издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Беседы с природой

  • Автор: Елена ЗУБРИЙ, директор Иркутского областного художественного музея

Беседы
с природой

10 сентября на иркутскую землю
прибыла уникальная выставка
произведений традиционного
японского искусства XVI-XIX столетий
из собрания Музея искусств
префектуры Исикава — "Беседа с
природой. Прекрасное в сердце
японца".
Выставка
продлится до 15 октября
.

Прошло два
года с памятного солнечного утра,
наполненного ароматом цветов
османтуса на улицах и в парках
Канадзавы — древнего города
префектуры Исикава. Музей искусств
утопал в пышной зелени окружающего
его сада.

28 сентября 1997
г. двери музея торжественно
открылись — общественности города
была представлена экспозиция
выставки Иркутского
художественного музея "Русское
искусство XV — начала XX веков".

Чуткие к
восприятию прекрасного японский
зритель, специалисты в области
русского искусства
доброжелательно воспринимали
памятники русской культуры,
оставляя самые теплые отзывы о
выставке и людях, сумевших найти
пути взаимопонимания и воплотить
идею сотрудничества в интересный
разговор о русском искусстве.

Наши визиты в
Японии в связи с организацией
выставки сопровождались
просмотром коллекций Музея
искусств префектуры Исикава.
Восхищенные красотой и высоким
художественным уровнем
произведений живописи и графики,
декоративно-прикладного искусства,
известными всему миру памятниками
архитектуры, мы вновь и вновь
возвращались к обсуждению тематики
и состава будущей выставки, ее
хронологических рамок.

Долгие
беседы и раздумья, яркие
впечатления от увиденного, желание
рассказать о народе Японии через
искусство, рожденное в его сердце,
привели нас к идее выбрать темой
выставки "Беседу с природой".

Природа, ее
образ в различные времена года и
состояние в течение дня отражены в
японском искусстве, как ни в каком
ином.

Японское
общество, в основе своей
сельскохозяйственное, было
подчинено ритму природы,
свойственным для климата страны,
частым сменам ее состояния даже в
течение одного дня.

Природа
представлялась прекрасным
космосом, окружающим человека.
Взаимовлияние пришедшей на землю
Японии буддийской культуры и
веками существующего мира
суеверий, связанных с природой,
породили культуру, провозгласившую
"скоротечность и изменчивость
всего существующего", что
способствовало развитию
чувственного восприятия природы.
Тонкое и трепетное отношение к
красоте, даруемой природой, нашло
выражение в лучших произведениях
японского искусства.

Традиционными
становятся сцены любования
красотой цветения сакуры,
опадающих ее лепестков, осеннего
увядания, любования красными
листьями и т.д. Целые процессии из
замков феодалов и семей бедняков
уходят в горы для созерцания
красоты природы, для наслаждения
мгновением такой изменчивой и
скоротечной действительности.

Повседневная
жизнь японца, его быт были насыщены
естественной красотой природы.

Легкий,
подвижный в своих конструкциях дом,
пол с частями из естественной
растительности, одежда отражали
тесную связь с окружающей природой.

Так родились
традиции, о которых увлеченно
рассказывали наши коллеги: одна из
них — "Коромогаэ" (смена платья
по сезону), а из области кулинарии —
"Сюн" ("Самое время").

В традиции
"Сюн" нам приходилось
убеждаться не раз — весной и осенью
нас встречала пища, сервировка и
даже сама посуда, отвечающая
сезону. В ожидании приготовляемых
блюд мы рассматривали посуду,
удивляясь разнообразию ее форм,
необычности и ненавязчивости
декорировки, отвечающей состоянию
природы и настроению, навеянному
ею.

Отбирая
произведения на выставку, мы хотели
языком искусства рассказать о
прелести и обаянии этого мира,
ориентируясь на тонкое
эмоциональное восприятие его
народом Японии, о радости ее
пробуждения, бурного цветения,
тихом раздумье в дни осени и тишины
снегов. Рассказать о глубоко
духовном, уникальном, не имеющем
аналогов в мире искусства. Это и
декоративно-прикладное искусство,
и чайная церемония, и мир театра
"Но". Рассказать в
ретроспекции с XVI столетия, с эпохи
Эдо, и до наших дней.

Более двух
лет шла работа по формированию
экспозиции.

Как и наши
коллеги — Сумусу Симасаки и Кито
сан, крупнейшие специалисты в
области керамики Кутани и театра
"Но", мы волнуемся. — Удалось ли
нам достичь желаемого, судить
нашему зрителю.

В состав
выставки вошли уникальные
произведения
декоративно-прикладного искусства,
являющиеся национальными
сокровищами страны.

Экспозиция
выставки состоит из нескольких тем:
"Природа", "Смена времен
года", "Посуда",
"Принадлежности чайной
церемонии", "Маски и платья
театра "Но", и каждая из них
подкреплена высокохудожественными
работами.

Прекрасны
шестичастные ширмы с изображением
пейзажей Сансуй (горы и вода) и
сельского пейзажа четырех времен
года, выполненные легким
прикосновением кисти тушью по
бумаге талантливыми художниками
школы Кано, оказавшей значительное
влияние на развитие
декоративно-прикладного искусства.

Ширма с
изображением деревни четырех
времен года — особо ценное
произведение искусства и является
культурным достоянием префектуры
Исикава. Ее автор Кусуми Морикагэ
был учеником великого Кано Танью.
Получить этот шедевр на выставку
было крайне трудно, однако
благодаря нашим коллегам ширма
демонстрируется в Иркутске.

Среди
экспонатов "Королева японской
цветной керамики" — керамика
Кутани с искусными эмалевыми
росписями, рождение которой
относят к 17 столетию, времени, когда
в южной части префектуры Исикава, в
местечке Кутани, начала работать
первая печь по обжигу керамики.

Уникальная
шкатулка для письменных
принадлежностей XIX века — шедевр
выдающегося мастера техники
"Макиз" (инкрустация из
небольших квадратиков золотой
фольги) Савада Сотаку. Изысканно
выполненный пейзаж Сансуй,
покрывающий боковые плоскости и
крышку шкатулки, дополнен
фигурками рыбаков. На оборотной
стороне крышки — изображение
журавлей на волшебном острове
Хорэй, внутри — выступающий из моря
утес.

Редкой
красоты тарель с изображением
пейзажа Сансуй с осенним водопадом,
выполненных в характерных для
глазури Кутани зеленом, фиолетовом,
лазурном и красном цветах, одного
из известнейших художников старого
Кутани — Токуда Яронти I — подлинный
шедевр искусства керамики Японии,
как и созданные три века назад
неизвестными мастерами тарели с
росписями из камелий — вестников
весны, обладавших по народным
преданиям магической силой, и
хризантем, — вестников осени,
воспетых в старинных песных
"Вака".

Керамические
изделия Кутани наполнены теплом,
"естественная" асимметрия
форм будит воображение. Рожденная в
народной среде, Кутани несет в себе
культуру района Хокурику.

Мир театра
"Но", уходящий своими истоками
в глубины веков, представлен
костюмами и масками актеров,
платьями с изображением цветов и
трав.

Принадлежности
чайной церемонии очаровывают своей
изысканностью, совершенством
владения техникой и тщательно
выверенной временем
традиционностью.

Лакированный
журнальный столик старейшего
мастера по лаку, реставратора
многих национальных сокровищ
Японии, Ооба Сеге (Кацуо), является
несомненным шедевром. Произведение
создано по впечатлениям,
приобретенным художником во время
путешествия. Покоренный видом
равнины, покрытой высокими белыми
цветами мисканта, в медленном ритме
колышущихся на ветру, Ооба Сеге
создал редкое, радующее глаз
произведение. Шедевры мастера
хранятся в крупнейших музеях мира,
в собрании Королевского дома
Великобритании.

Однажды
посетив мастерскую Ооба Сеге, я
навсегда сохраню в своем сердце
глубокое почтение к этому
великолепному мастеру.

После
изнуряющей жары улицы мы окунулись
в прохладу небольшого легкого
деревянного дома. Одна из стен дома
была раздвинута в небольшой садик
со старинным каменным фонарем.

Присев на
циновку, я не спеша разглядывала
созданные мастером хрупкие,
прекрасные изделия из лака,
представляющиеся мне таким
совершенством, что, испытывая
трепет, я боялась к ним
прикоснуться. Поняв мое состояние,
Ооба Сеге протянул мне небольшую
лакированную рельефную тарелочку с
изображением луны. Крошечная
птичка парила в бесконечном
космосе, устремляясь к луне. "Как
прекрасен космос, и мы, как песчинка
в нем" — сказала я мастеру. Ооба
Сеге посмотрел на меня и, молча
поднявшись, повел в свою мастерскую
— в святая святых своего
творчества. Она располагалась
здесь же, на втором этаже.

Позже, в
Музее искусств, мне сказали, что
Ооба Сеге в свою мастерскую
приглашает крайне редко — там его
мир.

Во время
следующего своего визита в Японию я
вновь встречалась с художником — он
был в окружении своих учеников. Я с
почтением поклонилась
удивительному человеку, сумевшему
создать свой "полный достоинства
стиль", чьи произведения уже
сейчас считаются национальным
сокровищем страны.

При
подготовке этого материала я
вспомнила один из вечеров в доме
Сусуму Симасаки. Когда я
рассматривала чашечку Кутани (мой
коллега обладает редкой
коллекцией), он сказал, что было бы
хорошо показать в Иркутске чайную
церемонию, жена хранит ее традиции
и нередко проводит церемонию с
подругами. А немного спустя:
"Можно показать в Иркутске
представление театра "Но".

Щедрость
души уважаемого Симасаки сана,
желание познакомить с истоками
японской культуры были приятны.

Прекрасное в
сердце пожилого и мудрого Сусуму
Симасаки подвигло его на создание в
Канадзаве архитектурного ансамбля
училища искусств, шагнувшего по
оборудованию мастерских в третье
тысячелетие, здание Музея искусств.
Его деятельность посвящена
сохранению традиций в японской
культуре, традиций, представляющих
и в наши дни японское искусство как
самобытную яркую грань мировой
культуры.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector