издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Валерий Преловский: "Мой бессмертный славянский дух"

Валерий
Преловский: "Мой бессмертный
славянский дух"

Ровно год назад, 17
июля, я видел Валерия Васильевича
Преловского, своего друга детства,
незаурядного поэта и прозаика в
последний раз. Через два дня он
возьмет свой видавший виды
рюкзачок, сядет на утреннюю
электричку, следующую до Слюдянки,
чтобы пополнить запас целебных
трав, вызревающих в предгорьях
Хамар-Дабана. И… не вернется. Затем
были изнурительные, длительные
поиски — на помощь пришли многие
спасательные службы — тщетно.
Пропал человек.

Год прошел,
как он вышел из дома на
Черемховском переулке, целый год
минул, а все не верится, что его нет
с нами, что он мог вот так бесследно
сгинуть, кажется — откроется дверь
и войдет он, по обыкновению своему
улыбчивый, светлый, неунывающий.

Приезжал из
Москвы его старший брат — Анатолий
Преловский, известный российский
поэт, более удачливый в творческом
плане, чем Валерий, повздыхал,
погоревал и уехал обратно в
первопрестольную. Осталась в
Иркутске Нина Владимировна,
безутешная Валеркина мать, — для
нее, как и для меня он, отметивший за
несколько дней до своего
исчезновения 60-летний юбилей, так
Валеркой и остался. Мы росли с ним в
соседних дворах, и он всегда
верховодил — и не только потому, что
был постарше, а в силу своей
неугомонности и даже
целеустремленности. Не могу не
упомянуть об одном эпизоде, когда
мы, ватага босоногих ребятишек,
отправились на Иркут купаться. Был
сезон дождей, но нас как-то не
пугали ни стремительное течение, ни
большая вода. Я не успел испугаться
и тогда, когда меня, не умеющего
плавать, понесло. Волейбольная
накачанная камера, за которую я
держался, вдруг стала уменьшаться.
Уже хлебнувший воды, тонущий, я
увидел рядом с собой Валерку. Ему
было "уже" четырнадцать, он
неплохо плавал и в течение
бесконечных 5-10 минут, поддерживая
меня над водой, греб к берегу,
повторяя: "Держись, Олежка,
держись!" А сколько городошных
боев мы провели — и здесь ему не
было равных. Помню, наиграемся до
умопомрачения в городки, он забежит
к себе в дом и вынесет всем нам по
вкусной горячей шаньге. Нина
Владимировна и сегодня нет-нет да и
угостит нас, навещающих ее,
Валеркиных друзей, своими
несравненными шанежками.

Прошлый год
был юбилейным и для Нины
Владимировны. 90 лет! Я склоняю
голову перед мужеством и величием
духа этой удивительной женщины.
"Родниковой" назвал ее душу
Анатолий Горбунов, один из друзей
Валерия. Ее муж, Василий Иванович,
известный в свое время юрист, был
репрессирован в начале 1938 года,
когда Нина Владимировна уже
вынашивала под сердцем
младшенького. А ближе к осени она
приезжала на допросы в тюрьму с
грудным Валериком. Кто знает, может
быть, благодаря ему, крохотному
существу, ей удалось избежать
участи жены "врага народа". В
течение долгих лет она посылала
затем запросы о судьбе Василия
Ивановича, не зная страшной правды
— ее муж, отец Валерия, был
расстрелян в том же, 38-м.

Сегодня у
Нины Владимировны главная забота —
собрать, систематизировать все, что
написано Валерием. Это многие и
многие папки рукописей — стихи,
проза. Есть у нее еще одна заветная
мысль — издать под одной обложкой
стихи — отца и сына. Ко всем своим
талантам ее муж, Василий Иванович,
был очень способным поэтом, и то,
что удалось сохранить, впечатляет.
Впрочем, это тема уже другой, более
просторной публикации.
Предлагаемая подборка стихов
Валерия Преловского — малая часть
того, что войдет в его уже почти
готовую книгу.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное