издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Олег Газманов: "Вдохновение -- состояние счастья"

Олег
Газманов: "Вдохновение —
состояние счастья"

"Иркутскнефтепродукт"
праздновал свое 70-летие. На юбилей
пригласили артистов. Олег Газманов
прилетел вместе с группой
"Эскадрон" и шоу-балетом
"Лабиринт". Пел свои хиты и
совсем новые песни. На "бис"
публика просила "Офицеров",
"Москву", "Эскадрон". Он
исполнил все просьбы именинников.

За кулисами
театральной сцены, в гримерке, а
также в роскошной гостинице
"Байкал Бизнес Центра", где
Олег останавливался, мы и
беседовали.


Интересно, откуда и куда едет Олег
Газманов?

— Откуда?
Сложный вопрос. Уже месяца полтора
я нахожусь в большом гастрольном
туре. Все лето ездил: Сочи, Анапа,
Геленджик, Новороссийск — причем по
два раза. Концерты проходили
хорошо. Был в Киеве. К вам прилетел
из Ханты-Мансийска.


Понятно, а я хотела спросить, как вы
отдохнули летом?

— Отдыха,
собственно, и не было. К сожалению,
когда все нормальные люди отдыхают,
артисты работают. И летом, и в
праздники… Еще были Дни Москвы, где
я выступал по 3-4 раза в день.

— А
Байкал вам показали?

— Конечно.
Каждый раз, когда бываю в Иркутске,
обязательно езжу на Байкал. В этот
раз мы прокатились на пароходике,
вышли в районе заброшенного
железнодорожного туннеля, полазили
по скалам. В общем, интересно!

— Не
искупались?

— Нет. Чтобы
купаться в такой воде, нужно
хорошенько гульнуть. А гулять
сейчас некогда… Посмотрели
замечательный музей деревянного
зодчества — очень красивый. И такие
приятные люди нас встретили, и с
такой любовью все рассказали. Очень
познавательно.

— Олег,
что нового у вас в жизни, в
творчестве?

— Я пишу
новый альбом. Надеюсь, он выйдет в
январе. Мне кажется, это
единственное подходящее время для
него. Информационное пространство
сейчас занято политикой и выборами:
то губернаторские выборы, то
думские, потом президентские
начнутся, и для продвижения
музыкальных проектов останется
очень маленький отрезок времени.

Параллельно
занимаюсь большими концертными
мероприятиями. Например,
организовал фестиваль "Сердце
России". Денег на него у
правительства, у властных структур
не прошу, хотя знаю, что эта
программа России нужна, как и
программа "Господа офицеры".
Широкомасштабные телодвижения не
делаю, а пытаюсь создать некий
продукт, который был бы необходим.
Тогда, знаю, появятся и спонсоры,
люди, которые помогут деньгами и
потихонечку все раскрутят. Так
получилось с программой "Господа
офицеры". Пять лет назад. Нам
никто не помогал, и первые концерты
были убыточными. Это произошло
потому, что накануне концерта
спонсор отказался от нас, хотя был
заключен контракт. Затем в течение
полутора лет я выплачивал
концертному залу "Россия" то,
что был им должен. Но так как я
пообещал, что эти концерты будут,
что обязательно приглашу на них
пятьсот ветеранов, я свое обещание
выполнил.

А теперь эти
концерты стали практически
государственными. Собственно, это
единственная программа, которая
заставляет молодежь верить в нашу
страну, в патриотизм (про пожилых
людей не говорю). Я горжусь этим. Мне
очень нравится, что ко мне приходят
разные люди, разного возраста,
разных национальностей…

Хотя, чем
дальше, тем труднее находить
спонсоров для этих концертов.

— Вас
любят многие, особенно — военные…

— Одни из
самых обездоленных наших людей.
Просить денег у военных никогда не
мог. Никогда не делал ставку на то,
чтобы брать деньги,
предназначенные для зарплаты.

Спонсором
прошлых концертов была, например,
шоколадная фабрика "Красный
Октябрь". Это мощная
развивающаяся структура, там
замечательный директор,
замечательный коллектив.
Спонсорские деньги идут на то,
чтобы делать ролики на телевидении,
оплачивать аренду, аппаратуру. А
логотип фирмы, рекламные щиты
расклеиваются по Москве и по другим
городам, на концертах. Мне приятно
поддерживать отечественных
производителей. Еще были фирма
"Майский чай", различные
телефонные компании —
"Билайн", например. Или
компания "Росвооружение",
когда ее генеральным директором
был Александр Иванович Котелкин,
замечательный человек, мы и сейчас
дружим.


Неужели программа "Господа
офицеры" до сих пор идет в Москве?
Уже пять лет?!

— Да, два раза
в год ее показываем. Почему не
приезжаем с ней в другие города?
Потому что без спонсоров такую
программу очень сложно привезти.
Представляете, в последний раз в
ней было 160 участников! Не для того,
чтобы создать на сцене какую-то
массовость. 80 человек — оркестр и
хор Московского военного округа, 12
человек — хоровая капелла. Многие
песни мы делаем с такой
аранжировкой, где, я считаю,
требуются прекрасные военные
оркестры, которые продолжают
традиции русских военных
оркестров. Это очень красиво,
зрелищно. Концерт продолжается
больше двух часов. И плохо делать
его не хочется. Поэтому программа
идет только в Москве. И еще в Питере
ее показали.

А по стране я
езжу с программой более мобильной.
Хотя у меня есть сейчас шоу-балет
"Лабиринт", довольно большая
группа — 18 человек. Молодые ребята,
фанаты своего дела, работают очень
красиво, не похожи ни на кого. Все
жалуются, что я мало даю им
танцевать в концертах… И та же
группа — "Эскадрон". На месте
не стоим.

— Состав
не изменился?

— У меня не
меняется, люди работают давно, и
слава богу. Хотя музыканты — народ
непоседливый, долго на одном месте
не засиживаются.

— Я
сегодня видела, как на концерте
зрители по-прежнему просят вас
спеть "Эскадрон",
"Есаул"…

(С улыбкой) —
Да. На самом деле с этим у меня,
конечно, проблема. У меня такое
количество новых песен, хочется их
показать. А больше двух с половиной
часов я просто физически не
выдерживаю… Пробовал делать
попурри из старых песен, проходило
неплохо, но все равно просят еще раз
спеть. Делаю новые аранжировки. Те
же "Морячка" и "Эскадрон"
звучат сейчас по-новому, более
современно. Но есть масса новых
песен! Совсем новые, например, "На
заре", "Улетай". Или
"Здравствуй, печаль!" — это для
меня совершенно другой жанр,
театральный моноспектакль.
Исповедь человека, который стал
бомжем.

— От
"Бродяги" — к "Бомжу"…

— Да
(улыбается). — Эта песня достаточно
камерная, но на концерте ее хорошо
принимают.

— Ваши
песни поют Кобзон, Зыкина, Киркоров,
Лещенко.

— Лада Дэнс…
Человек 20—25.

— С
Долиной вы спели…

— …и с Машей
Распутиной был дуэт (песня "Я
останусь с тобой"). Специально
песни ни для кого не пишу, меня
просят отдать. Например, Филипп
Киркоров попросил разрешение спеть
песню "Единственная", которую
я уже выпустил в альбоме
"Бродяга". Он ее спел, и она
стала шлягером в его исполнении.
Меня часто спрашивают: "Как ты
отдаешь такие песни?" Мне
приятно, когда мои песни поют.
Потому что я себя больше считаю
композитором и поэтом, чем певцом.
Когда песня идет дальше авторского
исполнения — это интересно.

— Самое
большое наслаждение — когда пишешь
и чувствуешь, что у тебя получается.
Когда есть вдохновение, наитие, как
говорил Чехов. Это очень интересное
состояние. Состояние счастья. Когда
откуда-то приходят слова, рифмы,
мелодии, в этом есть некая магия,
нечто божественное. Совершенно
невозможно понять, как это
получается.

Но и когда
выходишь на сцену, там тоже есть
удивительное. Поразительно, что,
как бы я ни устал, как бы ни охрип и,
может быть, даже болен, но стоит
только выйти на сцену и увидеть
глаза зрителей, почувствовать
какую-то энергию, возникающую между
мной и ими… Это заставляет меня
делать такое, что в реальной жизни
никогда бы не смог сделать. Это тоже
необъяснимо. Это самое большое,
чего я добился в своей в общем-то
непростой жизни и что заставляет
меня двигаться дальше.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное