издательская группа
Восточно-Сибирская правда
прослушать

"В наши времена волшебников не так уж много"


наши времена волшебников не так уж
много"
(О спектакле
Иркутского ТЮЗа "Руслан и
Людмила")

Надежда
ТЕНДИТНИК, профессор
госуниверситета

Спектакль
Иркутского областного театра юного
зрителя имени А. Вампилова
"Руслан и Людмила", премьера
которого состоялась 23 апреля 1999
года, стал радостным, редким по
нынешним временам событием как для
коллектива, так и для зрителя. Давно
не приходилось видеть в зале, где
большинство составляли дети
дошкольного и школьного возраста,
восторг неподдельный и искренний,
слышать заинтересованную тишину,
внимание к пушкинскому тексту,
ликующие возгласы по поводу
загадочных, ярких, фантастических и
сказочных героев. Определение
жанра постановки
"музыкально-поэтическая
феерия" не просто точно,
оправданно, но и обращено к вкусам и
увлечениям молодых, немалую любовь
отдающих музыке, танцам, пению.
Обилие всего этого — зрелищного и
яркого — вместе с тем и не дань моде,
а неизбежный в сказочном сюжете
материал, преображающий поэму в
драматургическое действо.

Режиссер-постановщик
Виктор Токарев проделал большую
работу по созданию для театра ряда
инсценировок: "Сказка о царе
Салтане", "Сказка о мертвой
царевне" А. Пушкина, "Каменный
цветок" П. Бажова, "Маугли" Р.
Киплинга и других. В. Токаревым были
написаны инсценировки о святых
Православной церкви Серафиме
Саровском, Ксении Петербургской,
Иннокентии Кульчицком.

Новый
сценарий по поэме А. Пушкина
"Руслан и Людмила", как и
предшествующие, выполнен с особой
тщательностью, с трепетным
отношением к тексту великого поэта
и изобретательностью в его
трактовке.

Можно смело
сказать о том, как важен в режиссере
талант сценариста и постановщика.
В. Токарев им владеет уверенно.

Образ
повествователя в поэме легко
преобразился в Пушкина,
представившего зрителям
"преданья старины глубокой",
ее "чудеса", "неведомые
дорожки", "невиданных
зверей". Появляясь в ключевых
моментах действия в паре с Котом
ученым, Пушкин как действующее лицо
продвигает ход событий,
притормаживает их в нужных местах,
объясняет зрителю, каковы на самом
деле муки творческого труда,
особенно когда приходится обличать
зло, какова истинная тревога за
судьбу героев, какие в ней
заключены терзанья сердца их
создателя.

Исполнителю
роли Пушкина Рустаму
Мухамедьярову, известному зрителю
многими талантливыми актерскими
работами, досталась нелегкая
задача — быть убедительным не
только внешне, но и по духовной сути
и величию. А еще и динамика
сценического действия требует
разнообразия приемов его появления
в зале. В этих случаях иногда
приглушается смысл того, что герой
вещает, с этим теряется величие
образа и он становится простоват и
суетлив, поэтому нужна еще
ювелирная отделка деталей: больше
изящества в осанке, в искренности
исповеданий при всей простоте
общения со зрителем. Артист Игорь
Бялоус в роли Кота ученого помогает
партнеру в переключении мотивов
спектакля, в создании легких
ироничных красок в веселом
представлении. Он — Кот — придуман в
спектакле остроумно, и замысел
режиссера воплощен убедительно.

В спектакле
немало усилий потребовалось для
переключения повествовательной
структуры поэмы в драматургию.
Монологи героев Пушкина, не меняя
тона и сути поэмы, вложены в уста
Финна, Наины и других действующих
лиц — Руслана, Людмилы, князя
Владимира, Рогдая, Ратмира, Фарлафа,
Головы, Пастушки — с помощью тонких
и точных режиссерских корректур.
Они почти незаметны, но создают
прочное и естественное единство
сценического действия.

В спектакле
существенную роль играет включение
хора артистов ТЮЗа, Театра
пилигримов, студентов театрального
училища. Хоровое исполнение звучит
мощно и демонстрирует высокую
культуру. Оно огранично врастает в
ситуацию глубокой старины. Над всем
этим основательно потрудились
авторы музыкальной композиции
Владимир Соколов и Сергей
Маркидонов и хормейстер Ольга
Чиркова. На фоне красочного
оформления сцены
художником-постановщиком Андреем
Штепиным хоровое пение возвышает
зрелище и возносит душу в
благодарном чувстве. "Дела давно
минувших дней" приближаются к
зрителю, как своей светлой и
благородной чистотой, так и
масштабами всепроникающей энергии
зла, которые, как писал И. Ильин, в
иные эпохи становится всесильным,
занимает видное место в
пространстве жизни и не встречает
должного отпора. А
"сопротивление злу силою"
всегда неизбежно.

В спектакле
это уродство мира воплощено в
образе Наины, Лешего, Кащея, Бабы
Яги и своры бесов, невиданных
зверей.

Большой
удачей спектакля стала игра
заслуженной артистки РФ Людмилы
Стрижовой в роли Наины. Актриса,
воплощая в образе величественность
порока, всесилие зла, передает и его
живую плоть, злобу, мстительность,
прорывающуюся адским смехом, и
обреченность.

Кажется, нет
предела коварству и всесилию
темных сил, их изворотливости и
жестокости, и все-таки зло
отступает при первом серьезном
сопротивлении. Л. Стрижова передает
его смятение не менее
темпераментно, чем адское
торжество. И это очень важно,
особенно для детей, которым русское
искусство, литература и народное
творчество всегда дарили счастье
осознания того, что мир держится
добром.

Достойным
партнером Л. Стрижовой предстал в
спектакле добрый, проницательный,
наделенный силою предвидения Финн
в исполнении заслуженного артиста
РФ Валерия Елисеева. Актер
искренен, органичен и свободно,
плавно переключает события в русло
реально случившегося с ним:
надежды, поражения, разочарования
жизненны и убедительны.

Благодаря
талантливым исполнителям
фантастический, сказочный характер
пушкинского текста не теряет
реальной почвы.

Несколько
сложнее достичь объемности
характеров исполнителям ролей
"трех соперников Руслана" —
угрюмого Рогдая (арт. Николай
Кабаков), "крикуна надменного"
Фарлафа (арт. Андрей Винокуров),
старания исполнителя разоблачить
своего героя заметны и убедительны;
образ хазарского хана Ратмира, все
променявшего на любовные утехи и
покой (арт. Александр Измайлов),
запоминается своей страстностью. В
тексте пушкинской поэмы им
отведено малое место, и ярко
обозначить индивидуальные черты
каждого — задача сложная, но
необходимая. Что же касается Головы
(артисты Владимир Привалов и
Николай Кабаков), то и актерские
голоса, и сопутствующие им
сценические эффекты просто
завораживают зрителя тайной,
неожиданностью и живым
человеческим переживанием.

Образы
Руслана (арт. Михаил Шлепоченко) и
Людмилы (арт. Валентина Прадун)
обаятельны, несут в себе чистоту и
убедительность чувств, но здесь
особенно нелишними могут стать
индивидуальные сценические краски,
подсказанные самим автором поэмы.

Динамика
сценического действия, его яркая
зрелищность, музыка великих
композиторов Глинки и Глюка,
покоряющий чистотой пушкинский
текст возвращают нынешнему
непростому юному зрителю,
отлученному от истинно
прекрасного, многое из
сокровищницы классического
искусства. Как показала реакция
зрительного зала на спектакль,
нашего юного зрителя еще можно
отвлечь от дешевых развлечений,
образовать его как существо
духовное. Театр сделал для этого
многое, лучше сказать, все
возможное. Уверена, что спектаклю
суждена долгая и счастливая жизнь.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector