издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Что лучше -- Садам Хусейн или "Макдональдс"?

Что
лучше — Садам Хусейн или
"Макдональдс"?

Из интервью Андрея
ЦУСИНСКОГО с обозревателем журнала
"Новое время" Денисом
ДРАГУНСКИМ.

— Сейчас
все говорят о том, что России
необходима национальная идея. С
этим трудно не согласиться, но
откуда возьмется национальная
идея? Ведь даже говорим мы
"перевернутыми" словами: ведь
в современном русском языке слово
"демократ" — означает в
разговоре между простыми людьми
"вор", "патриот" означает —
"черносотенец". А кроме того,
сейчас в воздухе носится запах не
национальной идеи, а
государственной идеологии, а это
вещи очень разные.

— Может быть,
я скажу что-то, что не понравится
нашим политикам, но мне кажется, что
большинству населения России,
большинству народа глубоко плевать
на те геополитические фокусы,
которые сейчас разыгрывает
российское руководство. Также мне
кажется, что только политический
класс сейчас, как курица с яйцом,
носится вокруг идеи выборов, вокруг
идеи оставления Ельцина у власти на
третий срок. Все газеты пишут о
коварных сценариях: "Что будет
сделано для того, чтобы Ельцин или
его команда остались у власти на
третий срок…" Дошло до того, что
какой-то эксперт в независимой
газете написал, что даже смерть
высшего должностного лица не
является основанием для
прекращения его полномочий. Это
высоко! Это открывает перед нами
блистательные перспективы, но
никто не удивляется — ведь еще
недавно фраза "Ленин умер, а дело
его живет!" воспринималась нами
совершенно буквально. Но мне
кажется, что люди заняты другим —
освоением тяжелой науки выживания,
им всем безразличны и ситуация в
Косово, и пертурбации в верхних
эшелонов власти. И тут эта апатия
может оказаться благотворной,
потому что перенесет центр
сосредоточения политической мысли
людей из московских коридоров на
уровень местного самоуправления,
начнется какая-то демократия малых
пространств. Людям ведь интересно,
как там насчет детского сада,
чистоты и порядка. Это правильно. Но
Россия всегда на распутье, и сейчас
там же.

Беда-то в том,
что два этих порядка —
"порядок-уют" и
"порядок-террор" в русском
сознании не разделены. Уютно было
жить при терроре. Тогда не
приставали на улицах, подметали
тротуар и не писали в подъездах.
Блядей голых на плакатах не
рисовали. Не было похабщины по
телевизору. Уют и террор связались.
Соответственно современная задача
— разъединить эти две вещи.

— Но на
пути формирования национальной
идеи это не единственная трудность!
Россия поделена на несколько
экономико-географических слоев.
Богатая Москва, которую не любят,
интеллектуальный Питер, который
тоже не любят, крепкие промышленные
регионы, которые официально
называют "донорами". И
остальная Россия — нищая,
несчастная, и уже ни во что и никому
не верящая…


Национальная идея — это не
технология массовой консолидации.
Она задает те рамки, нормативы,
которые равно понятны на
протяжении страны и всеми
приемлются. В благополучной
Америке, которую все неустанно
приводят в пример, тоже есть
чиновничья столица — Вашингтон,
финансовая столица — Нью-Йорк,
интеллектуальная столица — Бостон
или Лос-Анджелес… Есть богатые
штаты, расположенные вдоль
океанских побережий и находящиеся,
поверьте, в катастрофическом
положении, с изношенной
инфраструктурой, со свалками и
промзонами не хуже наших, штаты в
центре… Но у них есть национальная
идея. Словами выражается она, как
общество "равных
возможностей". Но главный момент
— это национальная идентичность,
которая не слова и не переживание.
Она всегда институциональна и
существует на основе конкретных
институтов. Американская
идентичность держится на
прекрасных дорогах, на
повсеместных банкоматах, на
"Макдональдсах" и прочем
фаст-фуде.. Дороги, банки и фаст-фуд
держат Америку такими сцепами, что
никакие противоречия,
идеологические, религиозные и
прочие разности ее расшатать не
могут. А потому нам для появления
национальной идеи нужны институты,
единые для всей страны. Никакие
разрывания рубах на груди и
умильные слезы не сделают столько
для формирования национальной
идеи, сколько сделают дороги и
хорошая почта.

— Однако
тот слой общества, который
самоидентифицируется, как
интеллигенция, будет вам возражать
— а как же великая русская культура?
Расскажут, как те же французы
защищают свою национальную
культуру от тех же
"Макдональдсов".

Д.Д.:
Оголтелая "защита" своей
культуры — это тоже ущербность. Или
свидетельство национализма. Кто-то
ведь во Франции сказал, что лучше
Садам Хусейн, чем
"Макдональдс". Ну если так
ставить вопрос, то вопрос,
оказывается, поставлен на уровне
дешевой символики. Защищать язык?
Плохо тому языку, который надо
защищать… А уж если идет речь о
подлинной защите культуры, то надо
говорить об образовании!
Образование у нас сейчас в полном
загоне, хотя несмотря ни на что,
конкурсы в вузы очень высоки. Люди
хотят учиться, хотя наплыв
безграмотности существует.

Не знаю, надо
ли защищать культуру, но надо
развивать культуру! Ведь если
защищать, то сразу возникнет вопрос
— от кого? От какой-то чужой, плохой
культуры? Это грозит снова увести
нас туда, откуда мы с трудом ушли…

"Газета".

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное