издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Воеводе в прегрешении не быть...

Воеводе
в прегрешении не быть…

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

В
сторожевой башне Илимского
острога, в самом центре
архитектурно-этнографического
музея "Тальцы", разместилась
небольшая выставка — бронзовые
нательные крестики, изъеденное
землей и временем оружие, домашняя
утварь. Все это нашли археологи во
время раскопок в Албазине, городке
в Сковородинском районе Амурской
области. Здесь в 17 веке стоял
русский острог Албазин.

Весной 1649
года Ерофей Хабаров вывел свой
отряд из 70 охочих людей через
ворота сторожевой башни Илимского
острога и повел его на Восток — для
покорения русскому царю новой
Даурской земли. Экспедицию эту
промышленный человек Хабаров
снарядил, с соизволения якутского
воеводы Франсбекова, за
собственный счет.

Казакам
понадобилось две зимы, чтобы дойти
до Амура. Здесь они столкнулись с
коренными жителями — даурами.
Поскольку аборигены не видели
большой нужды в том, чтобы
поспешить под руку Белого царя и
платить ему ясак, Хабаров
использовал главный аргумент —
пушки. Их у него было две. Казаки
осадили резиденцию даурского князя
Албаза и взяли ее приступом. Бой
длился от полудня до заката и
закончился бегством всего
населения городка.

Крепость,
которую построили на этом месте
вольные люди, была названа по имени
побежденного князька — Албазин. Она
стала опорной базой
"объясачивания" Даурии.

Расцвет
русского Албазина связан с именем
беглого поляка из Киренского
острога Никифора Черниговского.

Первопричиной,
сохранившей имя Черниговского в
анналах истории, стали женолюбие
илимского воеводы Лаврентия
Обухова и его прямолинейность в
амурных делах. Наезжая в
Усть-Киренскую волость по
служебной надобности начальство не
тратило время на политесы и
ухаживание за местными
красавицами. Воевода их насиловал.
Может быть, переселенческая
вольница и простила бы ему эту
мужскую "слабость", но
Лаврентий не останавливался и
перед вымогательством, грабежом и
убийствами. Служилый илимский
человек Черниговский оказался
среди обиженных. Он возглавил бунт,
в результате которого Обухов был
убит, а Черниговский с отрядом из 84
казаков и крестьян бежал в 1665 г. на
Амур. Эти люди поставили на
брошенном албазинском городище
острог и занялись сбором ясака с
местного населения. Ясак казаки
исправно отправляли через Нерчинск
в Москву и так преуспели в этом
деле, что в 1672 году осужденные на
смертную казнь беглецы были царем
прощены и зачислены на государеву
службу.

Благодаря
Черниговскому Албазин принял вид
хорошо укрепленного и
благоустроенного русского селения.
Он представлял собой деревянную
четырехугольную крепость с тремя
башнями. Дома и казармы находились
вне крепостных стен и были обведены
надолбами. Впоследствии острог был
окружен широким, в две сажени, рвом,
укреплен палисадом и несколькими
рядами "чесноку"— прикрытыми
рыхлой землей кольями и копьями.
Население Албазина росло,
увеличиваясь за счет переселенцев
с Лены и из Центральной России.
Черниговский заботился не только
об укреплениях и ясаке (в грамоте 1669
г. из Пекина русскому царю
содержится жалоба на Черниговского
за его наезды на жителей Амура), но и
о душах своих подданных. Он силой
привез на Амур иеромонаха
Гермогена, который в 1671 году
заложил рядом с острогом первый на
Амуре Спасский монастырь. При
Черниговском на Амуре, ниже и выше
Албазина, стали появляться слободы,
крестьяне занимались
хлебопашеством.

Тем временем
взаимоотношения между Китаем и
Россией складывались не лучшим
образом. Московское посольство
Спафария закончилось неудачей.
Пекинский императорский двор, где в
это время утвердилась маньчжурская
династия Цинь, был обеспокоен
усилением российского влияния на
Амуре. Напряженности на границе
способствовали и бесчинства
казаков, для которых грабежи и
насилие по отношению к жившим на
Амуре даурам и китайцам были делом
житейским. Москва решила усилить
приграничные остроги. В Албазине
было учреждено воеводство, его
воеводой был назначен Алексей
Толбузин. Крепости был жалован
герб: орел с распростертыми
крыльми, с зажатыми в лапах луком и
стрелами.

12 июня 1682 г.
маньчжурское войско численностью 15
тысяч человек с 200 пушками осадило
Албазин. В крепости у Толбузина
было 540 человек: казаки и сбежавшие
из окрестных разоренных деревень
крестьяне. В арсенале осажденных
имелось 3 пушки, 4 ядра к ним и 300
мушкетов. На предложение китайцев
сдать крепость без боя Толбузин не
ответил. За три дня осады
деревянные стены были разбиты
ядрами в щепу, гарнизон потерял сто
человек. Израсходовав все
боеприпасы, защитники использовали
камни и смолу. Тогда китайцы
подтащили к острогу хворост и
подожгли деревянные стены.
Крепость держалась. Лишь мольбы
иеромонаха Гермогена и его братии
убедили воеводу сдать город.
Китайцы согласились на почетную
капитуляцию. Толбузин ушел с
остатками гарнизона в Нерчинск, с
оружием и со знаменами. До сих пор
не ясно, каким образом 45 (по другим
сведениям — 25) албазинцев остались
в китайском лагере и были
отправлены в Пекин, где стали
телохранителями императора Кан-Си.
Впоследствии они основали русскую
"албазинскую" колонию в
Пекине.

Воевода Ф.
Толбузин вернулся на пепелище
Албазина в августе. С ним было
войско в 670 служилых людей, 11 пушек и
достаточно боезапаса. К весне на
развалинах старого острога выросла
мощная крепость. Ее стены были
сделаны двойными и во избежание
поджога обмазаны толстым слоем
глины. К гарнизону присоединился
казачий полк поручика Афанасия фон
Бейтона, пленного немца,
перешедшего на российскую службу и
принявшего православие. Таким
образом, в крепости сел сильный
гарнизон численностью более 1000
человек.

Китайское
войско встало у стен Албазина 1 июля
1686 года. Пехота, числом 8000, подошла
по Амуру на лодках. Трехтысячный
конный корпус вышел к крепости
берегом.

Вторая осада
Албазина продолжалась 5 месяцев.
Маньчжуры окружили крепость
земляным валом, с которого
обстреливали город из пушек.
Артиллерией командовали 20
голландцев-инструкторов из
иезуитской миссии. Для удобства
обстрела они построили башню, но
албазинцы разрушили ее подкопом.
Пять раз албазинцы совершали
вылазки. Самой удачной была
последняя, 16 августа, когда казаки
уничтожили северную батарею
противника. На пятый день осады
воевода Толбузин был смертельно
ранен. Командование принял казачий
голова поручик Бейтон.

Осенью не
только осажденные, но и понесшие
огромные потери китайцы стали
страдать от голода и болезней. В
китайском войске началась
эпидемия, скосившая 1500 человек.

30 ноября 1686
года в связи с выездом в Пекин
российского посольства во главе с
боярином Федором Головиным для
переговоров о мире маньчжурские
воеводы получили от императора
команду о снятии осады.

Выполнить
приказ императора маньчжуры не
смогли, так как лед сковал суда.
Китайское войско и осажденный в
Албазине гарнизон оказались
заложниками зимы. Противники не
могли разойтись и были вынуждены
сражаться. Только в мае 1687 года,
когда сошел лед, китайцы отошли от
крепости на 4 версты. К этому
времени их потери составили "2500
воинских людей и много работных
никанских мужиков".

Положение
албазинцев было намного трагичнее.
В декабре их оставалось 150 человек.
Из них лишь 30 мужчин и 15 подростков
остались на ногах. Остальные
ослабели от цинги и ран. В крепости
закончились запасы продовольствия,
осажденные съели кошек, собак и
крыс. Однако Бейтон на пасху
приказал испечь из остатков муки
огромный "пирог весом один
пуд" и отправил его в подарок
китайскому командующему Лантаню,
который "принял его с честью" и
изумлением. К маю в крепости
остались в живых лишь 66 человек.
Умер и священник. Фон Бейтон не
решился похоронить тела павших
албазинцев без отпевания.
Сохранилось его письмо-доклад
нерчинскому воеводе И. Власову:
"И те умершие люди похоронены в
городе поверх земли, без отпеву, до
твоего рассмотрения. А ныне я с
казаками живу во всяком смрадном
усыщении. А вовсе похоронить
дерзнуть не хощу, чтоб, государь, в
прегрешении не быть…

Похоронить
павших достойно Бейтону так и не
удалось. По условиям заключенного 29
августа Нерчинского мирного
договора Албазин оказался на
китайской территории. Бейтон
получил приказ об оставлении
Албазина. 5 сентября 1689 года казаки
на глазах китайских послов и воевод
сожгли острог и раскопали вал.
Афанасий фон Бейтон с остатками
гарнизона так и не сдавшейся врагу
крепости ушел на бусах (больших
лодках) в Нерчинск.

Поручик фон
Бейтон сберег от греха и себя, и
души своих солдат. В 1992 году во
время археологических раскопок,
проводимых в Албазине под
руководством профессора
А.Р.Артемьева, была обнаружена
землянка с уложенными в ней телами
павших от стрел и свинца защитников
крепости. Скелеты заполняли все
помещение. Между телами были
установлены горшки с поминальной
кутьей, а на самих останках нашли 25
нательных крестиков — серебряных и
бронзовых…

Они были
погребены по православному обряду
под залпы воинского салюта на
территории Албазинского острога. С
тех пор ежегодно вторая суббота
августа является в Албазине
поминальным днем. В этот день
служится литургия, на которой
присутствуют потомки албазинских
казаков, покинувших крепость в 1689
году, и их правнуков, вернувшихся в
Албазин и его восстановивших после
Айгунского договора 1858 года.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector