издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мифы и рифы на пути демократии

Мифы и
рифы на пути демократии

Бепрецедентная по накалу
страстей избирательная кампания
1999-2000 годов практически уже
началась. При явном несовершенстве
общероссийской и региональной
правовой базы на местном уровне
проверены в деле омерзительные
избирательные технологии, сводящие
на нет саму возможность построения
эффективной демократической
системы власти в стране.
Безответственные предвыборные
обещания кандидатов и партий,
односторонне информационное
давление на избирателей, компромат
на соперников в самом непотребном
виде — стали неотъемлемой частью
выборов на всех уровнях. Наиболее
закамуфлированный способ обмана
неискушенных избирателей
внедряется через насаждения и
систематическое распространение
через ангажирование СМИ мифов или в
простонародье "навешивание
ярлыков" на конкурентов.
Особенно преуспели в этом
коммунисты, накопившие богатый
опыт манипулирования сознанием
людей. Пострадавшими же в который
раз оказываются демократы, взявшие
на себя в 1992 году ответственность
за проведение либеральных реформ в
России, но не сумевшие преодолеть
"окопное" сопротивление этим
реформам со стороны
совпартноменклатуры, оставшейся до
сих пор на всех уровнях власти.
Рифы, на которые натолкнулись
демократия, оказались пока
непреодолимыми.

Миф N 1

Либеральные
экономические реформы в России
потерпели неудачу. Либерализация
цен и внешнеэкономическая
деятельность привели к глубокому
спаду производства, к сокращению
доходов, к обнищанию населения. Во
всем виноваты Гайдар и Чубайс.

Если в
ретроспективе внимательно
взглянуть на весь ход российских
реформ 90-х годов, то выяснится, что
это не так. До 1992 года никаких
ощутимых реформ не было и полностью
господствовало государство,
которое указывало людям, что
производить, забирало себе все
сделанное, после чего раздавало то,
что считало нужным. Основной же
национальный продукт государство
расходовало на себя (оборона, БАМ,
привилегии власти и т.д.). Уже в
горбачевское время в угоду
интересам правящей партии было
угроблено несколько
реформаторских программ, включая
вполне содержательную программу Г.
Явлинского "500 дней". Нельзя
забыть тотальный дефицит, прежде
всего продовольственных товаров.
Наступил обвальный кризис той
социалистической системы
управления страной, которая и
существовать-то могла только в
условиях подавленной этим самим
сверхдефицитом инфляции. Другими
словами, это была система,
"нафаршированная"
обесцененными рублями и пригодная
для убогой жизни основной массы
людей в условиях постоянного
недостатка товаров.

Вспоминаю
тональность дискуссий осенью 1991
года на V съезде народных депутатов
России. Речь шла об угрозе
массового голода, холода, паралича
транспортных систем, развала
государства и общества. И ничего
это не случилось. А почему? Проявив
в то время, не в пример союзному
правительству, политическую волю с
января 1992 года российское
государство приступило к
кардинальным экономическим
реформам. Причем тяжелейшие,
либеральные по сути, рыночные
реформы правительству Е. Гайдара
удалось сдвинуть с места. Отпуск
цен, либерализация внутренней и
внешней торговли, освобождение
предприятий от жизни по команде,
развитие предпринимательства,
создание одинаковых для всех
экономических правил — вот далеко
не полный перечень мер,
предпринятых в то время, но к
сожалению, не реализованных в
полном объеме и в основном по
политическим причинам. И как ни
парадоксально, но за неполный (1992
год) трудных либеральных
гайдаровских реформ потери времени
от забастовок в промышленности
сократились в 6 раз. В 1992 году не
было проблемы невыплаты пенсий и
зарплат (исключая короткий эпизод
кризиса с наличностью по вине ВС РФ
и Центробанка).

Однако
продолжить реформы Гайдару было не
суждено. Уже в декабре 1992 года на VII
съезде народных депутатов РФ
усилиями агрессивно настроенных
депутатов-коммунистов Е. Гайдар не
был утвержден председателем
правительства РФ. Убежден, что в
возникшей драматической ситуации с
назначением председателя
правительства президент Б.Н. Ельцин
политической воли не проявил и,
сдав Гайдара, совершил одну из
самых серьезных своих ошибок за все
время пребывания на этом посту.
Вопреки нажиму коммунистического
большинства съезда, президент мог
оставить Е. Гайдара исполняющим
обязанности премьера и поручить
ему продолжить либеральные
реформы. Но сделано этого не было
якобы во имя согласия "ветвей"
властей. Каким оказалось это
"согласие" страна увидела
менее, чем через год, когда танки
расстреливали Белый дом. Ну, а на
съезде после рейтингового
голосования из трех кандидатов на
пост премьера (Скоков, Черномырдин,
Гайдар) на повторное голосование
был предложен Черномырдин и с
большим энтузиазмом утвержден. Так,
к сожалению, практически
закончился (едва начавшись)
либеральный проект реформирования
экономики России. Останься Гайдар
во главе правительства, Россия
сейчас была бы совершенно другой
страной. Убежден также, что не было
ни "черного вторника" октября
1994 г. ни 17 августа 1998 г., не было бы
Чеченской войны, поскольку Гайдар
был ярым ее противником. Ну, а
Виктор Степанович, произнося 14
декабря 1992 г. свою первую
премьерскую речь сказал: "Я за
реформу, за углубление реформы, но
без обнищания нашего народа
(аплодисменты). Я за то
правительство, которое сумеет это
сделать вместе с нашим народом,
вместе с президентом, съездом
(аплодисменты)". Что из этого
получилось, мы видим. Что касается
либеральных рыночных реформ, то ни
одни из их элементов реализован
просто не был, поскольку строили в
это черномырдинское время
номенклатурный капитализм, к
которому Гайдар абсолютно никакого
отношения не имеет.

Миф N 2

"Грабительская
приватизация по Чубайсу"
обманула ожидания народа. В
результате произошло расслоение
людей на сверхбогатых олигархов и
бедное население.

Однако на
самом деле основное растаскивание
госсобственности началось еще при
Горбачеве-Рыжкове, когда с
негласного одобрения ЦК КПСС под
непосредственным руководством
высшей номенклатуры на месте
министерств создавались концерны,
на месте госбанков — комбанки, на
месте госснаба — биржи и торговые
дома. Так появились на свет
неприкасаемый "Газпром" и
"ЕЭС", другие естественные
монополии. Приватизация
государственной собственности его
же чиновниками осуществлялась без
каких-либо правил. Это было
массовое воровство. Любую
собственностью можно было продать,
сдать в аренду с правом выкупа,
назначив при этом любой срок и
любую цену. Программа приватизации
А. Чубайса, принятая ВС РФ в 1992 году,
лишь приостановила растаскивание,
ввела процесс приватизации в
разумные, законные рамки. Но к
моменту массовой ваучерной
приватизации, кстати, в то время
политически безальтернативной,
номенклатурная приватизация была в
основном завершена. Именно тогда
началось порочное зачатие
номенклатурно-криминально-олигархического
капитализма в России. Из особо
привилегированных трастовых
агентств партсовхозноменклатуры
выросла когорта олигархов,
"наваривших" свой капитал
вовсе не за счет эффективного
управления собственностью
приватизированных предприятий.
"Прокручивание" бюджетных
денег через свои уполномоченные
банки, получение статуса имеющего
доступ к "трубе"
спецэкспортера, а также льготы,
квоты и лицензии во внешней
торговле — вот источники
фантастических прибылей олигархов,
которых защищали лоббисты в
основном из старой советской элиты.
Работающие в правительстве
реформаторы (Е. Гайдар, А. Чубайс, П.
Авен, позднее Б. Немцов и С.
Кириенко) справиться с этой
вакханалией не смогли, поскольку в
процесс постоянно вмешивались
президент и его администрация,
председатель правительства. И
самой большой льготой в России
стало разрешение на высшем уровне
заниматься той коммерческой
деятельностью, которая приносила
сверхприбыли, т.е. разрешение быть
богатым. Даже номенклатурщикам
советского периода такого не
снилось. Не надо забывать, что
аппарат В.С. Черномырдина состоял
на три четверти из
партхозсовноменклатуры и более
пяти лет обслуживал своих бывших
коллег и олигархов, добиравших
через залоговые аукционы последние
куски госсобственности.
Удивительно, но оказалось, что в
России дело государства — служить
узкому кругу номенклатурных
капиталистов и олигархов,
перекачивая в их карманы как можно
больше народных денег и поскорее.
Вот такая получилась социальная
политика.

Миф N 3

17 августа 1998
г. правительство реформаторов (на
этот раз С. Кириенко), объявив
дефолт, очередной раз ограбило
страну, обесценив рубль, развалив
банковскую систему.

Если честно,
то к 17 августа страна шла пять лет,
когда год от года Федеральным
Собранием принимался
сверхдефицитный бюджет, а
покрывался дефицит внутренними и
внешними заимствованиями, в том
числе через пирамиду ГКО. Это
закономерный итог периода
псевдореформ. Обвал произошел в
силу ряда объективных и
субъективных причин. Но самая
мерзопакостная из них — это
непринятие оппозиционной Думой
стабилизационной программы
правительства С. Кириенко. А обвал
произошел не семнадцатого, а
двадцать третьего августа, когда в
самый критический момент президент
отправил правительство С. Кириенко
в отставку, совершив свою очередную
трагическую ошибку. Неудивительно,
что этот миф поддерживают
коммунисты, их соратники и даже
правительство Е.М. Примакова.

Винить
предшественника — это стиль всех
коммунистических правительств.
Удивительно, что об этом же говорит
и В.С. Черномырдин. С марта по август
прошлого года "Мамай по стране
прошел…" Это ли не цинизм. К
чести младореформаторов надо
сказать, они о своих
предшественниках и слова упрека не
сказали, лишь посетовали, что не
помогли им продвинуть программу
стабилизации и столь необходимые
тогда законы. Здесь С. Кириенко
сделал очень точный вывод: "В
России не существует неразрешимых
экономических проблем. Зато есть
проблема слабости власти — по
причине отсутствия общественного
согласия".

Одной из
ключевой причин остановки
либеральных демократических
реформ стало агрессивное
противостояние этим реформам со
стороны сначала Верховного Совета,
а затем Государственной Думы.
Блокирование целого ряда рыночных
законов сводило на нет усилия
реформаторов. Как же получилось,
что избранные народом депутаты
препятствуют рыночным реформам? А
дело в том, что принятая в России
избирательная система оказалась
крайне неудачной. Половина из 450
депутатов проходит в Думу по
спискам партий и объединений,
преодолевших пятипроцентный
барьер голосов избирателей. Так что
225 депутатов ответственность несут
перед своим вождем, за спиной
которого обеспечили себе
депутатское кресло, а вовсе не
перед конкретными избирателями.
Более того, из-за пресловутого
пятипроцентного барьера половина
уже партсписочных депутатов
занимает чужие места (тех партий,
которые этот рубеж не преодолели).
Так коммунисты, набрав на последних
выборах чуть более 20 процентов
голосов избирателей, пришедших на
выборы, сумели организовать
думское большинство. В результате
сложилась парадоксальная ситуация,
когда законодательная власть на
протяжении 9 лет была оппозиционна
исполнительной власти и
политическая борьба между ними
велась путем принятия первой
неразумных, блокирующих реформы
законов. Нужные же законы не
принимаются. Не приняты Земельный
кодекс, полностью Налоговый кодекс,
Трудовой кодекс и многие другие
рыночные и социальные законы.
Пропартийный принцип избрания
депутатов Думы снижает
ответственность целой половины
депутатов перед избирателями и
приводит Думу к беспрецедентной
политической ангажированности.

В целом
государственная власть в России
была и остается в течение десятков
лет безответственной по отношению
к своему народу. Эта власть
привыкла компенсировать свою
хроническую бездарность либо
личным мужеством людей в военное
время, либо за счет ухудшения и так
низкого уровня жизни народа, когда
войной и не пахнет. Так пока
получается, что даже избранная
власть в основном работает не на
общество, а на обслуживание себя,
бездарно растрачивая природные
ресурсы и талант народа. А спасает
эту власть неспособность общества
к гражданской самоорганизации
собственной жизни, а также
укоренившееся общественное
сознание на уровне социального
иждивенчества, что "народных
правителей" вполне устраивает.
Держать власть под постоянным
контролем может только
окончательно сформированное
гражданское общество.

Проблемы
России на исходе XX века являются не
результатом либеральных реформ, а
совсем наоборот — их отсутствием.
Об этом надо честно оповестить
избирателей перед выборами,
убедить их в необходимости
проведения программы жестких
рыночных преобразований. Сделать
это теперешняя федеральная власть
вряд ли сможет. Это сделают новые
люди, для которых жизненным кредо
будет тезис "Свободное развитие
каждого является условием
свободного развития всех".
Избирать таких людей в
Государственную Думу предстоит уже
в этом году.

Геннадий КОНДОБАЕВ,
зам. генерального директора
"ФИНПРОМ-Ангара",
вице-президент Иркутского
областного общественного движения
"Байкальский экологический
парламент",
народный депутат России созыва
1990—1995 г.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное