтерам
получить и бастующих нефтяников.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер